<<
>>

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ [Остальные шесть категорий]

Действие и претерпевание также допускают и про- пь тивоположность себе, и большую и меньшую степень. В самом деле, нагревать и охлаждать, равным образом быть нагреваемым и быть охлаждаемым, испытывать радость и испытывать печаль — все это противоположно одно другому, так что они допускают противоположность себе.
Опи допускают также большую и меньшую степень: ведь можно нагревать что-то больше или 5 меньше и можно быть нагреваемым больше или меньше. Следовательно, действие и претерпевание допускают большую и меньшую степень.

Итак, вот что сказано об этих категориях. Что касается [категории] «находиться в каком-то положении», то относительно нее уже было сказано 1 при рассмотрении соотнесенного, что она называется именем, производным от различного рода положения. Что же касается остальных категорий—«когда», «где» и «обла- to дать», то ввиду полной их ясности о них говорится здесь лишь то, что было сказано вначале, а именно что обладать означает, [например], быть обутым, быть вооруженным, где — например, в Ликее, и остальное, что уже было сказано2 о них.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ [Четыре вида противолежания]

О представленных нами родах [категорий] сказан- іь ного достаточно. Что же касается противолежащих друг другу [вещей] то следует сказать, сколькими способами обычно одно противолежит другому. О противолежащих друг другу [вещах] говорится четверояко:

или как о соотнесенных между собой, или как о противоположностях, или как о лишенности и обладании, или как об утверждении и отрицании. И если 20 вкратце сказать о каждом из них, то, например, двойное противолежит половине как соотнесенное, зло благу — как противоположности, слепота зрению — как лишенность и обладание, «он сидит» и «он не сидит»—как утверждение и отрицание.

О том, что противолежит как соотнесенное, говорится, что то, что оно есть, оно есть в связи с противолежащим ему или находясь в каком-то ином отно- 25 шении к нему; например, о двойном — что оно, как таковое, есть двойное по отношению к половинному. И знание противолежит познаваемому как соотнесенное, и о нем говорится, что то, что оно есть,— это знание познаваемого; и равным образом о познаваемом говорится, что то, что оно есть, оно есть в связи с прозо тиволежащим ему — со знанием: ведь говорят, что познаваемое есть познаваемое чем-то — познанием.

Итак, о противолежащем как соотнесенном говорится, что то, что оно есть, оно есть в связи с другим или находясь в каком-то [ином] отношении к другому. О противолежащих же как противоположностях2 никак не говорят, что то, что они есть, они есть в связи друг 35 с другом, а говорят, что они противоположны друг другу: ведь не говорят, что хорошее есть хорошее плохого, а говорят, что оно противоположно плохому, и не говорят, что белое есть белое черного, а говорят, что оно противоположно черному. Так что эти два рода 12а противопоставления отличаются друг от друга.

И если противоположности таковы, что в том, в чем им свойственно от природы находиться или о чем они сказываются [как о подлежащем], одна из них необходимо должна наличествовать, то между этими противоположностями нет ничего посредине3. Если же одна из них не обязательно должна наличествовать, то между ними непременно имеется что-то посредине. Так, болезни и 5 здоровью свойственно от природы находиться в теле живого существа, и одно из них двух — либо болезнь, либо здоровье — необходимо присуще телу живого существа. Равным образом нечетное и четное сказываются о число, и одно из них должно быть присуще числу — либо нечетное, либо четное. И между ними нет ничего посредине — ни между болезнью и здоровь- ем, ни между нечетным и четным. Там же, где не обязательно должна наличествовать та или другая противоположность, между ними возможно нечто посредине; например, черному и белому свойственно от природы находиться в теле, но во всяком случае одно или другое из них не обязательно должно быть присуще телу: ведь не всякое тело либо бело, либо черно 4. Равным образом плохое и хорошее сказываются о человеке и о многом другом, но одно из них не обязательно должно быть присуще тому, о чем они сказываются: ведь не все есть либо плохое, либо хорошее. И между ними во всяком случае есть нечто посредине; например, между белым и черным — серое, бледно- желтое и другие цвета, а между плохим и хорошим — то, что не плохо и не хорошо. В некоторых случаях для находящегося посредине даются [особые] имена; например, для того, что между белым и черным,— серое, бледно-желтое и другие цвета; в некоторых же случаях нелегко обозначить именем находящееся посредине, а его определяют через отрицание обоих крайних, например «не хорошо и не плохо» или «пе справедливо и не несправедливо».

