<<
>>

ГЛАВА ВТОРАЯ

Что [все это] сказано правильно, яспо также из того, что говорят о движении другие, и из того, что нелегко определить его иначе. Ведь никто не смог бы отнести ни движение, пи изменение к другому роду.
Это стапет очевидным, если рассмотреть, как представ- 20 ляют его некоторые: они говорят, что движение есть разнородность, неравенство и пе-сущее; однако ничему из этого нет необходимости двигаться, будет ли оно разнородным, неравным или не существующим, и изменение как в направлении к пим, так и от них происходит не в большей степени, чем от противолежащего. Причина же, почему они помещают движепие в та- 2Г> кие [разряды], состоит в том, что движепие кажется чем-то неопределенным, а начала второго ряда7 — неопределенными вследствие того, что основаны па лишенности: ведь ни одно из них не представляет собой ни определенного предмета, пи качества, ни прочих категорий. А почему движение кажется неопределенным, это зависит от того, что его пельзя просто отнести пи к возможности сущего, ни к его деятельности; так, 30 [например], ни возможное количество, пи количество в деятельности не должны с необходимостью двигаться. И все же движение кажется некоторой деятельностью, хотя и незавершенной. Причина этого в том, что возможное, деятельностью чего [является движение], не завершено, и поэтому трудно попять, что такое движение: надо ли его отнести к лишенности, илп 35 к возможности, или просто к деятельности, по ничто 202а из этого не представляется допустимым. Остается, стало быть, указанный выше способ [понимания]: движение есть некая деятельность, [и притом] такая деятельность, которую мы описали; увидеть ее, правда, трудно, но она тем не менее вполне допустима. Движется и то, что приводит в движепие, как было сказано выше,— [по меньшей мере] все, что в возможности подвижно и неподвижность чего есть покой (ибо, ь чему присуще движение, для того неподвижность есть покой). Воздействие па подобную [вещь], поскольку она такова, и есть приведение в движение: оно осуществляется прикосновением, так что одновременно [и само движущее] испытывает воздействие. Поэтому движение есть действительность ПОДВИЖНОГО, ПОСКОЛЬ ку оно подвижно; оно происходит от прикосновения движущего [к движимому], так что одновременно и [движущее] испытывает воздействие. Форму же всегда привносит движущее — будь то определенный предмет или определенное качество или количество. И эта форма будет началом и причиной движения, когда [движущее] движет; например, человек в действительности создает человека из того, что было человеком в возможности. ГЛАВА ТРЕТЬЯ Теперь становится ясной и та [кажущаяся] трудность, что движение происходит в подвижном: ведь оно есть действительность последнего, [осуществляемая] под воздействием способпого двигать. И деятельность способного двигать также не есть что-либо иное: действительность должна быть у обоих, ибо способпое двигать является таковым благодаря возможности, а [фактически] движущее — благодаря [своей] деятельности, но оно оказывает действие на подвижное, так что им обоим в равной мере присуща одна деятельность — подобно тому как одинаков промежуток от одного к двум и от двух к одпому, а также [расстояние] при подъеме и спуске.
Ведь они существуют как одпо, хотя определение у них ие одно. Так же обстоит дело с движущим и движимым. Здесь, однако, имеется логическая трудность. Ведь, пожалуй, необходимо, чтобы у действующего и испытывающего воздействие была разная деятельность. Ведь в одном случае имеется действие, в другом — претерпевание, причем итог и цель первого есть деяние, второго же — страдательное состояние. Так как оба суть движения, то, если опи различны, в чем же они находятся? Конечно, или [1]оба в том, что испытывает воздействие и приводится в движение, или [2] действие в действующем, а претерпевание в испытывающем воздействие (если же и последнее следует назвать действием, то оно будет омонимом8). Но если правильно второе, то движение будет в движущем, ибо то же соображение будет справедливо и для движущего, и для движимого. Таким образом, или все движущее будет двигаться, или обладающее движепием не будет двигаться. Если же и то и другое — и действие и претерпевание — будут в движимом и испытывающем воздействие и, [например], обучение и изучение — две вещи разные — окажутся в ученике, тогда, во-первых, деятельность каждого не будет присуща каждому, а во-вторых, обнаружится нелепость, что два движения 35 будут двигаться вместе: каковы же будут [при этом]; качественные изменения, если их два в одном и ведут они к одной форме? Это невозможно. Но, положим, 202ь деятельность будет одна. Однако [и в этом случае] получится нелепость, ибо для двух различных по виду [вещей] окажется та же, и притом одна, деятельность, и выйдет, что если обучение и изучение и [вообще] действие и претерпевание есть одно и то же, то между тем, чтобы обучать и учиться, действовать и испытывать воздействие, не будет разницы, так что обучаю- 5 щему необходимо будет всему учиться и действующему страдать. Или, может быть, нет ничего нелепого в том, чтобы деятельность одного находилась в другом (ведь обучение есть деятельность способного обучать, однако проявляющаяся в другом: оно не обособлено [от других людей], но есть [деятельность] такого-то, проявляющаяся в таком-то), и ничто не препятствует в двух [вещах] находиться одной деятельности, только по так, чтобы опи были тождественны по бытию, а как 10 существующее в возможности относиться к действующему. И нет необходимости обучающему учиться, даже если действовать и испытывать воздействие есть одно и то же — конечно, не в том смысле, что у них одно определение, указывающее их суть бытия, как, например, плащ или верхнее платье, а как дорога из Фив в в Афины и из Афин в Фивы, о чем мы говорили и is раньше. Ибо не всякое тождество присуще [вещам], тождествепным в каком-то одном отношении: оно присуще только тем, у которых тождественно бытие. И даже если обучение тождественно с учением, это еще не зпачит, что обучать и учиться одно и то же, так же как если расстояние между двумя удаленными друг от друга [предметами] одно, то проходить это расстояние отсюда туда и оттуда сюда но будет одним и тем же. 20 Вообще говоря, ни обучение с учением, ни действие с претерпеванием не тождественны в собственном смысле слова, а только то, к чему они относятся,— движение, ибо деятельность этой [вещи] в другой и этой второй [вещи] под воздействием первой различпа по своему определению. Итак, что такое движение вообще и в частности, нами сказано; ведь [теперь] ясно, как определить каждый его вид. Качественное изменение, например, есть действительность способного к качественному изменению, поскольку оно способно к такому изменению. Еще более понятна действительность могущего действовать и претерпевать, поскольку оно таково вообще или же в отдельных случаях, например строительство или лечение. Таким же образом следует говорить и о каждом другом виде движений.
<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 3. Изд-во Мысль, Москва; 550 стр.. 1981

Еще по теме ГЛАВА ВТОРАЯ:

  1. Глава вторая 1
  2. Книга вторая Глава первая 1 За исключением Camestres, Вагосо, Disamis и Bocardo. —
  3. Глава вторая
  4. Глава вторая
  5. Глава вторая
  6. Глава вторая
  7. Глава вторая
  8. ГЛАВА ВТОРАЯ
  9. ГЛАВА ВТОРАЯ
  10. ГЛАВА ВТОРАЯ
  11. ГЛАВА ВТОРАЯ
  12. ГЛАВА ВТОРАЯ
  13. ГЛАВА ВТОРАЯ
  14. ГЛАВА ВТОРАЯ
  15. ГЛАВА ВТОРАЯ