<<
>>

ГЛАВА ВТОРАЯ

Что же касается сущности и природы единого, то необходимо выяснить, как обстоит здесь дело, подобно тому как мы при рассмотрении затруднений 1 разбирали, 10 что такое единое и как его надо понимать, а именно:

есть ли само по себе единое некоторая сущность (как это утверждали сначала пифагорейцы, а затем Платон) пли скорее в его основе лежит некоторое естество, и о едином надо высказаться более понятно и скорее на- 15 подобие тех, кто рассуждал о природе, из которых один утверждал, что единое — это дружба, другой воздух, третий — беспредельное.

Если же ничто общее не может быть сущностью, как об этом сказано в рассуждениях о сущности и о сущем, и если само сущее не может быть сущностью в смысле единого помимо множества (ибо оно общее всему), а может быть лишь тем, что сказывается о чем-то дру- 20 гом, то ясно, что и единое не может быть сущностью: ведь сущее и единое в большей мере, нежели что бы то ни было другое, сказываются как общее. Так что и роды не самобытности (physeis) и сущности, существующие отдельно от других, и единое не может быть родом по тем же самым причинам, по которым не могут быть родом ни сущее, ни сущность.

Кроме того, во всех [областях бытия] дело [с единым] должно обстоять одинаково: ведь о едином гово- 25 рится в стольких же смыслах, что и о сущем; поэтому, так как когда речь идет о качестве, единое есть что-то определенное по качеству, и точно так же когда речь идет о количестве, то очевидно, что и вообще следует выяснять, что такое единое, так же как следует выяснять, что такое сущее, ибо недостаточно сказать, что именно в этом2 и состоит его природа. У цветов единое есть тот или иной цвет, скажем белое, а все осталь- зо иые цвета представляются происходящими из него и из черного, причем черное есть лишение белого, как и тьма — лишение света; так что если бы вещи были цветами, то они были бы некоторым числом, но числом чего? Очевидно, цветов, и единое было бы некоторым определенным единым, например белым цветом. Подобным же образом если бы вещи были напевами, то и они 35 были бы числом, но числом четвертей тона, однако число не было бы их сущностью; и единое было бы чем-то, сущностью чего было бы не единое, а четверть 1054а тона. И точпо так же в речи сущее было бы числом ее звуков и единое было бы гласным звуком. А если бы вещи были прямолинейными фигурами, то они были бы числом фигур и единое было бы треугольником. И то же самое можно сказать и о других родах [сущего]. Так что еслп числа и единое имеются и у состояний, 5 и у качеств, и у количеств, и у движения и во всех этих случаях число есть число определенных вещей, а единое есть определенное едипое, но сущность его отнюдь не в том, чтобы быть единым, то и с сущностями дело должно обстоять таким же образом, ибо со всем дело обстоит одинаково. Таким образом, очевидно, что единое в каждом роде [сущего] есть нечто определенное 10 и что само по себе единое ни у какого рода не составляет его природу; и как у цветов искомое само по себе единое — это один цвет, так и у сущности искомое само по себе единое есть одна сущность; а что единое некоторым образом означает то же самое, что и сущее, это ясно из того, что оно сопутствует категориям в стольких же значениях, что и сущее, и пе подчинено [особо] пп одной из них (ни категории сущности, например, ни категории качества, а относится к ним так же, как су- 15 іцее), а также пз того, что если вместо «человек» говорят «один человек», то ничего дополнительного не высказывают (так же и «быть» пичего не значит помимо сути вещи, ее качества или количества), а быть единым означает быть чем-то отдельпым.

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 1. Изд-во Мысль, Москва; 550 стр.. 1976 {original}

Еще по теме ГЛАВА ВТОРАЯ:

  1. Глава вторая 1
  2. Книга вторая Глава первая 1 За исключением Camestres, Вагосо, Disamis и Bocardo. —
  3. Глава вторая
  4. Глава вторая
  5. Глава вторая
  6. Глава вторая
  7. Глава вторая
  8. ГЛАВА ВТОРАЯ
  9. ГЛАВА ВТОРАЯ
  10. ГЛАВА ВТОРАЯ
  11. ГЛАВА ВТОРАЯ