<<
>>

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ [Опровержения, опирающиеся на содержание отдельных наук, не относятся к искусству спора]

го Без знания каждой [относящейся к делу] вещи не следует пытаться выяснять, сколькими способами опровергают те, кто строит опровержение. .Но это пе отно- сится пи к одному искусству, ибо зпапия, пожалуй, беспредельны, а потому ясно, что и доказательств — бесчисленное множество.
Имеются и правильные опровержения. Ибо сколько бы ни было доказательств, можно опровергать того, кто утверждает противоречащее истине. Например, если кто-то утверждал, что 25 диагональ соизмерима [со стороной квадрата], то можно его опровергнуть, доказывая, что опа несоизмерима. Так что во всем надо быть сведущим. Ведь одни опровержения будут основаны на началах геометрии и на выводах из них, другие — на началах врачебпого искусства, третьи — на началах других наук. Однако и область ложных опровержений беспредельна. Ибо в каж- зо дом искусстве есть свои ложные умозаключения, например в геометрии — геометрические, во врачебном искусстве — врачебные. Под умозаключением в каком- либо искусстве я разумею такое, которое исходит из начал этого искусства. Ясно поэтому, что следует брать топы не для всех опровержений, а только для тех, ЧТО 35 основываются на диалектике, ибо они общи всякому искусству и всякой способности. Рассматривать опровержение в какой-нибудь отрасли знания — кажется ли только, что оно опровержение, не будучи им, и если оно действительно опровержение, то почему оно таково,— это дело сведущего [в данной отрасли знаиия]. Рассматривать же опровержение исходя из общих [топов] , не относящихся к какому-либо отдельному искусству,— это дело диалектиков. Ведь если мы знаем, на основании чего выводятся правдоподобные умозаключения о чем бы то ни было, то мы знаем также, на 40 основании чего строятся [правдоподобные] опроверже- 170ь ния. Ведь опровержение — это умозаключение к противоречию, так что одно или два умозаключения к противоречию есть опровержение. Таким образом, мы знаем, на скольких [топах] основываются такого рода опровержения. А если мы это знаем, то мы знаем и способ их раскрытия. Ибо возражения против них и есть их раскрытие. Мы знаем также, на основании з скольких [топов] возникают мнимые опровержения — мнимые не для любого [отвечающего], а именно для искусных в диалектике. Ибо число [топов] неопределенно, если иметь в виду, на основании скольких первому встречному кажется, [что имеется опровержение]. Таким образом, очевидно, что быть в состоянии

охватить, сколькими [топами] на основании общих всем [начал] получаются действительное или мнимое опровержение, диалектическое или мнимо диалектиче- ю ское, или испытующее опровержение,— это дело диалектика.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

[Неправомерное деление паралогизмов на касающиеся слова и на касающиеся смысла]

Нет различия между доводами, о котором говорят иные, будто одни из них касаются слова, а другие — смысла Ведь нелепо полагать, будто доводы, касающиеся слова, и доводы, касающиеся смысла, разные, 15 а не одни и те же.

Ведь что значит «не касается смысла», как не то, что употребляют слово не в том значении, с каким спрошенный согласился и в каком, как он полагает, его спросили. Это и значит касаться слова. А касаться смысла — значит употреблять слово в том значении, какое имел в виду [отвечающий], когда дал свое согласие. Если же в том случае, когда 20 слово имеет мпого значений, вопрошающий и спрошенный полагают, что оно имеет одно значение (например, сущее и единое имеют, несомненно, много значений, но отвечающий [отвечает], и вопрошающий, (а именно Зенон), спрашивает, полагая, что они имеют лишь одно значение, и приводится довод, что все едино 2), то разве это рассуждение будет вестись относительно слова, а не относительно смысла, который спрошенный [вкладывает в слово]? Если же кто-то [из них] пола- и гает, что слово имеет много значений, то ясно, что довод не касается смысла. Ибо «касательно слова» и «касательно смысла» относятся, во-первых, к доводам, в которых слово имеет больше одного значения; во-вторых, к любому доводу. Ибо «касательно смысла» зависит не от довода, а от того, как отвечающий понимает зо то, с чем он согласился. В-третьих, все доводы могут касаться слова. Ведь «касаться слова» означает здесь «не касаться смысла». Ведь если не все [доводы касаются слова и смысла], то должны быть некие иные, которые не касались бы ни слова, ни смысла. Те, однако, утверждают, что все [доводы относятся к тому или другому виду], и разъясняют, что все доводы касаются или слова, или смысла, других же нет. Однако

[лишь] некоторые из умозаключений от многозначно- 35 сти [имен] зависят от слова. Ведь нелепо утверждать, как было сказано, будто все [доводы] от оборотов речи касаются [лишь] слова. Имеются же некоторые паралогизмы, получающиеся не оттого, что отвечающий таким-то определенным образом мыслит о них, а оттого, что в самом доводе есть такой вопрос, который

