<<
>>

ГЛАВА ВТОРАЯ

Так как мы воспринимаем, что мы видим и слышим, то необходимо воспринимать либо зрением, что оно видит, либо другим чувством. Если зрением, то оно должно воспринимать и зрение и его предмет — цвет. Так что или будут два чувства для восприятия одного и того же, или зрение будет воспринимать само себя.
Далее, ІЗ если чувство, воспринимающее зрение, было бы другим, а пе самим зрением, то или [этот ряд восприятий] уходил бы в бесконечность, или какое-нибудь чувство воспринимало бы само себя, так что следовало бы признать это за первым чувством.

Но возникает сомнение. В самом деле, если воспринимать зрением — значит видеть, а видят цвет пли предмет, имеющий цвет, то, для того чтобы видеть это видящее, первое видящее также должно иметь цвет. Поэтому ясно, что восприятие зрением ие однозначно: 20 ведь когда мы и пичего не видим перед собой, мы все же различаем зрением тьму и свет, по только другим способом; с другой стороны, и видящее каким-то образом причастно цвету (kechromatislai). Ведь каждый орган чувства воспринимает свой предмет без материи. Поэтому и после удаления воспринимаемых предметов в органах чувств остаются ощущепия и представления 25 об этих предметах.

Действие воспринимаемого чувством и действие чувства тождественны, но бытие их не одинаково. Я имею в виду, например, звук в действии и слух в действии. Ведь бывает, что обладающему слухом нечего слышать, и то, что способно производить звук, пе всегда его производит. Но когда существо, способпое слышать, з действительно слышит, а способное производить звук действительно его производит, тогда в одпо и то же 426ft время получается слух в действии и звук в действии, и можно было бы первое назвать слышанием, второе — звучанием. Если, в самом деле, движение — действие и претерпевание — происходит в том, что подвергается воздействию, то и звук и слух в действии пеобходимо заключены в том, что таково в возможности. Ведь действие того, что способно действовать и двигать, проис- 5 ходит в претерпевающем, поэтому вовсе ие необходимо, чтобы движущее приводилось в движение. А именно: подобно тому как действие и претерпевание происходят в претерпевающем, а ие в действующем, так и действие ощущаемого и способного ощущать происходит в способном ощущать. Итак, действие способного звучать есть звук или звучание, способного слышать —? слух 10 или слышание, ибо в двояком смысле понимается слух, в двояком же смысле и звук. То же можно сказать и о прочих чувствах и воспринимаемых ими предметах. Однако у пекоторых чувств имеются названия для того и другого (например, звучание и слышание), у других же одно не имеет названия; так, зрение в действии называется: видением, а для действия цвета нет назвапия; равным образом действие способности ощущать на вкус называется вкусом, а для действия ощущаемого на вкус 15 нет названия.

Так как действие ощущаемого и действие ощущающего суть одно действие, хотя бытие у них неодинаково, то слух и звук, взятые в смысле действия, необходимо исчезают или сохраняются одновременно, и точно так же ощущаемое на вкус и вкус, и подобным образом у остальных чувств.

Если же брать их в смысле возможности, то не необходимо, чтобы они исчезли или сохранились вместе. Прежние же философы, размышлявшие о природе говорили неправильно, полагая, что нет ни белого, пи черного без зрения, как пет вкусовых свойств без чувства вкуса. В одном отношении это утверждение правильно, в другом — неправильно.

А именно: так как об ощущении и ощущаемом говорится в двух значениях: как об имеющихся в возможности и в действительности, — то для одного случая сказанное ими подходит, а для другого не подходит. 25 Они говорили безотносительно о том, о чем безотносительно говорить нельзя.

Если голос есть некоторого рода созвучие, а голос и слух в каком-то смысле составляют как бы что-то одно, а в каком-то по одпо и то же, созвучие же есть соотношение, то и слух необходимо есть некоторое соотношение. Поэтому-то всякая чрезмерность расстраи- зо вает слух — чрезмерность и высоких и низких звуков; точно так же чрезмерность во вкусовых свойствах расстраивает вкус, II СЛИШКОМ яркое ИЛИ СЛИШКОМ темное 426ь в цветах действует на зрение разрушительно, и в обо- пяшш — сильный запах, будь он сладким или горьким,— все это потому, что всякое ощущение есть определенное соотношение.

Поэтому ощущаемое и приятпо, когда, папример, острое, сладкое или соленое входят в соотношение чистыми и несмешанными; именно в этом случае они 5 приятны. Вообще же более приятно смешение — созвучие, нежели ВЫСОКИЙ ИЛИ ШІЗКИІІ звук, или, в осязаемом, [теплое], нежели то, что может быть нагрето или охлаждено: ведь ощущение есть соотношение, чрезмерность же вредит и расстраивает.

