<<
>>

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ [Наведение Ч

Таким образом, очевидно, в каком отношении находятся термины при перестановке и какие из них более предпочтительны, а какие более избегаемы. Теперь нам следует сказать, что не только диалектические и дока- to зывающие силлогизмы получаются через ранее указанные фигуры, по также силлогизмы риторические и вообще всякий способ убеждения, каким бы он ни был.
Ибо мы всегда убеждаем или через силлогизм, или путем наведения.

Так вот, наведение и умозаключение путем наве- депия есть вывод от одного крайнего термина через другой к среднему. Например, если для АВ средний термин есть Б, то через В доказывается, что А присущо Б. Именпо так осуществляем наведение. Например,

пусть А означает долго живущее, Б — не имеющее желчи, В — отдельное долго живущее существо, как-то: человек, лошадь, мул. В таком случае А присуще всему В (ибо всякое существо, не имеющее желчи, долго живет); но и Б - не имеющее желчи — присуще всем В. Если же В переставляемо с Б и средний термин Б не шире В, то А необходимо присуще Б, ибо раньше уже было показано2, что если два каких-то [сказуемых] присущи одному и тому же [подлежащему] и с одним из них переставляется крайний термин, то переставленному термину будет присуще и другое сказуемое. При этом под В следует понимать совокупность всех единичных [случаев], ибо наведение осуществляется через все [единичные].

Такое умозаключение исходит из первой и неопосредствованной посылки, ибо там, где есть средний термин, заключение выводится через него, а там, где его нет,— через наведение. Наведение некоторым образом противолежит силлогизму, ибо последний через средний термин доказывает, что [больший] крайний термин присущ третьему; наведение же доказывает через третий термин, что [больший] крайний термин присущ среднему. По своей природе умозаключение через средний термин первее и более известно, но для нас умозаключение через наведение более наглядно3.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

[Доказательство посредством примеров]

Пример приводится, когда доказывается, что [больший] крайний термин присущ среднему через подобное третьему. При этом должно быть известно, что средний термин присущ третьему, а первый — тому, что подобно третьему. Например, пусть А обозначает зло, Б —начинать войну с соседями, В — войну афинян с фпванцами, Д — войну фиванцев с фокейцами. Итак, если мы хотим доказать, что вестп войну с фпванцами есть зло, то нужно принять, что вести войну с соседями есть зло. Но это становится убедительным из [наблюдения] подобных случаев, например из того, что для фиванцев война с фокейцами есть зло. И так как война с соседями есть зло, а война с фиванцами есть война с соседями, то очевидно, что вести войну с фйваїгцами есть зло. Поэтому очевидно, что Б присуще В и Д (ибо

и то и другое есть ведение войны с соседями). Так же очевидно, что А присуще Д (ибо фиванцам война с фо- ю кейцами не принесла добра); а что А присуще Б,— это будет доказано через Д И точно так же доказывают и тогда, когда пз нескольких подобных случаев становится достоверным отношение среднего термина к крайнему.

Таким образом, очевидно, что пример показывает отношение пе части к целому и не целого к части, а отношение части к части, когда и та п дру- is гая подчинены одному и тому же, но одна из них известна. От наведения пример отличается тем, что наведение доказывает присущность [большего] крайнего термина среднему пз всех единичных [случаев] и но умозаключает относительно [меньшего] крайнего термина, пример же умозаключает относительно меньшего термина н доказывает не из всех [единичных случаев].

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

[Доказательство посредством отведения]

Отведение 1 лее имеет место тогда, когда ясно, что 20 первый термин присущ среднему, но неясно, что средний присущ последнему, хотя это столь же пли даже более достоверно, чем заключение; отведение имеет место и тогда, когда между последним термином и сред- пим имеется немного посредствующих [терминов]. Ибо во всяком таком случае ближе подходят к знанию. Например, пусть А означает доступное изучению, Б — знание, В — справедливость. Итак, что знание доступ- 25 но изучению,— очевидно, но есть ли добродетель знание,— это неясно. Так вот, если БВ столь же или еще более достоверно, чем АВ, то имеется отведение, ибо присовокупление АБ приближает к знанию, между тем как раньше не было знания [о том, что А присуще В].

