<<
>>

ГЛАВА СЕДЬМАЯ [Причины, почему такие паралогизмы вводят в заблуждение]

Паралогизмы от одноименности и [двусмысленной] речи вводят в заблуждение из-за неспособности разбирать различные зпачения того, что говорится (ведь кое-что действительно нелегко разобрать, например [значения] единого, сущего, тождественного), а от соединения и разъединения — из-за мнения, будто нет я*

никакой разницы, дается ли слово в сочетании или обособленно, как это действительно бывает в большинстве случаев.

И точно так же обстоит дело с паралогизмами от произношения или ударения. Ибо ослабление или усиление голоса при произношении слова, надо полагать, никогда или большей частью не меняет его смысла. Паралогизмы же от формы выражения вводят зо в заблуждение из-за сходства выражений. Ибо трудно разобрать, что говорится в одинаковом смысле, а что — в разном. Ведь тот, кто способен это разбирать, близок, пожалуй, к усмотрению истины. Больше же всего побуждает к согласию [с обманом] то, что все, о чем что- то сказывается, мы считаем определенным нечто и воспринимаем как что-то одно1. Ведь кажется, что 35 «определенное нечто» и «сущее» больше всего сопутствуют единому и сущности. Вот почему и этот вид паралогизмов следует причислять к основанным на [двусмысленности] выражения, во-первых, потому, что получается большее заблуждение, когда мы рассматриваем что-то вместе с другими, нежели когда рассматриваем его самостоятельно (ведь рассмотрение чего-то вместе с кем-то другим происходит через посредство слов, а самостоятельное рассмотрение — ничуть не хуже — посредством самого предмета); во-вторых, потому, что 40 бывает, что и самостоятельно заблуждаются, когда рас- тъ смотрение направлено на слово; в-третьих, заблуждение возникает из-за сходства, а сходство — из-за способа выражения2. Паралогизмы от привходящего вводят в заблуждение ввиду неспособности отличать тождественное от разного, единое — от многого и разбираться в том, что не во всех случаях привходящее для сказы- 5 ваемого [о предмете] есть привходящее для самого предмета. Точно так же и паралогизмы от следования. Ведь следствие есть часть привходящего3. Далее, во многих случаях кажется и считается [верным], что если нечто одно не отделено от чего-то другого, то и последнее нельзя отделить от первого. В паралогизмах, основанных на упущении в определении [опроверже- ния], равно как и от сказанного [о чем-то как о присущем] в каком-то отношении и вообще, заблуждение возникает из-за незначительности [различия], ибо, полагая, что «какое-то», в «каком-то отношении», «каким-то образом», «теперь» ничего не добавляют к содержанию, мы признаем [положение] за общее. Точно так же и

в паралогизмах от принятия [положенного] вначале, от принятия того, что не есть причина, за причину и от принятия многих вопросов за один: во всех них заблуждение возникает из-за незначительности [различия], ибо по указанной причине мы точно не знаем is ни что такое посылка, ни что такое умозаключение.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

[Основания софистических опровержений]

Так как мы знаем, на основании чего получаются мнимые умозаключения, то мы знаем и то, на основании чего получаются софистические умозаключения и опровержения.

Я называю софистическим опроверже- 20 пием и умозаключением пе только мнимое, пе действительное умозаключение и мпимое, не действительное опровержение, по и хотя и действительные, однако лишь кажущиеся относящимися к делу. Это те, которые опровергают, не касаясь предмета [обсуждения], и не выявляют незнание [отвечающего], а ведь это, как было сказано, есть дело искусства испытывапия. Искусство же испытывания есть часть диалектики, 25 а оно умеет выводить ложные заключения, потому что [отвечающий] по незнанию соглашается с доводом. Софистические же опровержения, даже если и доказывают через умозаключение противоречащее [утверждениям отвечающего], пе делают ясным, певежествен ли [собеседник], ибо [софисты] такими доводами ставят ловушку даже знающему1.

А что мы знаем эти опровержения, используя тот so же самый путь исследования,— это ясно. Ибо [топы], исходя из которых слушателям кажется, что заключение получено при помощи вопросов, служат основанием того, что и отвечающий так считает; поэтому через них — или всех, или некоторых — получаются ложные умозаключения. Ибо с тем, с чем кто-то намерен согласиться, не будучи спрошенным, он согласился бы, будучи спрошенным, разве что в иных случаях бывает, что, как только ставят вопрос, который еще требуется |5 [для вывода], обнаруживают ложность, например в умозаключениях от оборотов речи и от погрешности в речи. Поэтому если ложные умозаключения к противоречию основываются на мнимом опровержении, то ясно, что заключения к ложному получаются на том же

основании, что и мнимое опровержение. А мнимое опровержение основывается на том, что [опущены] 0 отдельные части правильного опровержения, ибо, если ,0 обойдена какая-то отдельная часть, получается мнимое опровержение, например основывающееся на том, что [заключение] не вытекает из довода (т. е. приводящее к невозможному), принимающее два вопроса за один вопреки посылке или основывающееся на подмене присущего самого по себе привходящим и — как часть этого опровержения — па следовании; далее, опровержение, касающееся слова, а не сути дела; далее, те, которые, вместо того чтобы брать противоречие как общее и в одном и том же отношении, относительно одного и того же и одинаковым образом, нарушают или одно, или все эти [требования]; наконец, опровержение, постулирующее [положенное] вначале вопреки [правилу] — не включать его в [доказательство]. Итак, мы знаем, па каких основаниях получаются парало- 10 гизмы, ибо, кроме этпх, вряд ли может быть еще, и все исходят из указанных [топов].

Софистическое опровержение есть опровержение по вообще, а обращенное против определенного лица, и точно так же — софистическое умозаключение. Если опровержение от одноименности не добьется признания, что имя имеет одно значение, а от сходства по 15 форме выражения — что речь идет только о чем-то определенном, и в остальных случаях точно так же,— то не будет ни опровержения, ни умозаключения — пи вообще, ни против отвечающего. Если же опи добились согласия последнего, то против него, правда, они будут опровержениями или умозаключениями, но не вообще, ибо они добились признания не того, что [на деле] имеет одно значение, а того, что [лишь] кажется имеющим одно значение, притом признания [только] со стороны определенного лица.

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 2. Изд-во Мысль, Москва; 687 стр.. 1976

Еще по теме ГЛАВА СЕДЬМАЯ [Причины, почему такие паралогизмы вводят в заблуждение]:

  1. Почему учение о натуралистическом заблуждении само есть заблуждение
  2. ГЛАВА ШЕСТАЯ [Паралогизмы противоречат правилам опровержения]
  3. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ [Раскрытие паралогизмов, основанных на неправильном употреблении привходящего]
  4. Глава 1 Кто такие “черносотенцы”?
  5. Ответ на седьмое возражение сводится к трем замечаниям. Почему так пространно опровергается это возражение?
  6. Глава VI Что служит причиною блаженства добрых ангелов, и какая причина злополучия ангелов злых
  7. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  8. Глава седьмая 1
  9. К чему такие мучения
  10. Кто такие горожане
  11. КТО ТАКИЕ ЭТИ СИКХИ?
  12. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  13. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  14. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  15. ГЛАВА СЕДЬМАЯ