<<
>>

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Мы лишь вкратце и в общих чертах разобрали, кто и как высказался относительно начал и истины; но во всяком случае мы можем на основании этого зак- 20 лючить, что из говоривших о начале и причине никто не назвал таких начал, которые не были уже рассмотрены в нашем сочипении о природе а все — это очевидно — так или ипаче касаются, хотя и неясно, этих начал.
В самом деле, одни говорят о начале как материи, все равно, принимают ли они одно начало или больше одного и признают ли они это начало телом или бестелесным; так, например, Платон говорит о 25 большом и малом, италийцы — о беспредельном, Эмпедокл — об огпс, земле, воде и воздухе, Апаксагор — о бепредельпом мпожестве гомеомерий. Таким образом, все они занимались нодобпого рода прпчипой, а также тс, кто говорил о воздухе, или огне, или воде, ИЛИ 30 о начале, которое плотнее огня, но разрежсппее воздуха2; ведь утверждали же пскоторые, что первооснова именно такого рода.

Они касались только этой причины3; а пекоторые другие — той, откуда начало движения, как, папример, те, кто объявляет началом дружбу и вражду, или ум, или любовь.

По суть бытия вещи и сущность отчетливо пнкто не объяснил; скорее же всего говорят О НИХ те, КТО 35 признает ЭЙДОСЫ, ибо ЭЙДОСЫ ДЛЯ чувствеппо воспри- 988Ь нимаемых вещей и единое для эйдосов опи пе принимают ни за материю, ни за то, откуда начало движения (ведь они утверждают, ЧТО ЭЙДОСЫ — это скорее причипа неподвижности и пребывания в покое), а эй- досы для каждой из прочих вещей и единое для эйдосов они указывают как суть их бытия.

Однако то, ради чего совершаются поступки и про- 5 исходят изменения и движения, они пекоторым образом обозначают как причипы, по пе в этом смысле, т. е. не так, как это естественно для прпчипы. Ибо те, кто говорит про ум или дружбу, принимают эти причины за некоторое благо, но не в том смысле, что ради пих существует или возникает что-то из существующего, а в ю том, что от них исходят движения. Точно так же и те, кто приписывает природу блага единому или сущему4, считают благо причиной сущности, но не утверждают,

что ради него что-то существует пли возникает. А поэтому получается, что они некоторым образом и говорят и пе говорят о благе как о причине, ибо они го- 15 ворят о нем не как о причине самой по себе, а как о причине привходящей.

Итак, что мы правильно определили причины, и сколько их, и какие они, об этом, видно, свидетельствуют нам и все эти философы; ведь опи не в состоянии были найти какую-либо другую причину. Кроме того, ясно, что надо искать причины — или все так, как это указано здесь, или каким-пибудь подобпым способом5. А как высказался каждый из этих филосо- 2о фов, как обстоит дело с началами и какие трудности здесь возможны, мы разберем вслед за этим.

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 1. Изд-во Мысль, Москва; 550 стр.. 1976 {original}

Еще по теме ГЛАВА СЕДЬМАЯ:

  1. Глава седьмая 1
  2. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  3. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  4. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  5. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  6. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  7. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  8. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  9. Глава седьмая
  10. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  11. ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  12. ГЛАВА СЕДЬМАЯ