СОДерЖИТ МНОГОЗНаЧНОе СЛОВО. 40

А вообще нелепо рассуждать об опровержении i7ia раньше, чем об умозаключении. Ведь опровержение есть умозаключение, поэтому необходимо говорить об умозаключении раньше, чем о ложном опровержении, ведь такое опровержение есть мнимое умозаключение к противоречию. Поэтому причина [ложности] кроется 5 или в умозаключении, или в противоречии (ведь противоречие должно быть присовокуплено), а иногда и в том и в другом, если опровержение мнимое. В [софизме] «sigOnta legein» («молчащий говорит») [ложность кроется] в противоречии, а не в умозаключении, а в [софизме] «можно давать то, чего не имеют» — в том и в другом, в [софизме] же «стихотворное сочинение Гомера — фигура, потому что оно составляет круг (kyklos) 3» — в умозаключении. Довод же, в кото- to ром нет ложности ни в том, ни в другом, есть правильное умозаключение.

А чтобы вернуться к тому4, от чего речь [отклонилась], [можно было бы спросить], касаются ли математические доводы смысла или нет? И если кому-то кажется, что «треугольник» означает многое, п оп согласился, что треугольник имеет углы, равные [в совокупности] двум прямым, не как фигура, относительно которой это заключают, то рассуждал ли [вопрошающий], « касаясь смысла, [который отвечающий вложил в слово «треугольник»], или нет?

Далее, если слово имеет, правда, много значений, по [отвечающий] их не замечает и не предполагает, то разве [вопрошающий] не рассуждал касательно смысла? Или как еще должно спрашивать, если не так, чтобы того, кто согласился с различением, могли затем спросить, [например], «возможно ли или нет, чтобы молчащий говорил, или в каком-то смысле нет, а в ка- 20 ком-то да?». Если [отвечающий] отверг эту возможность в любом смысле, а вопрошающий рассуждал, [доказывая, что это возможно], то разве он не рассуждал

касательно смысла? И однако же, считают, что довод относится к тому, что основано на имени. Таким образом, нет какого-то отдельного рода доводов, которые касались бы [только] смысла, но некоторые доводы касаются [лишь] имени, причем таковы пе все 25 мнимые опровержения, не говоря уже о [правильных] опровержениях. Ведь имеются мнимые опровержения не от оборотов речи, например от привходящего и [некоторые] другие.

Если же требуют, чтобы проводили различие и сказали: «Под sigdnta legein я разумею то одно, то другое», то это, во-первых, нелепое требование (ибо иногда зо вопрос не кажется содержащим многозначность, и невозможно различать то, о чем не полагают, что опо многозначно); во-вторых, что же это такое, если но наставление. Ведь в таком случае [вопрошающий] должен объяснить положение вещей [отвечающему], который не рассматривал, не знает и не предполагает, что [вопрос] имеет еще другой смысл. Да, впрочем, что же мешает проводить различие в тех случаях, гдо 85 пет двоякого смысла? [Например], «равны ли двойкам единицы в четверке? [Да]. Но двойки содержатся [в четверке] то так, то иначе»5. Или: «Наука о противоположностях одна или нет? [Одна]. Но известное и неизвестное — противоположности». Так что тот, кто выдвигает такое требование, не знает, по-видимому, і7іь что наставлять — это одно, а рассуждать — другое и что тот, кто наставляет, должен не ставить вопросы, а сам объяснять, между тем как тот, кто рассуждает,— ставить вопросы.

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 2. Изд-во Мысль, Москва; 687 стр.. 1976

Еще по теме ГЛАВА ДЕВЯТАЯ [Опровержения, опирающиеся на содержание отдельных наук, не относятся к искусству спора]:

  1. VII. Отдельные искусства
  2. VIII. Специальные замечания об отдельных искусствах
  3. Глава II. СРЕДСТВА ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ СТОРОНАМИ КОММЕРЧЕСКОГО СПОРА
  4. Глава 5 Канонические Евангелия опираются на авторитет апостольских Церквей. Маркион, не исправив апостольские Евангелия, подтвердил их истинность
  5. Применение закона судами 161 Другие суды, называемые специальными, вправе раз решать только дела, прямо отнесенные законом к их компетенции. Сюда относятся: а) мировые суды, действующие в каждом кантоне для разрешения мелких дел, перечисленных Законе 12 июля 1905 года и последующих законах (дела по спорам об обязательствах и о правах на движимые имущества, если сумма спора не превышает 150000 франков). Решения по спорам, сумма которых не превышает 35 000 франков, являются окончательными и обжало
  6. ГЛАВА ШЕСТАЯ [Паралогизмы противоречат правилам опровержения]
  7. § 1. Какие древние традиции опираются на Небытие?
  8. 6. Юр. наука, ее система. Догматические юр. науки. Развитие традиционных юр. наук и становление новых юр. наук.
  9. Глава девятая 1
  10. Глава девятая 1
  11. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  12. ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ [Правильное раскрытие софистических опровержений]
  13. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  14. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  15. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  16. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  17. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  18. ГЛАВА ТРЕТЬЯ [Опровержение ошибочных мнений о знании]
  19. ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ [Польза от раскрытия софистических опровержений]
  20. Глава девятая