Итак, каждое чувство обращено на воспринимаемый предмет, находясь в своем органе как таковом, и распознает различия в воспринимаемом им предмете, напри- ю мер: зрение — белое и черное, вкус — сладкое и горь- коо. Так же обстоит дело и с другими чувствами. А так как мы отличаем и белое от сладкого и каждое ощущаемое свойство от каждого другого, то спрашивается: посредством чего мы воспринимаем, что они различны? По необходимости, конечно, посредством чувства: ведь все это есть воспринимаемое чувствами. Не ясно ли, ЧТО ПЛОТЬ lie есть последнее чувствилище: ведь ипаче 15 было бы необходимо, чтобы различающее различало, непосредственно соприкасаясь с ней. Действительно, невозможно различить посредством обособленных друг от друга чувств, что сладкое есть нечто отличпое от белого, но и то и другое должно быть ясным чему-то единому. Ведь иначе различие обнаружилось бы благодаря тому, что я воспринял одно, а ты —другое. Что-то

2l> единое должно определить, что это разное, а именно что сладкое отличается от белого. Следовательно, одно и то же определяет это различие. II как опо определяет это, так оно и мыслит и ощущает.

Итак, ясно, что не могут обособленные друг от друга чувства различать обособленное одно от другого. Отсюда также явствует, что это невозможно в разные про- межутки времени. Ведь точно так же, как одно и то же определяет, что благо и зло различны, так и тогда, когда оно определяет, что первое не есть второе, оно и определяет, что второе пе есть первое; и это «когда» употребляется здесь не как привходящее, т. е. не так, как, например, в высказывании: «Я теперь говорю, что это разное», не утверждая, однако, что оно теперь разное; в приведенном же случае имеется в виду и то, что я теперь это говорю, и то, что оно теперь разное, стало быть, и то и другое вместе. Так что различает нечто неразделимое и в неразделимое время.

Но невозможно, чтобы одно и то же как неделимое и в неделимое время совершало вместе противоположные движения: ведь если сладкое приводит чувстно или мысль в такое-то движение, то горькое — в ироти- ВОІІОЛОЖНОЄ, а белое — еще по-ипому. Не обстоит ли дело так, что различающее в одно и то же время неделимо п неразделимо по числу, а по бытию — разделенно? Ведь с одной стороны, оно воспринимает различные предметы как в некотором смысле делимое, а с другой — как неделимое, ибо но бытию оно делимо, 5 по месту же и по числу неделимо. Или это не так? Ведь в возможности одно и то же и неделимое [может заключать в себе] противоположности, но бытию же не может, а в действительности оно делимо и не может быть вместе белым и черным. Так что если чувство и мысль таковы, то они не могут В ОДНО II то же время принимать формы этих противоположных свойств.

Впрочем, здесь дело обстоит так, как с тем, что ю некоторые называют точкой: как одна [она неделима], как две — делима2. Действительно, [рассматриваемое] как неделимое, различающее едино и [различает] одновременно; поскольку же оно бывает делимым, оно одновременно дважды обращено па одну и ту же точку (semeion). Поскольку же оно рассматривает границу как два, оно различает два свойства, и они раздельны, как бы посредством раздельной способности. Поскольку

же оно едино, оно различает чем-то единым и одновременно.

Вот каким образом определено то начало, носред- 15 ством которого, как мы утверждаем, живое существо способно ощущать.

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 1. Изд-во Мысль, Москва; 550 стр.. 1976

Еще по теме ГЛАВА ВТОРАЯ:

  1. Глава вторая 1
  2. Книга вторая Глава первая 1 За исключением Camestres, Вагосо, Disamis и Bocardo. —
  3. Глава вторая
  4. Глава вторая
  5. Глава вторая
  6. Глава вторая
  7. Глава вторая
  8. ГЛАВА ВТОРАЯ
  9. ГЛАВА ВТОРАЯ
  10. ГЛАВА ВТОРАЯ
  11. ГЛАВА ВТОРАЯ
  12. ГЛАВА ВТОРАЯ
  13. ГЛАВА ВТОРАЯ
  14. ГЛАВА ВТОРАЯ
  15. ГЛАВА ВТОРАЯ
  16. ГЛАВА ВТОРАЯ
  17. Глава вторая
  18. Глава вторая
  19. ГЛАВА ВТОРАЯ
  20. ГЛАВА ВТОРАЯ