<<
>>

Служение и солидарность

Но что это за демократ, который с такой горечью и резкостью писал про "отбросы американской жизни... пустые лица уличной

толпы"? Борн даже в самых ранних своих сочинениях выступал как сознающий свою роль интеллектуал, который мог позволить себе "определенное высокомерие по отношению к [этому] Демосу" 101.

Он не был сторонним наблюдателем; он сам был погружен в ту жизнь, которую критиковал; у него был личный интерес; но это интерес не просто к жизни, а к ее улучшению. При всей коммунитарности своих воззрений он никогда не сбивался на сентиментальность.

Рэймонд Уильямс, английский социалист и социолог, различал два вида социальной критики: один основан на идеале служения, другой — на идеале солидарности. Первый ставит во главу угла иерархию и власть, второй — "взаимную ответственность" ("свободное общество равноправных") 102. Уильямс предпочитал солидарность, Борн — тоже. Но эта альтернатива сильно упрощает суть дела. Нетрудно представить себе социальных критиков, преданных своей культуре и стране, религии и классу и все-таки вынужденных в силу своего рождения и образования считаться с иерархическим устройством мира. Такова была судьба Борна и других социальных критиков, о которых рассказывает эта книга. Заинтересованность, пристрастность, чувство сопричастности — все это в той или иной степени возможно. Но требование полной солидарности часто порождает в ответ неискренность. Что Борн мог поделать? "Старые ортодоксы социалистической церкви" — не сильно отличающиеся от старейшин пресвитерианской церкви — призывали его забыть про "университетское образование" и скрывать свою "интеллектуальность". "Ступай в профсоюзы и местные организации, — говорили ему, — и учись у рабочего". В принципе, он был не против, тем более что многое повидал за годы, пока сам зарабатывал себе на кусок хлеба. Только теперь он и сам мог кое- чему научить. "Рабочему движению в нашей стране нужна философия, литература, конструктивный социалистический анализ и критика производственных отношений". И "единственное, чем радикализм среднего класса может быть полезен, так это своей неистовой и отточенной интеллектуальной мощью" 103.

Борн хотел посвятить критическое служение рабочему движению, новым иммигрантам, стране и культуре в целом. А единственно

достойная цель этого служения — это сделать так, чтобы само оно - стало ненужным. Хороший критик работает во имя будущей солидарности. Это настоящий подвиг самоотверженности — работать во имя перемен, обесценивающих его работу и значение его персоны. Подобный героизм в порядке вещей для радикалов XX в., хотя в их искренности часто можно усомниться. "Задача интеллигенции, — написал как-то Ленин, — сделать так, чтобы руководители из ее среды стали ненужны" 104. Возможно; но еще сильнее, противореча самому себе, Ленин настаивает, что на данный момент лидеры из | среды интеллигенции необходимы. "Навряд ли, — в подобном же I тоне писал Борн в 1916 г., — самому рабочему классу по силам эта ^ задача — осмыслить социальный анализ и критику самого себя", j Но Борн никогда и не претендовал на "особое лидерство" в ленин-1 ском смысле. Он шел в русле культурного, а не политического аван- J гарда и никогда не притязал на государственную власть. Его пони-1 мание призвания интеллектуала выражено в евангельских терми-1 нах: пророк, миссионер, апостол. "Неужели мы не хотим, чтобы * среди нас оказались души с апостольским даром?" 105 Весьма предвзятые слова, но это не ленинская предвзятость. Они оправдывают интеллектуальную нетерпимость и радикальный критицизм, но не тиранию и репрессии. ‘

Критик — это тот, "с кем считаются в мире". С ним считаются — в той мере, в какой его слово движит миром. Пока он настойчив, пытлив, встревожен, увлечен, он влияет на людей — хотя иногда, как признает Борн, и "неожиданным образом"106. Уже само это признание свиде- * тельствует, по-моему, о том, как Борн понимал свою миссию, о том „ апостольском пафосе, которым отмечена большая часть его довоен- f ных публикаций. Письма говорят и о крайнем варианте: не уважение § в мире, а вой в пустыне, не Иезекииль, а Исмаил. (Второй, как мне кажется, более претенциозен, чем первый.) Этот пересмотр своего места в мире, сначала среди людей, потом в пустыне, хорошо отражает "бесклассовость" Борна и его друзей — сам "факт существования , интеллектуалов, — как говорил Лэш, — в обществе, которое еще не научилось определять им место" 107. Но разве не сами интеллектуалы в этом виноваты? Разумеется, Борн не согласился бы: как иначе по нять его слова, что в жизни надо "экспериментировать?" В то же время подобная тяга к экспериментам, в том числе и евангелизм, в десятые годы нашего столетия была характерна для среднего класса; так что социологическая ниша — в данном случае — не проблема. Борн был радикалом из среднего класса и никогда не претендовал на какую-либо другую роль. Его надменность не возникла сама собой, она стала нарочитой позой, в которую он встал во имя успеха своей миссии, своеобразной защитной окраской критика. Более естествен для него стиль, сочетающий скромность с ярко выраженным романтизмом. Во всяком случае он никогда не ощущал необходимости доказывать свое интеллектуальное превосходство и состоятельность с той яростью и взвинченностью, которая ввергала других интеллектуалов в крайние формы изоляции и одержимой пристрастности. При всех опасениях, выраженных в его письмах, у Борна было четкое и ясное сознание своего призвания. Свою миссию он видел в борьбе с ханжеством старшего поколения и косностью народа — и его понимание своих задач в той или иной степени отражало взгляды оппозиции в американской жизни (и, очевидно, обозначило его собственный путь оппозиционера). И только война окончательно загнала его в пустыню.

<< | >>
Источник: УОЛЦЕР Майкл. КОМПАНИЯ КРИТИКОВ: Социальная критика и политические пристрастия XX века. Перевод с англ. — М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги. — 360 с.. 1999

Еще по теме Служение и солидарность:

  1. Солидарное поручительство как разновидность солидарных обязательств
  2. Служение народу
  3. Служение.
  4. Сострадание и служение.
  5. Лучший способ служения богу
  6. 73. О БЛАГОВЕСТЕ во Святой Обители Печерской к Церковному служению, откуду он начася.
  7. Глава 19 О              служении богатых женщин, о слушании, о              светильнике, о Матери и братьях Христа (ср.: Евангелие от Луки, 8:1—21)
  8. Ответственность по солидарному обязательству
  9. Солидарность в общегражданских отношениях
  10. Основания возникновения солидарности
  11. СОЛИДАРНОСТЬ
  12. От механической к органической солидарности
  13. § 27. Солидарность на стороне должников
  14. Неполная (частичная) солидарность
  15. § 2. СОВРЕМЕННЫЕ ФОРМЫ СОЛИДАРНОСТИ
  16. § 28. Солидарность на стороне кредиторов
  17. Солидарность в предпринимательских отношениях
  18. § 1. ОБЩЕСТВЕННАЯ СОЛИДАРНОСТЬ И БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ
  19. Множественность на стороне должника (солидарные обязательства)