ПЕРВОЕ ИНТЕРВЬЮ В РОССИИ

Информация о том, что Писатель после пятнадцати лет эмиграции впервые посетил Россию, просочилась в средствах массовой информации. Его попросили дать интервью газете “Российская трибуна”. Он давал бесчисленные интервью для западных средств массовой информации.
Для российской прессы это должно было быть его первое интервью. И он немного волновался. Первый раз ему предстояло отвечать на вопросы на родном, русском языке и без переводчика. Вопрос: Когда и почему Вы оказались на Западе? Ответ: В 1977 году написал работу о приближении кризиса советского общества. Послал ее в Президиум Академии наук и в ЦК КПСС. Дал почитать коллегам и друзьям. Работа попала в “самиздат”, затем - на Запад. Меня исключили из партии, уволили с работы, лишили степепей и званий, лишили наград. В: Значит, вы стали диссидентом помимо воли? О: Да. В: А фактически Вы нм не были? О: Смотря, кого считать диссидентом. Я себя таковым не считал. На Западе меня упорно называли диссидентом. В: А дальше что произошло? О: Я получил приглашения от нескольких университетов Европы и Америки. В: А в России вступился кто-нибудь в Вашу защиту? О: Никто. Коллеги дали отрицательную оценку моей работы для ЦК и КГБ. В: Какую конкретно? О: Работа есть клевета на советский общественный строй, научной ценности не имеет. В: А диссиденты? О: Я для них был чужой. Они игнорировали все. что случилось со мной. В: На Западе началась компания по Вашему поводу. К чему она привела? О: В 1978 году меня выслали на Запад. В: Значит, Вы и эмигрантом стали не по своей воле? О: Да. В: Как сложилась Ваша жизнь на Западе? О: Работать по профессии не удалось. Пришлось занятье* литературой, публицистикой, эссенстикой. В: Вы имели успех? О: Считалось, что имел. Работы мои печатались на многих языках. Была большая пресса. Публичные выступления. Приглашения. Премии и т.п. В: Почему вы так долго не приезжали в Россию? О: Я не чувствую себя здесь своим. ТО, что наступило здесь, чуждо мне. Книги мои бойкотируются. Имя мое избегают упоминать, хотя идеи заимствуют без зазрения совести. Я не просто тут никому не нужен в том качестве, в каком я есть, а активно не нужен. Все, даже те, кто вроде бы дружески относятся ко мне, предпочитают, чтобы меня не было. Жить мне тут не на что, Продолжать литературную деятельность не дадут. В: Но почему?! Сейчас много частных издательств! О: Для кого-то много, но не для меня. Книги мои большой прибыли не принесут. А издатели предпочитают не рисковать. Я уже имею тут печальный опыт на этот счет. И не верю никаким обещаниям. В: На Западе для Вас лучше? О: Я Запад не выбирал. И для меня он никогда не был предметом соблазна. Но есть определенные принципы, которые для меня важнее соображений благополучия и выгоды. Я отщепенец. Меня мой народ выбросил из себя и не проявляет желания принять. В: Поговорим о Ваших взглядах, Раньше Вы были антикоммунистом и антисоветчиком. После 85-года Вы резко изменили свою позицию на противоположную. Почему? О: Я никогда не был ни антикоммунистом, ни антисоветчиком. И не стал ни апологетом коммунизма, ни апологетом советизма. И свою позицию я не изменял. В: Как же.так?! Ведь Вы же сами говорили, что если бы Вы заранее предвидели нынешнее состояние России, то не стали бы писать свои книги! О: Верно! Но это не означает, что я считаю написанное мною ложным или что к написал бы нечто противоположное! Я не отказываюсь от того, что писал ранее.
