<<
>>

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Надо, однако, иметь в виду, что иногда остается не- зо ясным, обозначает ли имя составную сущность или же осуществление, или форму, например «дом» — обозначение ли это для составленного [из материи и формы], т.
е. что это укрытие из кирпичей и камней, лежащих таким-то образом, или же для осуществления, или формы, т. е. что это просто укрытие, и точно так же «линия» — есть ли это двоица в длину или же просто двоица, как и живое существо — есть ли это душа в теле или просто душа: ведь душа есть сущпость и осущест- 35 вление какого-то тела; и можно сказать, что «живое существо» подходит к тому и другому, только не в смысле одного обозначения, а в том смысле, что относится к чему-то одному. Одпако для чего-то другого эти [различия] имеют значение, для исследования же чувственно воспринимаемой сущности — пикакого, ибо суть бытия вещи присуща ее форме, или осуществлению. 1043ь В самом деле, душа и бытие душой — одно и то же, между тем бытие человеком и человек — не одно и то же, разве только мы и под человеком будем разуметь душу; тогда это в некотором смысле 1 одно и то же, а в пекотором2 — пет.

В ходе исследования становится, кроме того, оче- 5 видным, что слог не состоит из звуков речи и их соединения, так же как дом — это не кирпичи и их соединение. И это правильно, ибо соедипенпе или смешение пе зависит от того, для чего оно есть соединение или смешение. И таким же образом обстоит дело и в других случаях; например, если нечто есть порог благодаря своему положепию, то это значит, что пе положение зависит от порога, а скорее порог — от этого положения. И точпо так же человек не есть живое существо 10 и двуногое, а должно быть еще что-то помимо них, если они материя, и это что-то пе есть элемент и пе состоит из эломепта, а есть сущность; после его устранения можно говорить только о материи. Итак, если это нечто есть причина бытия вещи и суїцпости, то можпо, пожалуй, назвать его самой сущностью.

(Эта сущпость должна быть либо вечной, либо преходящей без прехождепия И возникающей без ВОЗНИК- 15 новения. Но в другом месте доказано и выяспено, что форму пикто не создаст и не порождает, а создается «вот это», т. е. возникает нечто, состоящее из формы и материи. А могут ли сущности преходящих вещей существовать отдельно, это совсем еще не яспо; ясно только, что по крайней мере в некоторых случаях это невозможно, именно для всего, что не может существовать помимо отдельного, как это, например, невозможно 20 для дома или для сосуда. Поэтому, пожалуй, нельзя считать сущностями ни эти вещи, пи какие-либо другие, которые не созданы природой, ибо одну только

природу можно было бы признавать за сущность в преходящих вещах.)

Поэтому имеет некоторое основание высказанное сторонниками Антисфена3 и другими столь же мало 25 сведущими людьми сомнение относительно того, можно ли дать определение сути вещи, ибо определение — это-де многословие, по какова вещь — это можно действительно объяснить; например, нельзя определить, что такое серебро, но можпо сказать, что оно подобно олову; так что для одних сущностей определение и обозначение иметь можно, скажем, для сложной сущности, все равно, воспринимаемая ли она чувствами или позо стигаемая умом; а для первых элементов, из которых она состоит, уже нет, раз при определении указывают что-то о чем-то и одна часть должпа иметь значение материи, другая — формы.

Ясно также, почему, если сущности в пекотором смысле суть числа, они таковы имепно в указанном смысле4, а не, как утверждают некоторые, сущности, состоящие из единиц.

