<<
>>

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Надо признать основательным, что бескопечпое путем прибавления не представляется таким, чтобы опо 35 превосходило всякую величину, а бесконечное при делении именно таково; ведь бесконечное охватывается 207ь как материя, лежащая внутри, охватывает же его форма.
Вполне разумно также и то, что для числа имеется предел в направлении к наименьшему, а в направлении к большему оно всегда превосходит любое множество, для величия же наоборот: в направлении к 5 меньшему она превосходит все своей малостью, а в направлении к большему бесконечной величины пе бывает. Причина та, что единица неделима, чем бы она ни была; например, человек — один человек, а не многие; число же больше единицы и есть некоторое количество [единиц], поэтому пеобходнмо остановиться на неделимом, так как два и три — производные имена 16, так же как и любое другое число. А в направлении к ю большему мысленно можно всегда идти [дальше и дальше], ибо дихотомические деления величины бесконечны. Таким образом, бесконечное здесь в возможности существует, в действительности же нет, и взятое [число] всегда превосходит всякое определенное множество. Но это число неотделимо от дихотомии, и бесконечность не пребывает, а возникает, так же как и is время, и число времени. Что касается величин, то у них дело обстоит противоположным образом, так как непрерывное делится до бесконечности, а в направлении к большему бесконечного нет. Ибо поскольку нечто может существовать в возможности, постольку оно допустимо и в действительности. Таким образом, так как ни одна чувственно-воспринимаемая величина не бесконечна, нет ВОЗМОЖНОСТИ превзойти любую опреде- 20 лепную величину; ибо тогда было бы печто большее, чем Вселенная. Бесконечное величииы, движения и времени не тождественны, как какая-нибудь одна природа, по определяются как последующее по отношению к предыдущему. Так, движение бесконечно, потому что [такова] величина, в отношении которой происходит перемещение, качественное изменение или увеличение, время же [бесконечно] в силу движения. Сейчас мы 25 касаемся их лишь по мере необходимости, а впоследствии попытаемся сказать, что такое каждое [из них] и почему всякая величина делима на величины. Паше рассуждение, отрицающее актуальность бесконечного в отношении увеличения, как не проходимого до конца, не отнимает у математиков их исследования; ведь они теперь не нуждаются в таком бескопеч- зо ном и не пользуются им: [математикам] надо только, чтобы ограниченная линия была такой величины, как им желательно, а в том же отношении, в каком делится самая большая величина, можно разделить какую угодно другую. Таким образом, для доказательств бесконечное по принесет им никакой пользы, а бытие будет найдено в [реально] существующих величинах. Так как мы разделили причины па четыре [рода], 35 то очевидно, что бесконечное есть причина в смысле материи и что бытие его — лишенность, а существую- гова щий сам по себе субстрат — непрерывное и чувственно- воспринимаемое. По-видимому, и все другие пользовались бесконечным как материей, поэтому и нелепо делать его объемлющим, а не объемлемым. ГЛАВА ВОСЬМАЯ 5 Нам осталось еще коснуться оснований, почему бесконечное кажется существующим не только в возможности, но и как [нечто] отдельное; из них одни не являются необходимыми, другие же встречают правильные возражения. Ведь для того чтобы не прекратилось возникновение, нет необходимости чувственно-воснри- 10 нимаемому телу быть актуально бесконечным, так как [вполне] допустимо, что гибель одного будет возникновением для другого и при конечности целого. Затем, прикасаться [к чему-либо] и быть конечным — разные вещи. Одно есть отношение чего-нибудь к чему-нибудь (ибо все касается чего-нибудь) и присуще как свой- 15 ство некоторым конечным предметам; конечность жо не есть отношение, и не может любое тело касаться любого. Доверять же мышлению в вопросе о бесконечном нелепо, так как избыток и недостаток [в дапном случае] имеются не в предмете, а в мышлении. Ведь каждого из нас можно мысленно представить во много раз больше, чем он есть, увеличивая его до бесконечности, однако не потому находится кто-то за городом или имеет какую-то величину, что так мыслит кто-то, а потому, что так есть [на самом деле]; а то, [что іїто-то так мыслит], будет [для него] случайным обстоятельно ством. Что же касается времени и движения, то они бесконечны, так же как и мышление, нричем раз взятое [нами мгновение времени или состояние движения] но остается, [но тут же ускользает]. Величина же пе может стать бесконечной — ни путем отнятия, ни путем мысленного увеличения. Но о бесконечном, в каком смысле опо есть и в каком нет и что оно такое, сказано [достаточно].
<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 3. Изд-во Мысль, Москва; 550 стр.. 1981

Еще по теме ГЛАВА СЕДЬМАЯ:

  1. Глава седьмая 1
  2. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  3. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  4. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  5. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  6. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  7. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  8. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  9. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  10. Глава седьмая
  11. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  12. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  13. ГЛАВА СЕДЬМАЯ