Лишенность и обладание говорится относительно одного и того же, например зрение и слепота — относительно глаза; и вообще, в чем от природы находится [данное] свойство, относительно того можно говорить и о лишенности и об обладапии. А лишенным какого-то свойства мы называем все способное припимать это свойство, когда оно совершенно не наличествует в том, в чем опо от природы должно наличествовать, и именно в то время, когда естественно обладать им5. В самом деле, мы называем беззубым не то, что не имеет зубов, и слепым — пе то, что не имеет зрения, а то, что не имеет их, когда оно по природе должно было бы их иметь, ведь некоторые [существа] с самого рождения не имеют ни зрения, ни зубов, но их не называют ни беззубыми, ни слепыми. Однако быть лишенным чего- то и обладать свойством — это не то же самое, что лишенность и обладание свойством. Ибо свойство — это зрение, а лишенность — слепота; но обладать зрением — это не зрение, и быть слепым — это не слепота. Ведь слепота есть некоторая лишенность, быть же слепым — значит быть лишенным, но это не лишенность. Кроме того, если слепота была бы тем же, что

40 Сыть слепым, тогда то и другое сказывалось бы об одном и том же; но слепым человек называется, а сле- 12й нотой человек никогда не называется. По-видимому, и они — быть лишенным и обладать свойством — противолежат друг другу как лишенность и обладание свойством. Ведь противостоят они друг другу одпим и тем же образом: как слепота противолежит зрению, 5 так и бытие слепым противолежит обладанию зрением.

Равным образом и то, что подпадает под отрицание и утверждение, не есть то же, что отрицание и утверждение. Утверждение есть утвердительная речь, а отрицание — отрицательная речь, между тем ничто из подпадающего под утверждение и отрицание не есть речь. Но и о подпадающем под утверждение и о подпа- ю дающем под отрицание говорят, что они противолежат ДРУГ другу как утверждение и отрицание. Ведь и они противолежат друг другу тем же образом: как утверждение противолежит отрицанию (например, «он сидит»-—«он не сидит»), так и действие, подпадающее под утверждение, противолежит действию, подпадаю- 15 щему под отрицание: сидение — несидению.

А что лишенность и обладание свойством противолежат друг другу не как соотнесенные,— это очевидно. Ведь относительно того или другого не говорят, что то, что оно есть, оно есть в связи с противолежащим ему. В самом деле, зрение не есть зрение слепоты, и также по-иному никак нельзя говорить о нем в отношении к ней. Равным образом и о слепоте нельзя сказать, го что она слепота зрения; о ней, правда, говорят, что она лишенность зрения, но не говорят, что она слепота зре-. ния. Кроме того, все соотнесенные между собой [стороны] обоюдны, а потому между слепотой (если бы она принадлежала к соотнесенному) и тем, с чем ее соотносили бы, была бы обоюдность. Но такой обоюдности нет: 25 ведь не говорят, что зрение — это зрение слепоты.

А что вещи, о которых говорится в смысле лишенности и обладания, не противолежат друг другу и как противоположности, это ясно из следующего. Из [пары] противоположностей, между которыми нет ничего посредине, та или другая из них всегда необходимо присуща тому, в чем она от природы находится или о чем она сказывается [как о подлежащем]: ведь ничего, как было сказано, нет посредине между противопо- зо ложностями, одна из которых необходимо присуща тому, что их принимает, как это бывает с болезнью и здоровьем или с нечетным и четным. Если же между противоположностями есть нечто посредине, то отнюдь не необходимо, чтобы та пли другая из них была присуща всякому [способному принимать их]: ведь все способное принимать их не обязательно есть либо белое, либо черное или либо теплое, либо холодное, ибо ничто не мешает, чтобы что-то наличествовало посредине между ними. Далее, как было сказано6, нечто посредине имеется и между теми противоположностями, та или другая из которых не обязательно должна быть присуща способному принимать их, разве только тому, чему от природы присуще что-нибудь одно, например огню присуще быть горячим и снегу — быть белым. В этих случаях определенно должно быть присуще одно из двух, и при этом — не какое попадется: ведь огонь не может быть холодным и снег — черным. Поэтому не всякому способному припимать противоположности необходимо присуща либо одна, либо другая, а лишь тому, которому от природы присуще что-то одно, и притом определенно одно, а но какое придется.

Что же касается лишенности и обладания свойством, то относительно них ни то ни другое из сказанного не верно. Дело в том, что способному принимать их не всегда необходимо присуще одно из них: то, чему по природе еще не7 полагается иметь зрения, пе называется ни слепым, ни имеющим зрение; поэтому лишенность и обладание не принадлежат к тем противоположностям, между которыми нет ничего посредине. Но не принадлежат они и к тем, у которых есть что-то посредине, ибо всякому способному принимать их одна из них необходимо должна когда-нибудь8 быть присуща, а именно: когда чему-то уже необходимо от природы иметь зрение, тогда скажут, что оно или слепое, или имеющее зрение, и из них ему будет присуще не определенно одно, а какое придется9. Ведь ему не необходимо быть слепым и не необходимо быть имеющим зрение, а оно будет каким придется. Что касается тех противоположностей, у которых есть нечто посредине, то, как было сказано 10, вовсе но необходимо, чтобы всякому способному принимать их была присуща та или другая из них, а необходимо, чтобы какая-нибудь из них была присуща лишь некоторым,

ІБ и притом определенно одна. Поэтому ясно, что противолежащее по лишенности и обладанию не противолежит ни тем ни другим способом, какими противолежат противоположности.