Ибо определение есть-де некоторого рода число: ведь оно делимо и имеппо на неде- 35 лимые части (ведь обозначения сути (logoi) пе беспредельны), а таково число. И так же как если от числа отнять или к нему прибавить что-то из того, из чего оно состоит, опо уже пе будет тем же числом, хотя бы 1044а была отнята или прибавлена даже самая малая величина, точно так же определение и суть бытия вещи не будут теми же самыми, если что-нибудь будет отнято или прибавлено. И число должпо быть чем-то таким5, в силу чего оно едино; а эти фплософы пе в состояпии теперь указать, в силу чего оно едино, если оно действительно едино (ведь или оно пе едипо, а подобно груде, или, если оно действительно едино, надо указать, что 5 именно делает из многого единое). И точпо так же определение едппо, по равным образом и относительно него они не могут указать, в силу чего оно едино. А это вполне естественно, ибо основание единства для определепия то же, что и для числа, и сущность есть единое в указанном смысле, а пе так, как говорят некоторые, будто она некая единица или точка,— нет, каждая сущность есть осуществленность и нечто самобытпое (physis). И так же как определенное число пе может быть большим или меньшим, точно так же не может быть такой сущность как форма, разве только сущ- ность, соединенная с материей. Итак, ограничимся вот этими разъяснениями относительно возникновения и уничтожения того, что называется сущностью, в каком смысле это возможно и в каком нет, и равным образом относительно сведения сущности к числу.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Что же касается сущности материальной, то не надо 15 упускать из виду, что, если даже все происходит из одного и того же первоначала или из одних и тех же первоначал и материя как начало всего возникающего одна и та же, тем не менее каждая вещь имеет некоторую свойственную лишь ей материю, например: первая материя слизи — сладкое и жирное, желчи — горькое или 20 еще что-нибудь, хотя, может быть, они происходят из одной и той же материи. А несколько материй бывает у одного и того же тогда, когда одна материя есть материя для другой, например: слизь возникает из жирного и сладкого, если жирное возникает из сладкого, а из желчи возникает слизь, поскольку желчь, разлагаясь, обращается в свою первую материю. Ибо одно возникает из другого двояко — или оно есть дальнейшее развитие другого, ИЛИ ЭТО другое обратилось В свое 25 начало. С другой стороны, из одной материи могут возникать различные вещи, если движущая причина разная, например из дерева — и ящик и ложе. А у некоторых вещей, именно потому, что они разные, материя необходимо должна быть разной, например: пила не может получиться из дерева, и это не зависит от движущей причины: ей не сделать пилу из шерсти или дерева. Если поэтому одно и то же может быть сделано из разной материи, то ясно, что искусство, т. е. дви- 30 жущее начало, должно быть одно и то же: ведь если бы и материя и движущее были разными, то разным было бы и возникшее.

Так вот, если отыскивают причину, то, поскольку о ней можно говорить в разных значениях, следует указывать все причины, какие возможно. Например: что составляет материальную причину человека? Не месячные ли выделения? А что — как движущее? Не семя 35 ли? Что — как форма? Суть его бытия. А что — как конечная причина? Цель (и то и другое, пожалуй, одно и то же). А причины следует указывать ближайшие;

на вопрос, что за материя, указывать не огонь или землю, а материю, свойственную лишь данной вещи. Что же касается естественных и возникающих сущностей, то, если изучить их правильно, их следует изу- 5 чить указанным выше образом,—раз эти причины имеются и их столько, и познавать следует именно причины.

А что касается сущностей естественных, но вечпых, то дело здесь обстоит иначе К Ведь некоторые из них, пожалуй, не имеют материи, или [во всяком случае] пе такую, а лишь допускающую пространствеппое движение. И также нет материи у того, что хотя и существует от природы, по не есть сущпость, а сущпость — его суб- 10 страт. Например: какова причипа лунного затмения, что есть его материя? Ее пет, а Лупа есть то, что претерпевает затмепие. А какова движущая причина, заслоняющая свет? Земля. И цели здесь, пожалуй, нот. А причина как форма — это определение; но оно остается пеясным, если пе содержит причины. Например: что такое затмение? Лишение света. Если же прибавить «из-за того, что Земля оказалась между [Луной is и Солнцем]», то определение будет содержать причину. Относительно сна неясно, что здесь есть первое претерпевающее. Сказать ли, что живое существо? Да, но в каком это отношепип и какая его часть прежде всего? Будет ли это сердце или что-то другое? Далее: отчего сон? Далее: каково состояние, испытываемое этой частью, а не всем телом? Сказать ли, что это такая-то неподвижность? Да, конечно, по чем она вызывается 2о в первом претерпевающем2?

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 1. Изд-во Мысль, Москва; 550 стр.. 1976 {original}

Еще по теме ГЛАВА ТРЕТЬЯ:

  1. Глава двадцать третья
  2. Глава третья
  3. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
  4. Глава третья
  5. Глава третья
  6. Глава третья
  7. ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  8. ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  9. ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  10. ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  11. ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  12. ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  13. ГЛАВА ТРЕТЬЯ