И лишь хочу сказать, что мои книги враги России использовали против нее и я сожалею об этом. Я принимаю долю вины за разрушение страны на себя. В: Но ведь Вы же утверждаете, что советский период был лучшим в российской истории! Вы же утверждаете, что Сталин был великим политическим деятелем! О: Лучший не значит хороший. Самый большой карлик - не великан. Самый умный дурак - не мудрец. Я хочу лишь сказать, что до советского периода в России было хуже и после него стало хуже. И все! Так теперь считают многие. Но их почему-то не обвиняют в изменении позиции. Сталина я всегда считал великим политическим деятелем, хотя с юности был антисталинистом. Я и Гитлера считаю выдающимся явлением 20 столетия. А что из этого следует7! И давайте честно разберемся, кто на самом деле изменил свои позиции - я или те, кто сейчас зачисляет меня в красно-коричневые? Раньше мои книги считались антикоммунистическими и антисоветскими. Теперь те же самые книги считаются прокоммунистическими и просоветскими. Причем те же самые люди, которые приложили руку к изгнанию меня из страны как антисоветчика, теперь организуют травлю меня как краснокоричневого. В чем дело? А в том, что сами эти люди, ранее служившие советскому, коммунистическому “режиму”, переметнулись на сторону постсоветского, антикоммунистического режима. А я как раз не изменился. Раньше я был исследователем первого. Теперь, после 1985 года, я стал исследователем второго. Я не присоединился к своре перевертышей. Я не стал прислужником западной и прозападной идеологии и пропаганды. И мне мстят за это. К тому же я не бью лежачего. В: Вы не раз заявляли, что Вы - советский человек, что Вы предпочли бы жить в коммунистическом обществе. Как это согласовать с тем, как Вы живете? Нет ли тут противоречия? П: Никакого. Я родился, вырос, сформировался и прожил основную часть жизни в советском, коммунистическом обществе. Это - моя естественная среда. Я был приучен жить в ней. Я оказался на Западе в возрасте 55 лет. Переродиться было невозможно. А что касается предпочтения, могу ответить словами моего литературного персонажа: он предпочитал полных блондинок, но ему пришлось всегда иметь дело с тощими брюнетками. В: Поговорим о положении в России. Вы весьма критически оцениваете его. Но критиковать может всякий. Есть ли у Вас позитивные предложения? О: Меня упрекают в том, будто я только критикую и не предлагаю никакую позитивную программу. Во-первых, я ие критикую, а анализирую реальность по возможности объективно. А во- вторых, я утверждаю нечто большее, чем высосанные из пальца и заимствованные на Западе проекты “обустройства России”, а именно - я утверждаю, что мы уже имели наилучшее для условий России и для населяющих ее народов “обустройство”, сложившееся в 1917-1985 годы. Советский социальный строй, политическая система, система воспитания, образования и просвещения, система жизненных ценностей, тип культуры и т.д и т.п, были вершиной русской истории вообще. Это, повторяю и подчеркиваю, был оптимальный вариант “обустройства"’ России, вершина ее исторического бытия. В: Значит, Вы призываете к тому, чтобы вернуться к тому, что у нас было до 1985 года? О: Я никого н ни к чему не призываю. Я не политик и не идеолог. Я лишь отвечаю на вопрос о том, какое социальное устройство было бы наилучщим, на мой взгляд, для России. Если вас не устраивает нынешнее состояние России и вы хотите выработать проект наилучшего из реалистичных проектов социального устройства для нее, то изучите то, что было в советские годы. Лучше этого в России все равно ничего не будет. Во всяком случае, я ничего другого получше предложить не могу. Все те варианты “обустройства" России, которые в большом числе изобретаются, суть либо идеализированный образ прошлого России, либо столь же идеализированный образ Запада, либо эклектический бред, либо заведомо неосуществимые фантазии. В: Вы считаете, что реставрация советского строя возможна? О: Я думаю, что это исключено. В: Почему?! О: Таковы условия как внутри страны, так и в мире. Процесс распада коммунизма зашел слишком далеко. В России просто нет сил, желающих его восстановить