<<
>>

Еще раз о четвертом часовом поясе

  Когда во второй половине 1980 годов потерпела крах новая светская идеократия, это произошло отчасти из-за внешних противоречий, но главным образом потому, что она утратила свой былой пыл и внутренний стержень.
Столкнувшись с невозможностью победы как в области потребления, так и в гонке вооружений, ее руководители обратились к либерализации, в надежде, что она (и только она) позволит системе быстро встать на ноги. Однако вскоре они обнаружили, что процесс либерализации выходит из-под их контроля и они уже не могут им управлять (и не хотят принимать чрезвычайные меры, необходимые для того, чтобы вновь овладеть ситуацией). Прежде, когда вера была еще крепка, их предшественники, не задумываясь, обратились бы к таким мерам, но политики этого периода уже не смогли решиться (и это характеризует их с хорошей стороны) на жестокие и широкомасштабные репрессии. Противники часто изображают их как секту, члены которой способны лишь удерживать монополию власти и посвящают этой цели все силы. В свое время это действительно было так, но с годами и с опытом к этому добавилась определенная моральная разборчивость, сыгравшая для них роковую роль. Я всегда опасался, что, потерпев окончательное поражение в международной гонке (главным образом, в экономической сфере), они предпримут попытку самоизоляции и шантажа (дескать, платите нам, содержите нас за свой счет, иначе мы совершим коллективное самоубийство и вас прихватим с собой) или, во всяком случае, будут проводить политику, которая поставит их оппонентов перед выбором: или самоубийство, или зависимость. Но они не сделали этого (по крайней мере,
пока), хотя их предшественники пошли бы по такому пути не задумываясь, и мы должны благодарить судьбу за это благоприобретенное моральное качество, совершенно новое в их поведении, и надеяться, что оно отныне войдет в привычку.
Авторитарная система исчезла, правда не полностью, но этого хватило для того, чтобы смогли появиться, во- первых, призывы к созданию гражданского общества, а во-вторых, националистические умонастроения. Здесь нас прежде всего интересует соотношение потенциалов двух этих тенденций. Их взаимодействие является существенной частью той политической драмы, которая происходит сегодня в Восточной Европе. Исход ее пока совершенно неясен. Но уже теперь можно сделать в этой связи несколько наблюдений.
Как экономические, так и политические структуры, необходимые для жизни гражданского общества, нелегко создавать с нуля. Политические партии поначалу представляют собой неустойчивые клубы интеллектуалов, не имеющие серьезной опоры в обществе. Довольно легко стимулировать некоторые виды предпринимательства, особенно в сфере обслуживания, где оно уже существует в полулегальной форме (кроме, может быть, стран с наиболее суровой тоталитарной диктатурой). Чтобы открыть небольшой ресторан, не надо ни много места, ни особого предпринимательского таланта или воображения, нужен лишь некоторый вкус — гастрономический и дизайнерский, и некоторое представление о стандартах качества.
Но подлинный открытый рынок (противостоящий просто системе хозяйственных связей) требует уже серьезного предпринимательского уровня и соответствующих институтов, которые невозможно создать указом. То же самое относится и к политическим институтам.
В то же время объединения, создаваемые по этническому принципу, могут, по-видимому, возникать быстро и в короткий срок приобретать прочную и укорененную структуру. Именно на национальной основе легче всего создать крепкую и разветвленную организацию, имеющую отделения на местах, общую символику, эмоциональный фундамент и признанное, авторитетное руководство. Можно
лишь мечтать о том, чтобы иные аспекты модульного человека утверждали себя в обществе так же быстро и эффективно, как это страстное желание идентифицировать свою культурную принадлежность и стремление привести все окружающие социальные обстоятельства к общему знаменателю этой конкретной культуры. К сожалению, все происходит не так. Спящая красавица национализма спит чутким сном, и пробудить ее можно самым деликатным из поцелуев. Спящая красавица гражданского общества может быть гораздо более желанна (хотя, разумеется, это дело вкуса), но нужны невероятные усилия, чтобы ее пробудить.
Вновь спросим себя: являются ли союзниками национализм и либерализм? Вначале — да, несомненно: перед лицом власти, соединяющей в себе догматизм и централизм, те, кто стремится к свободомыслию, и те, кто хочет получить независимость, чтобы следовать обычаям и традициям своей культуры, естественно объединяются, чтобы вместе противостоять центру. Но потом?
Учитывая быстроту, с которой можно мобилизовать национальные движения, и медлительность, с которой появляется все остальное, можно, вероятно, использовать этнические образования как опорные пункты в борьбе с реакцией центра. Именно эту стратегию применил Борис Ельцин в своей борьбе с Горбачевым. Многие из нас сомневались тогда в целесообразности поощрения всех без разбору национальных движений, стремления ослабить центр любой ценой. Однако, когда в августе 1991 года обоих — и Ельцина, и Горбачева — пришлось защищать от центристского путча, только умение Ельцина опереться на этот фундамент помогло спасти положение. А в конце того же года он использовал эти силы, чтобы выбить почву из-под ног Горбачева и одержать над ним полную победу. Но мы еще посмотрим, какую цену взыщет за это национализм.
Все сказанное можно подытожить следующим образом. Модульное устройство человека, тесно связанное с индустриальным, ориентированным на развитие обществом, имеет два аспекта, два ряда сопровождающих его социальных обстоятельств. Во-первых, оно делает возможным гражданское общество, то есть систему уравновешивающих государство плюралистических политических ассо
циаций и экономических институтов, которые, однако, не закрепощают человека. Во-вторых, оно обязательно повышает значение этнической идентичности, поскольку человек уже не привязан к раз навсегда заданной социальной нише, а вместо этого приобщен к некоторому пространству культуры. Первое — чистая возможность, которая открывается не сразу, но в принципе в длительной перспективе способна повысить конкурентоспособность данного общества. Второе — императив, непременно дающий о себе знать уже на первых шагах развития. Таково реальное соотношение либерального и националистического путей развития — нравится нам это или нет.
<< | >>
Источник: Геллнер Э.. Условия свободы. Гражданское общество и его исторические соперники. 2004

Еще по теме Еще раз о четвертом часовом поясе:

  1. И еще раз о границе
  2. Еще раз о предложении
  3. 2.7. Еще раз о трансдисциплинарном характере химии
  4. ЕЩЕ РАЗ СОЦИАЛИЗМ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА
  5. 1.8.13. Еще раз об обществе, нации и этносе
  6. Глава 5 ЕЩЕ РАЗ ОБ ОТНОШЕНИЯХ С ПОДШУЧИВАНИЕМ
  7. Глава 1 ЕЩЕ РАЗ УТОЧНИМ ПОНЯТИЯ
  8. Глава I ЕЩЕ РАЗ О ПЕДАГОГИЧЕСКОМ МАСТЕРСТВЕ
  9. Геннадий ПРАШКЕВИЧ ЕЩЕ РАЗ ОБ АВТОРЕ ЭТОЙ КНИГИ
  10. Еще одна прогулка по зоопарку — НА СЕЙ раз подольше
  11. 2. Принцип субстанциальности сознания: еще раз о полемике материализма и идеализма
  12. Конец 7 раздела. Проверьте еще раз и ждите дальнейших указаний! Описание заданий раздела 8 и образцы решений
  13. 214. ГИБЕЛЬ, И ЕЩЕ РАЗ ГИБЕЛЬ
  14. Практика, практика и еще раз практика
  15. Общаться, общаться и еще раз общаться