<<
>>

ГЛАВА ПЯТАЯ [Топы, устанавливающие условия правильности построения определений (продолжение)]

Построение определения не через предшествующее 20 и более известное составляет, вообще говоря, один [ошибочный] топ, части же его указаны. Второй топ — если предмет, принадлежащий к такому-то роду, не отнесен к этому роду.
Подобная ошибка бывает во всех определениях, в которых суть вещи не установлена, например определение тела как имеющего три измере- «5 ния или определение человека как умеющего считать; ведь здесь пе сказано, что есть то, что имеет три измерения, или что есть то, что умеет считать. Значение жо рода — указывать суть вещи, и род — это то, что из сказанного в определении ставят на первое место.

Далее, [ошибаются], если определяемое имеет каса- зо тельство ко многому, а указано пе все, например если грамота определяется как умепие писать подсказываемое, ибо необходимо прибавить — умение читать. В самом деле, тот, кто указывает умение писать, определяет [грамоту] ничуть не лучше того, кто указывает [лишь] умение читать, так что ни один из них не дает [надлежащего] определения, а таковое дает только тот, кто утверждает и то и другое, потому что не может быть много определений одного и того же. Таким обра- »5 ЗОМ, В некоторых случаях дело действительно обстоит 143а так, как было сказано, в некоторых же нет, например в тех случаях, когда [определяемое] имеет касательство к тому и другому не само по себе, как [в случае, когда утверждают], что врачебное искусство содействует здоровью и болезни. Дело в том, что к одному опо имеет касательство само по себе, а к другому — привходящим образом, ибо вообще-то врачебному искусству чуждо содействовать болезни, так что тот, кто ь указывает то и другое, определяет [врачебное искусство] ничуть не лучше того, кто указывает одно из них, а пожалуй, даже хуже, так как всякий, кто не есть врачеватель, может содействовать болезни.

Далее, [ошибаются], если там, где определяемое имеет касательство ко многому, из этого многого указывают не лучшее, а худшее, ведь всякое знание и всякая способность, надо полагать, направлены на лучшее.

Опять же если то, о чем шла речь, не отнесено к своему роду, то следует смотреть исходя из основных положений о родах, как уже говорилось выше 1. 15 Далее, [ошибаются], если при определении выходят за пределы родов, например справедливость определяют как свойство, способствующее равенству или распределяющее равное, ибо, кто так определяет, тот выходит за пределы [рода] добродетели. Таким образом, упуская род справедливости, не указывают сути ее бытия, ибо сущность каждой вещи [связана] с родом. А этот случай — тот же, что случай, когда определяемое не от- 20 носят к ближайшему роду. Ибо тот, кто относит его к ближайшему роду, указывает тем самым все вышестоящие роды, так как все вышестоящие роды сказываются о нижестоящих. Так что определяемое следует отнести к ближайшему роду или присоединить к вышестоящему роду все видовые отличия, через которые определяется ближайший род. Ибо [только] так ничего не упускают 2, я5 а для определяемого вместо имени указывается нижестоящий род. А тот, кто называет только вышестоящий род, не подразумевает нижестоящий род. В самом доле, кто говорит «растение», не подразумевает «дерево».

ГЛАВА ШЕСТАЯ

[Топы, устанавливающие условия правильности построения определений (продолжение)]

Далее, что касается видового отличия, то таким же образом следует смотреть, названы ли и видовые от- 80 личия рода. Ибо если определение не дается посредством видовых отличий, свойственных вещи, или указано нечто такое, что никак не может быть видовым отличием чего-либо (например, живое существо или сущность), то ясно, что определение не дается, ведь они не видовые отличия ни одной вещи. Следует также смотреть, имеется ли нечто противопоставленное ука- 85 занному видовому отличию, ибо еслп нет, то ясно, что указанное не будет видовым отличием рода, ведь каждый род разделяют противопоставленные друг другу ви- |4зь довые отличия, как, например, живое существо — живущее на суше, крылатое, обитающее в воде. Или следует смотреть, не обстоит ли дело так, что хотя и имеется противопоставленное ему видовое отличпе, но оно не истинно относительно рода. В этом случае ясно, что ни то ни другое не будет видовым отличием рода, ибо

все противопоставленные друг другу видовые ОТЛИЧИЯ 5 истинны относительно своего рода. Точно так же следует смотреть, не обстоит ли дело так, что хотя оно и истинно относительно рода, но при присовокуплении к роду не образует какого-либо вида. Тогда ясно, что такое отличие не будет видообразующим отличием рода, ибо всякое видообразующее отличие вместе с родом образует вид. Но если противопоставленное отличие не есть видовое отличие, то не будет им и то, о котором шла речь, ибо оно ему противопоставляется. І о