и способных на это. Даже коммунисты, за исключением маленькой группы Нины Андреевой, не стремятся к этому открыто. Работники партийного и прочего управленческого аппарата в массе своей пристроились, многие сделали карьеру, какая им ранее не снилась, многие легализовали свои богатства. Старые поколения вымирают. Молодежь уже воспитывается в антикоммунистическом духе. Ко всему прочему, Запад просто не допустит реставрацию коммунизма в России. Он имеет для этого силы. В: А может быть, это к лучшему? О: Кому как. В 1941-45 годы тоже кое-кому было выгодно, чтобы немцы разгромили Россию, и они мечтали об этом. В: Считаете ли Вы возможным возрождение России как великой державы? О: Россия стала великой державой, второй сверхдержавой планеты не сама по себе, а как часть Советского Союза, который был лидером мировой социалистической системы. Эта система разрушена. И Советский Союз разрушен. Советский Союз обладал огромным военным, экономическим и интеллектуальным потенциалом. Теперь этого нет. Россия в одиночку на нечто подобное неспособна. Плюс стечение исторических условий, которые Советский Союз использовал. Социалистический социальный строй, сильная государственность, сильная идеология» мировой авторитет н т.д. Все это потеряно. Наивно рассчитывать на то, что вновь сложатся благоприятные для России условия. Надо было беречь то, что имели. А раз потеряли, то такое теряется навечно, Это было не частное и не временное поражение. Это - эпоха. В: Пусть Россия не может стать сверхдержавой, сопоставимой с США. Но это не исключает возможность стать великой державой наряду с многими другими! О: Исключает. Россия могла стать великой державой наряду с другими только при том условии, что становилась сверхдержавой. В; А как Вы видите будущее России? О; Много лет назад я сформулировал такой закон социально- исторической преемственности: если распадается некоторый тип общественного устройства и при этом сохраняется человеческий материал, геополитические условия и окружающая социальная среда, то из остатков разрушенного строя возникает новый, максимально близкий к разрушенному. Для пояснения я использовал такое сравнение: из остатков разрушенного сарая небоскреб не построишь, построишь в лучшем случае другой сарай, только еще хуже прежнего. Какой “сарай" сейчас получается вместо коммунистического, Вы сами знаете. Никакой “небоскреб41 не получится. Не получится ни демократия западного образца, ни рыночная экономика в том виде, как она реально существует на Западе, а не в воображении российских реформаторов. В: Но ведь люди наконец-то получили возможность проявлять инициативу, работать на себя, пользоваться результатами своего труда! Подождите, результаты этого еще скажутся! О: Мне семьдесят лет, оставьте этот бред для младенцев! Люди работают на себя и непосредственно пользуются результатами своего труда только в мелком натуральном хозяйстве. А что это такое - даже на Западе не строят иллюзий. В современном обществе ничтожное меньшинство “непосредственно работает на себя” Будущее народов, стран и всего человечества решают не частные предприниматели н не депутаты парламентов, а те, кто занят в мировых экономических империях, в секретных учреждениях сверхдемократнческой власти, в научно-технических исследовательских лабораториях и институтах, в Сбербанка*, в органах управления глобальным обществом. Россия разгромлена, и в современных условиях она обречена на деградацию, распад, колонизацию. В: Ну, это уж слишком! Превратить такую огромную страну в колонию!.. О: Во-первых, ие в одну колонию, а в множество колониальных стран, Растащить Россию по частям. Об этом много пишут в российской прессе, а на Западе говорят как о чем-то само собой разумеющемся. А во-вторых, колонизация - не обязательно превращение в колонию. Колонизация может быть заселением, освоением нового пространства. Русские в свое время колонизировали огромные пространства в этом смысле, не превратив их в колонии. В: Кто же может колонизировать нас в этом смысле?! О: Желающих достаточно. Китайцы, японцы, немцы, американцы, арабы... Образование такой зоны колонизации уже