<<
>>

Великая и могучая Россия

: 1 Одной из составляющих административной утопии было признание того факта, что Россия—это огромная территория, которой трудно управлять, а потому она остро нуждается в наведении дисциплины. Дисциплина находила воплощение в парадах, фасадах и наличии колоний.
Эта политическая технология тесно связана с современной дисциплинарной практикой на заводах, в тюрьмах и армии. Согласно этой утопии, небольшая группа людей подчиняет себе и организует большие массы людей, но не во имя достижения всеобщего счастья, а во имя налаживания производства и проведения военных операций. В административной утопии разум как луч света проникал в темное, варварское захолустье. Цель этой утопии была во многих отношениях полной противоположностью ожиданиям крестьян: сильное полицейское государство, милитаризация поместий, утопическое городское планирование, соответствующее строгим геометрическим формам. Упрямый народ должен был быть превращен в нацию, подчиняющуюся приказам, правильно себя ведущую. Леса, луга и степи России должны были обрести строгие геометрические формы. Стайте подчеркивает, что в различных течениях административной утопии прослеживается особый тип высокомерия. Бюрократы считали, что для российской почвы и народа характерна особенная невосприимчивость к достоинствам великих столпов цивилизации—Евклида, Платона и Мартинера. Петр Великий ввел военные ритуалы в России одновременно с введением геометрии. Он стремился продвинуться в нескольких направлениях одновременно: упорядочить пространство, документацию и процедуры, развести управление и его субъект с помощью физической организации казенного помещения, полностью закрепостить население и систематически перемещать его для целей строительства и войны. Конечно, этим дело не ограничилось. Даже все городское планирование в России восемнадцатого века осуществлялось в соответствии с детально проработанным, единообразным проектом: «Радиальная, прямолинейная, веерообразная планировка, сетки прямых центральных улиц, вдвое шире, чем самое высокое здание, площади и торговые пространства, расположенные на равном расстоянии друг от друга, с центральной площадью, предназначенной для военных парадов, главная улица и административное строение в центре, унифицированный архитектурный стиль, жестко разделенные жилые зоны, строения для разных классов общества, отличающиеся друг от друга размером, высотой, материалом, планировкой фасада» (БШев. 1989,21). Хвалебная утопия расцветала пышным цветом, воплощаясь в дворовых ритуалах и церемониях на протяжении всего девятнадцатого века. Создавалась иллюзия счастья, процветания, безопасности, порядка добродетели, гармонии и спокойствия. Направление князя Потемкина на колонизацию завоеванных земель на юге страны, создание сети городов стало еще одним примером рационализма, свойственного административной утопии. Дальнейшим ее проявлением стало создание военных поселений, процесс, в котором главную роль сыграл Алексей Аракчеев. Не все эти проекты выполнялись в соответствии с планом (см., например: БшПиоЮ, 1996), но даже с учетом этого факта следует признать, что они радикально изменили облик страны. Александр Второй нанес непоправимый урон административной утопии, освободив крестьян от крепостной зависимости. Именно во время царствования Александра Второго начали расти промышленные города, перекрывая собой симметричную казарменную планировку. Монархическая форма административной утопии уходила в прошлое, уступая место революционной форме. Среди революционеров все более широко распрост ранилась вера в государство, способное убедить народ в необходимости дисциплины. Эта вера вполне уживалась с сенсимонов- ской стороной марксизма, мечтой о государстве, управляемом на научной основе (см., например: Cohen, 1982). При этом руссоистская утопия государства, растворяющегося в обществе, была тесно связана с народными утопическими представлениями. Сталин сам подчеркивал момент преемственности своей политики по отношению к проектам Петра Великого: «Не мы выдумали техническую и экономическую отсталость страны. Эта отсталость вековая, рожденная всей историей нашей страны. Отсталость воспринималась как зло и до революции, и после. Когда Петр Первый, столкнувшись с высокоразвитыми странами Запада, лихорадочно возводил заводы и фабрики, чтобы укрепить оборону страны, он по-своему пытался вырваться из плена отсталости. Понятно, однако, что ни один из старых классов, ни феодальная аристократия, ни буржуазия, не могли решить проблему отсталости. Более того, эти классы не только не могли решить эту проблему, они были не способны удовлетворительно сформулировать эту задачу. Вековую отсталость нашей страны можно преодолеть только на пути успешного социалистического строительства. Преодолеть ее может только пролетариат, установивший диктатуру и взявший на себя ответственность за направление развития страны» (Сталин, 1954,258—259).
<< | >>
Источник: М. КИВИНЕН. ПРОГРЕСС И ХАОС: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОШЛОГО И БУДУЩЕГО РОССИИ. 2002 {original}

Еще по теме Великая и могучая Россия:

  1. ВЕЛИКАЯ РОССИЯ
  2. Россия в период великих потрясений
  3. Уроки 37-38 РОССИЯ: СТАНОВЛЕНИЕ ВЕЛИКОЙ ДЕРЖАВ
  4. Будет ли Россия продолжать скатываться вниз или снова станет великой державой?
  5. Глава 2 СВЕЙН ВИЛОБОРОДЫЙ, олав святой и кнут могучий
  6. КОЧЕВНИКИ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ И ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ
  7. Александр Александрович Бушков. Россия, которой не было: загадки, версии, гипотезы А. Бушков. Россия, которой не было – 1, 1997
  8. Европа ли Россия? Европа и Россия?Европа или Россия?
  9. Глава XI Замечательные постройки екатерининского времени. — Исаакиевский собор. — Мраморный дворец- — Таврический дворец. — Памятник Петру Великому. — Резиденция в Царском Селе. — Ее заложение и благоустройство при Петре I и Елизавете Петровне. — Екатерина Великая В Царском Селе. — Заботы государыни о воспитании цесаревича Александра Павловича.
  10. Россия
  11. Глава 4 СТРАНА РОССИЯ
  12. Соединенные Штаты и Россия
  13. Развалится ли Россия?
  14. Россия к началу xx века
  15. РОССИЯ И ЕЕ ДРУЗЬЯ
  16. §4 РОССИЯ И МОДЕРНИЗАЦИЯ
  17. Россия
  18. Россия Путина
  19. 5.4.4. Россия — Болгария: доверие и прагматизм