Далее, [допускают ошибку], если род делят через отрицание, как, например, те, кто определяет линию как длину без ширины. Ведь это не означает ничего другого, как только то, что она не имеет ширины. Таким образом получается, что род причастен виду. Ибо всякая длина или не имеет ширины, или имеет ширину, потому что относительно каждого предмета пра- 15 вильно или утверждение, или отрицание1, так что родом для линии будет или длина, не имеющая ширины, или длина, имеющая ширину. Длина же, не имеющая ширины, есть определение вида, но точно так же — и длина, имеющая ширину, ибо «не имеющее ширины» и «имеющее ширину» суть видовые отличия, а из видового отличия и рода состоит определение вида, так что 20 род принял бы определение вида, и точно так же определение видового отличия, так как одно из указанных видовых отличий необходимо сказывается о роде. Указанный топ применим против тех, кто полагает, что существуют идеи, ибо если есть сама-по-себе-длина, то как можно утверждать о роде, что он имеет ширину 25 или не имеет ширины? Ведь относительно всякой длины одно из них истинно, если только оно необходимо истинно относительно рода. Но это [у идеи длины] не бывает, потому что есть длины, не имеющие ширины, и длины, имеющие ширину; так что этот топ применим только против тех, кто утверждает, что каждый род по зо числу один, а это допускают те, кто признает идеи, ведь они утверждают, что сама-по-себе-длина и само- по-себе-живое существо суть роды.

В некоторых же случаях необходимо, пожалуй, пользоваться прп определении и отрицанием, как, например, в случаях лишенности. Ведь быть слепым — значит не иметь зрения тогда, когда по природе его 35 следует иметь. Но нет разницы, делить ли род через

отрицание или через такое утверждение, которому не- 144а обходимо противопоставлено отрицание, например если нечто определяют как длину, имеющую ширину, ибо имеющему ширину противопоставлено не имеющее ширины, и ничто другое, так что род опять-таки делят через отрицание.

5 Опять же следует смотреть, не дан ли вид как видовое отличие, как это делают, например, те, кто определяет поношение как оскорбление, сопровождаемое осмеянием, ибо осмеяние есть некоторое оскорбление, так что осмеяние не видовое отличие, а вид.

Далее, следует смотреть, не указан ли род как ви- 10 довое отличие, например добродетель —? как благое или хорошее свойство, ведь благое — род для добродетели. Или быть может, благое не род, а видовое отличие, если действительно правильно, что одно и то же не может принадлежать к двум родам, не объемлющим друг друга, ибо ни благо не объемлет свойства, ни свойство не объемлет блага, ведь не всякое свойство есть благо и не всякое благо — свойство, так что ни то ни другое не будет родом [для добродетели]. Таким образом, если свойство есть род для добродетели, то ясно, что благое не его род, а скорее видовое отличие. Далее, свойство показывает, что такое добродетель, благое же показывает не что есть вещь, а какова она. А ведь кажется правильным, что всякое видовое отличие означает некоторое качество.

Следует также смотреть, не означает ли данное ви- довое отличие не какое-то качество, а определенное нечто. Ведь кажется правильным, что видовое отличие выражает какое-то качество.

Следует также смотреть, не присуще ли видовое отличие определяемому привходящим образом, ведь ни одно видовое отличие не принадлежит к тому, что присуще привходящим образом, совершенно так же как и род, ибо не может видовое отличие чему-то быть присущим и не присущим.

Далее, следует смотреть, не сказывается ли о роде видовое отличие, или вид, или нечто подчиненное виду. В таком случав определение дано не будет, ибо ничто зо из только что перечисленного не может сказываться о роде, так как [сам] род простирается на большее, чем все они. С другой стороны, следует смотреть, не сказывается ли род о видовом отличии, ведь род, надо пола- гать, сказывается не о видовом отличии, а о том, о чем сказывается видовое отличие, как, например, «живое существо» — о человеке, быке и всех прочих живущих на суше живых существах, но не О ВИДОВОМ ОТЛИЧИИ, 35 которое приписывается виду: ведь если «живое существо» сказывалось бы о каждом видовом отличии, то много живых существ сказывалось бы о виде, так как о виде сказываются видовые отличия. Кроме того, все видовые отличия были бы или видами, или единичны- 144ь ми, если только они живые существа, ибо каждое живое существо есть или вид, или единичное.