Далее, противоположности — при наличии способного принимать их —могут переходить друг в друга11, разве только чему-то от природы присуще что-нибудь 20 одно, например огню быть горячим; в самом деле, и здоровое может заболеть, и белое стать черным, и холодное теплым, и точно так же из хорошего можно сделаться плохим и из плохого — хорошим. Ведь если плохого человека направлять к лучшим занятиям и беседам, он сделает хоть небольшой шаг к тому, чтобы 25 быть лучше. Если же он однажды совершит хоть и небольшой такой шаг, он, очевидно, может или совершенно перемениться, или же достичь очень больших успехов. Ему все легче будет склоняться к добродетели, каким бы незначительным ни был первоначальный успех; поэтому естественно ему достичь большего успеха. И, постоянно продолжаясь, это в конце концов приведет его к противоположному состоянию, если ему 30 не помешает время. Что же касается обладания и лишенности, то здесь переход друг в друга невозможен. Правда, переход от обладания к лишенности бывает, но переход от лишенности к обладанию невозможен. В самом деле, ставший слепым не может вновь про- 85 зреть, у лысого волосы вновь не появляются, а у беззубого зубы не могут вырасти вновь. А [высказывания], противолежащие друг другу как утверждение и отрицание, явно не противолежат пи одним из указанных выше способов, ибо всегда только одно из них необходимо истинно, другое ложно 12. В самом деле, ни при противоположностях, ни при соотнесенном, ни при лишенности и обладании свойством не необходимо, чтобы одно всегда было истинно, другое — ложно. Так, здоровье и болезнь противоположны друг другу, однако ни то ни другое не истинно и не ложно. Равным образом п двойное и половинное: они противолежат друг другу как соотнесенные между собой, но ни то ни другое из пих не истинно и не ложно. Точно так же не истинны и не ложны лишенность и обладание, например зрение и слепота, ю Да и вообще все, о чем говорится вне какой-либо связи, не истинно и не ложно. А обо всем [противолежа- щем], указанном [здесь], говорится без связи. Правда, скорее всего нечто такое, казалось бы, бывает у противоположностей, о которых говорится в связи: ведь то, что Сократ здоров, противоположно тому, что Сократ болен. Но не всегда одно здесь необходимо ИСТИННО, «5 а другое ложно. Если Сократ существует, то одно из них будет истинным, другое — ложным; а если его нет, то оба они ложны: ведь если вообще нет самого Сократа, неистинно и то, что Сократ болен, и то, что он здоров. В случае же лишенности и обладания, если 20 вообще нет [данной вещи], ни то ни другое не истинно; если же она есть, то не всегда одно истинно, а другое ложно; в самом деле, «Сократ имеет зрение» и «Сократ слепой» противолежат друг другу как лишенность и обладание; и если он существует, то не обязательно одно истинно, а другое ложно (ибо когда ему по природе еще не свойственно иметь зрепие, и то и другое ложно); а если Сократа вообще нет, то в этом случае и то и другое ложно — и то, что оп имеет зрение, и то, что он слепой. Что же касается утверждения и отрицания, то существует ли [вещь] или нет — всегда одно из них будет ложным, а другое истинным. Ибо ясно, что, если Сократ существует, одно из высказываний—«Сократ болен» и «Сократ не болен»— 30 истинно, а другое ложно, и точно так же — если Сократа нет, ибо если его нет, то [высказывание] «он болен» ложно, а [высказывание] «он но болен» истипно. Так что только в тех случаях, где одно противолежит другому как утверждение и отрицание, имеется та особенность, что одно из них всегда истинно, а другое ложно. 3,>

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 2. Изд-во Мысль, Москва; 687 стр.. 1976

Еще по теме ГЛАВА ДЕВЯТАЯ [Остальные шесть категорий]:

  1. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ [Шесть видов движения]
  2. Задание 17. Определите тип суждения (А, Е, I, О). Сформулируйте стандартную форму данно-го суждения и остальных суждений с теми же субъектом и предикатом. Считая данное суждение истинным, определите истинность, ложность или неопределенность остальных суждений с теми же субъектом и предикатом по логическому квадрату.
  3. Глава девятая 1
  4. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  5. Глава девятая
  6. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  7. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  8. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  9. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  10. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  11. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  12. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  13. Глава девятая 1
  14. Глава девятая
  15. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  16. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  17. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  18. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  19. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  20. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