происходит в Москве и в зоне ее непосредственного влияния - в Московии. Сколько людей нерусского происхождения живет в Москве?! Сколько западных людей за годы после 1985 года превратили Московию в зону своей колонизации?! Еще несколько поколений, и тут может возникнуть нечто подобное американским колониям европейцев. В: Вы слишком пессимистически смотрите на будущее России. Вы не оставляете нам никакой надежды. О: Обвинения такого рода меня удивляют. Надежды - кому и какой? То, что я говорю, для многих означает как раз не пессимизм, а крайний оптимизм. Эти люди много лет лелеяли надежду на крах коммунизма в России и самой России! Они делали все от них зависящее, чтобы этот крах произошел. Для них наступило время ликования, да и давно ли такому ликованию предавались миллионы рядовых россиян?! И многие ли из них хотя бы пальцем шевельнули, чтобы помешать тому, что случилось со страной?! Да и сейчас еще миллионы оболваненных россиян именно в крахе коммунизма видят надежду на некое возрождение России. Если же под оптимизмом и надеждой на лучшее будущее понимать восстановление всего того хорошего, что было достигнуто за годы советского (коммунистического, социалистического) строя, то у меня просто язык не поворачивается сказать какие-то утешительные слова вроде: “Выстоит Россия, выживет, воспрянет, не впервой, и не такое видали”. Нет, такого еще не видали. Такое случилось впервые. И такого больше не случится никогда. В: Почему?! О: Потому что дважды не умирают. В; Вы давно покинули Россию. Оторвались от нее. А в России есть силы, способные спасти ее от полного краха и вновь поднять ее на уровень великой державы. О: Какие силы?! Где они?! Дремлют? Так они продремлют еще триста лет. Скрыты? Так они и останутся скрытыми навек. Те силы, которые заявили о себе (а никаких других, которые о себе не заявляют, просто не бывает!), ничего и никого спасти и поднять не могут, кроме самих себя. Они способны лишь сохранять сложившееся положение, внося в него мелкие поправки, причем - без особого ущерба для себя и даже с выгодой. И полнее краха, чем нынешний, не бывает. В: Но ведь стала же Россия второй сверхдержавой планеты! Почему Вы так категорически отвергаете возможность снова подняться ей на такую высоту?! О: Россия сделала беспрецедентную попытку вырваться вперед в мировом историческом движении. Ей подставили ногу, остановили, выбили из колеи, отбросили назад. Чтобы повторить нечто подобное, нужно повторить условия, при которых стал возможен прошлый взлет. А это - явление уникальное, неповторимое. В: Но в новых условиях, на новой основе! О; На какой? На западной? Самое большее, что возможно на этой основе, - это подъем Московии, но не в качестве национально русского явления, а в качестве западного центра колонизации территории бывшей России. В: Собираетесь ли Вы вернуться в Россию насовсем? О: Пока нет. Пока я вне России. Я живу с иллюзией, будто она существует. А если вернусь, иллюзия исчезнет. Но в принципе я не исключаю возвращение. Я вернусь, если найду себе место в нынешней России. Место не в смысле приспособления, а в смысле выполнения своего долга русского человека по отношению к своему народу. В: А как Вы понимаете свой долг перед Россией? О: В 1941 году я добровольцем ушел на фронт. В 1942 году сбежал из госпиталя, чтобы участвовать в битве за Сталинград,.. В: Сейчас поговаривают о “втором Сталинграде”. Верите Выв возможность такого? О: Сомневаюсь.
<< | >>
Источник: Зиновьев А.. Русский эксперимент: Роман.. 1995

Еще по теме ПЕРВОЕ ИНТЕРВЬЮ В РОССИИ:

  1. ПЕРВОЕ ИНТЕРВЬЮ
  2. Другие методы: интервью, жизнеописания, дневники, анализ бесед Интервью
  3. Типология интервью
  4. Интервью по компетенциям
  5. Свободное интервью
  6. Формализованное интервью
  7. Метод «интервью»
  8. Глубинное психологическое интервью.
  9. Задание 2. Метод интервью в практике консультирования в спорте
  10. Процедуры проведения нарративного интервью
  11. Полуструктурированное интервью для оценки травматических переживаний детей
  12. Нарративное биографичаское интервью и его свойства
  13. Интервью и беседа
  14. «ВОЛЯ К НЕБЫВШЕМУ» (интервью)