Точно так ;ке следует обратить внимание на то, не сказывается ли о видовом отличии вид или нечто под- 5 чиненное виду, ведь это невозможно, так как видовое отличие простирается на большее, чем виды. Кроме того, видовое отличие оказывалось бы в таком случае видом, если только о нем сказывается какой-нибудь из видов, ибо если [о видовом отличии] сказывается «человек», то ясно, что это видовое отличие есть человек. С другой стороны, следует смотреть, не обстоит ли дело так, что видовое отличие не первее вида, ибо видовое отличие должно быть последующим по отношению к 10 роду, но первее вида.

Следует также смотреть, не принадлелшт ли указанное видовое отличие к другому роду, который не объемлется [родом, указанным в определении], или не объемлет его, ибо кажется правильным, что одно и то же видовое отличие не может относиться к двум родам, не объемлющим друг друга2. Иначе получится, что один и тот же вид будет относиться к двум родам, не объемлющим друг друга, ведь каждое видовое отличие 15 влечет за собой свой род, как, например, «живущее на суше» и «двуногое» вместе влекут за собой «живое существо». Так что каждый из родов относится к тому, к чему относится видовое отличие; поэтому ясно, что вид принадлежит к двум родам, не объемлющим один другого. Или быть может, не исключено, что одно и то же видовое отличие относится к двум родам, не объем- 20 лющим один другого, только надо присовокупить «[помимо того случая, когда] они не подчинены одному и тому же [высшему роду]». В самом деле, живое существо, живущее на суше, и крылатое живое существо суть роды, не объемлющие один другого, но видовое отличие их обоих — двуногое, так что надо присовоку- пить «[помимо того случая, когда] оба рода не подчи- 25 нены одному и тому же [высшему роду]», ведь оба они подчинены [роду] «живое существо». Ясно, однако, и то, что так как одно и то же видовое отличие может относиться к двум родам, не объемлющим один другого, то видовое отличие не обязательно влечет за собой любой свой род, а влечет за собой лишь один из этих родов, а также все роды, стоящие выше его, как, например, «двуногое» влечет за собой «живое существо зо крылатое» или «живое существо, живущее на суше».

Следует также смотреть, не указали ли как видовое отличие сущности нахождение в чем-то, ибо сущпость отличается от сущности, надо полагать, не тем, где они находятся. Поэтому тех, кто разделяет живые существа на живущие на суше и обитающие в воде, порицают, полагая, что «живущее на суше» и «обитающее в воде» указывают, где [они находятся]. Или быть может, их 35 неправильно порицают, ведь «обитающее в воде» указывает не «в чем-то» и не «где-то», а некоторое качество. Ибо если бы оно и находилось на суше, оно одинаково было бы обитающим в воде. И точно так же «наземное», хотя бы оно и находилось в воде, будет наземным, а не обитающим в воде. Но все же, если видо-

145а

вое отличие означает нахождение в чем-то, то это явно будет большой ошибкой.

С другой стороны, следует смотреть, не указали ли как видовое отличие состояние, ибо всякое состояние, усиливаясь, изменяет сущность, видовое же отличив 5 не таково, ибо, надо полагать, оно скорее сохраняет то, видовое отличие чего оно есть, и вообще невозможно чему бы то ни было быть без своего видового отличия, ведь если пет двуногого, то не будет и человека. Одним словом, то, во что превращается находящийся в таком- то состоянии, не может быть его видовым отличием. Ведь все подобные [состояния], усиливаясь,изменяют сущ- 10 ность. Так что, если указали как видовое отличие такого рода [состояния], то допустили ошибку. Ибо мы вообще не меняемся в отношении видового отличия.

Следует также смотреть, не указали ли видовое отличие чего-то соотнесенного без соотнесения с другим. Ведь у соотнесенного и видовые отличия суть соотне- 15 сенное, как, например, видовые отличия знания. Ведь говорят, что оно об умозрительном, о деятельности и о творчестве3 — каждое из них указывает на отноше- ниє к чему-то, ибо умозрительное есть умозрительное относительно чего-то, творческое—относительно чего-то и так же деятельное.

Следует также смотреть, указывает ли строящий определение то, для чего по природе существует каж- 20 дое соотнесенное. Ведь в одних случаях можно пользоваться каждым соотнесенным только для того, для чего оно по природе существует, а для ипого нет, в других же случаях можно и для иного; например, зрением можно пользоваться только для того, чтобы видеть; банным же скребком с полой ручкой можно и воду черпать4, но все же если кто определил бы этот скребок как орудие для черпания, то допустил бы ошибку, ибо ПО природе своей ОН существует не ДЛЯ этого; 25 определение же [выражения] «для чего существует по природе» гласит: для чего бы пользовались рассудительный человек, поскольку он рассудителен, и соответствующая наука.