Или, далее, отведепие будет и в том случае, если для БВ имеется немного посредствующих [терминов], ибо и таким образом можпо быть ближе к знанню. На- зо пример, если Д означает обращать в [равновеликий] квадрат, Е — прямолинейную фигуру, а 3 — круг. Если для Е н 3 было бы только одно посредствующее [звено], [папрпмер] что с помощью луночек круг

обращается в равновеликую прямолинейную фигуру, то мы были бы близки к знанию. Но если БВ не более достоверно, чем АВ, или если посредствующих [звеньев] не несколько, то я это доказательство не называю отведением, как не называю я его так и тогда, когда 35 БВ не имеет посредствующего [звена], ибо такое [положение] есть знание.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

[,Возражение]

Возражение1 есть посылка, противоположная посылке [отвергаемого силлогизма]. Возражение отличается от посылки тем, что оно может быть выдвинуто [также] в отношении части [опровергаемого положения], тогда как посылка или вообще не может быть [частной], или не может быть таковой в общих силлогизмах. Возражение выдвигается двояким образом и С9Ь через две фигуры: двояким образом — потому, что всякое возражение есть или общее, или частное; по двум фигурам — потому, что возражения противолежат [отвергаемой] посылке, а противолежащие друг другу [по- 5 ложения] выводятся только в первой и третьей фигуре. В самом деле, если полагают, что [А] присуще всем [Б], то возражением будет, что оно или не присуще ни одному [Б], или не присуще некоторым [Б]. При этом возражение «не присуще пи одному» выдвигается по первой, а «некоторым не присуще»—по последней. Например, пусть А означает «есть какая-то одна наука», Б — противоположности. В таком случае если бы выставили посылку, что о противоположностях есть одна паука, то возражением было бы, что или вообще нет 10 одной и той же пауки о противолежащих друг другу [вещах] (противоположности же противолежат друг другу), так что получилась бы первая фигура, или же что нет одной науки об известном и неизвестном, и получилась бы третья фигура. В самом деле, о В, т. е. об известном и неизвестном, правильно будет сказать, что они противоположны друг другу, но ложно, что они предмет одной и той же пауки. И точно так же — когда [отвергаемая] посылка отрицательная. Ибо если із бы кто-то утверждал, что противоположности не предмет одной науки, то возражением было бы, что одной it той же наукой изучаются или все противолежащие друг другу [вещи], или некоторые противоположности, например здоровье и болезнь. В таком случае возражение, что все противолежащие друг другу [вещи] — предмет одной науки, выдвигается по первой, а что некоторые противоположности — по третьей фигуре. Вообще во всех случаях необходимо, чтобы тот, кто делает общее возражение, выдвигал нечто противоречащее тому общему, что утверждалось в посылках. Например, если полагают, что все противоположности не предмет одной и той же пауки, то следует возразить, что противолежащие друг другу [вещи] — предмет одной и той же науки. Так необходимо получается первая фигура, ибо средним термином становится здесь то, что к первоначально утверждаемому относится как общее. А кто делает частное возражение, тот должен выдвигать то, в отношении чего [подлежащее отвергаемой] посылки есть общее, например известное и неизвестное не предмет одной и той же науки, ибо в отпо- шении этих терминов «противоположности» суть общее. И получается третья фигура, ибо средним термином взято частное, например пзвестпое и неизвестное. Как раз по тем фигурам, по которым можно выводить заключение о противоположном, мы пытаемся выдвигать и возражения. Поэтому мы и выдвигаем их только по этим двум фигурам, так как только в них возможны силлогизмы с противолежащими друг другу заключениями, тогда как через среднюю фигуру выводить утвердительные заключения нельзя. К тому же [возражения] через среднюю фигуру нуждались бы в более пространном доказательстве, как, например, если бы отрицалось, что А присуще Б, на том основании, что В пе следует из Б; это становится яспым из других посылок. Между тем возражение не должно отклоняться в сторону, а должно тут же иметь другую очевидную посылку. (Поэтому и [силлогизм] из знака пе возможен только по этой фигуре).

Необходимо рассмотреть также п другие возражения, например возражения от противоположного, от сходного, от правдоподобного. Также следует выяснить, нельзя ли частное возражение выдвигать по первой фигуре или возражение отрицательными [посылками] — по средней.

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 2. Изд-во Мысль, Москва; 687 стр.. 1976

Еще по теме ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ [Наведение Ч:

  1. Глава двадцать третья
  2. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
  3. Глава двадцать третья. Директива № 21
  4. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ [Значение среднего термина в доказательстве]
  5. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ [Условия построения всех силлогизмов по первой фигуре. Непосредственные и условные силлогизмы]
  6. ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ ЛЕКЦИЯ
  7. ГЛАВА ВТОРАЯ [Силлогизм и наведение в диалектических рассуждениях]
  8. ГЛАВА IV НАВЕДЕНИЯ БИОЛОГИИ
  9. ГЛАВА X НАВЕДЕНИЯ ПСИХОЛОГИИ
  10. ГЛАВА XIX НАВЕДЕНИЯ СОЦИОЛОГИИ