Или следует смотреть, не обстоит ли дело так, что, когда [определяемое] имеет касательство ко многому, [в определении] указали не первое, например рассудительность [определили] как добродетель человека или души, а не разумной части души, ведь рассуди- зо тельность есть прежде всего добродетель разумной части души, ибо именно на этом основании говорят, что и душа и человек рассудительны.

Далее, допущена ошибка, если то, для чего указано определяемое состояние, или расположение, или что бы то ни было другое, не может быть их носителем, ведь всякое расположение и всякое состояние естественно возникает в том, расположение или состояние 35 чего оно есть, как, например, знание возникает в душе, будучи состоянием души. Иногда допускают ошибку в такого рода случаях, как, например, те, кто говорит, ^ что сон есть бессилие чувственного восприятия, сомнение — равенство противоположных друг другу доводов, а боль — насильственное распадение сросшихся частей. Дело в том, что сон не присущ чувственному восприятию, но должен был бы быть присущим, если бы он был бессилием чувственного восприятия; точно так же сомнение не присуще противоположным друг ДРУГУ доводам и боль не присуща сросшимся частям, иначе чувствовали бы боль неодушевленные предметы, если для них была бы возможна боль. Таково и

определение здоровья, если здоровье есть правильное соотношение теплого и холодного. В таком случае должны быть здоровыми тепло и холод, ибо правильное со- 10 отношение каждой вещи имеется в том, правильное соотношение чего оно ость, так что и здоровье было бы присуще теплу и холоду. Кроме того, у тех, кто так определяет, бывает, что они производимое причисляют к производящему и наоборот; в самом деле, распадение сросшихся частей есть не боль, а то, что вызывает боль, точно так же не бессилие чувственного восприятия есть сон, а одно вызывает другое, ведь мы или 15 спим из-за бессилия, или мы становимся бессильными через сон. Равным образом можно было бы считать, что сомнение вызывается равенством противоположных доводов. Ведь когда имеются доводы за и против и нам кажется, что все они говорят в пользу той и другой стороны в одинаковой мере, мы сомневаемся, какой из 20 них держаться.

Далее, следует смотреть в отношении всякого времени, нет ли где несогласованности, например если бы кто определил бессмертное как живое существо, не подверженное теперь гибели. Ведь живое существо, не подверженное теперь гибели, было бы теперь бессмертным. Или быть может, в этом случае получается не так, ведь «неподверженное теперь гибели» двусмыс- 25 ленно: это означает или что оно теперь не погибло, или что оно не может теперь погибнуть, или что оно теперь таково, что никогда не сможет погибнуть. Так вот, когда мы говорим, что живое существо теперь не подвержено гибели, мы говорим, что живое существо теперь таково, что оно никогда не сможет погибнуть, а это означало бы то же самое, что оно бессмертно; так что отсюда 30 не следует, что оно теперь бессмертно; но все же, если оказывается, что то, что указано в речи, присуще теперь или раньше, а то, что обозначено именем, не присуще, то [указанное в речи и обозначенное им-енем] не одно и то же. Итак, пользоваться этим топом следует так, как было сказано.

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 2. Изд-во Мысль, Москва; 687 стр.. 1976

Еще по теме ГЛАВА ПЯТАЯ [Топы, устанавливающие условия правильности построения определений (продолжение)]:

  1. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ [Топы, устанавливающие условия правильности построения определений (продолжение)]
  2. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ [Топы, устанавливающие условия правильности построения определений (продолжение)]
  3. ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ [Топы, устанавливающие условия правильности построения определений (продолжение)]
  4. ГЛАВА СЕДЬМАЯ [Топы, устанавливающие условия правильности построения определений (продолжение)]
  5. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ [Топы, устанавливающие условия правильности построения определений (окончание)]
  6. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ [Топы, устанавливающие необходимые условия построения определений]
  7. ГЛАВА СЕДЬМАЯ [Топы для выяснения того, правильно ли указано собственное (продолжение)\
  8. ГЛАВА ВОСЬМАЯ [Топы для выяснения того, правильно ли указано собственное (продолжение)]
  9. ГЛАВА ТРЕТЬЯ [Топы для выяснения того, надлежащим ли образом дано определение (продолжение)]
  10. § 1. Язык классической логики высказываний: алфавит и определение правильно построенной формулы
  11. ГЛАВА ВТОРАЯ [Топы, касающиеся рода (продолжение)]
  12. ГЛАВА ШЕСТАЯ [Топы для выяснения того, правильно ли указано собственное]
  13. ГЛАВА ПЯТАЯ [Топы для выяснения природы собственного]