<<
>>

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Докажем теперь, что Небо не только одно, но и что нескольких ие могло бы быть, а кроме того — что оно вечно, ибо неуничтожимо и ие возникло. Но прежде разберем относящиеся сюда трудности, поскольку некоторые соображения могут привести 30 к мысли, что оно не может быть одним-едипственным. 10 Аристотель, т.
3 289 Вот они. Во всем, что существует от природы или создано искусством, форма сама по себе не то же самое, что форма в соединении с материей. Например, вид 278а (eidos) шара не то же самое, что золотой или медный шар, а форма круга опять же не то же самое, что медный или деревянный круг. Давая определение понятию шара или круга, мы не включим в определение зо- 5 лото или медь, как не относящиеся к сущности (а [определяя] медный или золотой шар — включим), но включим даже в том случае, если не сможем ни мысленно представить себе, пи найти ничего, кроме [одной] единичной вещи. Иногда такая ситуация вполне может случиться, например если бы мы нашли одии-едипст- вепный круг, и тем не менее понятия «круга» и «этого круга» будут все так же различны: первое будет 10 видом, а второе — видом в материи, т. е. единичной вещыо. Небо чувственно-воспринимаемо, следовательно, оно принадлежит к разряду единичных вещей, так как все чувственно-воспринимаемое, как мы знаем, материально. А если оно принадлежит к разряду единичных вещей, то понятия «этого неба» и «просто неба» будут различны. Следовательно, это небо пе то же самое, что просто небо, и одно [должно быть отнесено] в разряд вида и формы, а другое — в разряд того, что соединено с материей. Между тем все единичные вещи, которым присуща некоторая форма или вид, либо существуют, либо могут существовать во множестве. Это правило по необходимости должно быть одинаково верным как в том случае, если виды реальны48, так и в случае, если ничто подобное не существует в отдельности, поскольку па примере всех вещей, сущность которых имманентна материи, мы видим, что особи одного вида 20 множественны и даже бесконечны по числу.
Поэтому либо существует, либо может существовать множество Небосводов. Таковы соображения, на основании которых можно прийти к мысли, что множество Небосводов и существует, и может существовать. Л теперь вернемся к сказанному и посмотрим, что в нем правильно и что неправильно. То, что определения формы без материи и формы, соединенной с материей, различны,— это сказано пра- 25 вильно. Пусть это верно, и тем не менее нет никакой необходимости, чтобы вследствие этого существовало или могло существовать множество космосов, если только этот космос состоит (а он состоит) из всей материи. Смысл моих слов, вероятно, прояснит следующий пример. Если горбоносость — это выгнутость, присущая носу пли плоти, и плоть — материя горбоносости, ТО зо в случае, если бы из всех плотей возникла одна плоть и ей была бы присуща горбоносость, ничто другое ие было бы и ие могло бы быть горбоносым. Точно таі{ же если материя человека — плоть и кости и если из всей плоти и всех костей возник бы человек, не могущий более разложиться, то другого человека быть бы 35 не могло. Точно так же и в остальных случаях, откуда *78ь можно вывести общее правило: ни одна из вещей, сущность которых имманентна некоторой материи-субстрату, никогда пе может возникнуть без наличия некоторого количества материи. То, что Небо принадлежит к разряду единичных и материальных вещей,— это верно. Однако если оно состоит не из части, а из всей материи, то, хотя понятия 5 «неба как такового» и «этого неба» и различны, тем не менее другого Неба нет и сама возможность возникновения множества исключена, потому что это Небо уже включает в себя всю материю сполна. Остается, следовательно, доказать сам факт того, что оно состоит из всего естественного и чувственного тела. Но сначала скажем, что мы называем небом и ю в скольких значениях употребляем [это слово], дабы предмет нашего исследования стал для нас яснее49, [а] В одном смысле мы называем небом субстанцию крайней сферы Вселенной или естественное тело, находящееся в крайней сфере Вселенной, ибо мы имеем обыкновение называть небом прежде всего крайний предел и верх [Вселенной], где, как мы полагаем, помещаются t5 все божествепные существа, [б] В другом смысле — тело, которое непосредственно примыкает к крайней сфере Вселенной и в котором помещаются Луна, Солнце и некоторые из звезд50, ибо о них мы также говорим, что они «на небе», [в] А еще в одном смысле мы называем Небом [все] тело, объемлемое крайней сферой, 20 ибо мы имеем обыкновение называть Небом [мировое] Целое и Вселепную. Так вот, Небо в последнем из трех значений, которые опо имеет,— в смысле [мирового] Целого, объемле- мого крайней сферой,— по необходимости должно состоять из всего естественного и чувственного тела, так как впе Неба нет и не может оказаться никакого тела. 25 В самом деле, если за пределами крайней сферы существует естественное тело, то оно по необходимости должно принадлежать либо к числу простых тел, либо к числу составных и находиться там либо естественно, либо противоестественно.
Ни одно простое тело там находиться не может. Относительно круговращающегося [тела] уже доказано, что оно не может сменить свое зо собственное место. С другой стороны, [тело], движущееся от центра, и [тело], оседающее на дно, также пе могут [там находиться]: естественно они находиться там ие могут, поскольку свойственные им места — другие; а если они находятся там противоестественно, то внешнее место будет естественным для какого-то другого тела, поскольку место, противоестественное для одного тела, должно быть естественным для другого. Но, согласно исходным посылкам, никакого другого те- 5 ла, кроме этих, не существует. Следовательно, ни одно 270а простое тело не может находиться вне Неба. А если ни одпо простое — то и ни одпо смешанное, ибо если [там] находится смешанное, то по необходимости присутствуют и простые. Точно так же [никакое тело] не может и оказаться [за пределами Неба]: оно будет находиться [там] либо естественно, либо противоестественно и [при этом будет] либо простым, либо смешанным, так что придется снова повторить то же самое рассуждение, поскольку совершенно безразлично, какой вопрос исследовать: «находится ли опо там?» или «может ли оно там оказаться?» Итак, из сказанного ясно, что вне [Неба] нет и пе может оказаться никакого объемного тела. Следовательно, взятый в целом космос состоит из всей свойственной ему материи, ибо его материю мы определили как естественное и чувственное тело. А потому множено ства Небосводов нет ныне, не было и не может возникнуть [в будущем], по это Небо одно, единственно и в полноте своей совершенпо. Одновременно ясно, что вне Неба равным образом нет ни места, ни пустоты, ни времени. Ибо [а] во вся- ком месте может находиться тело; [б] «пустотой» называют то, в чем тело не находится, по может оказаться; [в] время есть счет движения, а движепие без ее- 15 тественного тела невозможно. Между тем доказано, что вне Неба нет и не может оказаться тела. Следовательно, очевидно, что вне [Неба] нет ни места, ни пустоты, ни времени. По каковой причине вещи, которые там [находятся], существуют не в пространстве, равно как и время их ие старит, и ни одна из [вещей], расположенных над *д> самой внешней орбитой, не знает пикаких изменений, по, неизменные и пе подверженные воздействиям, они проводят целый век (аійп) в обладании самой счастливой и предельно самодовлеющей жизнью.
(Воистину, древние изрекли это имя по божественному наитию. Ибо срок, объемлющий время жизни каждого отдельного [существа, срок], вне которого [нельзя найти] ни одну из его естественных [частей], они назвали «во- 25 ком» каждого. По аналогии с этим и полный срок [существования] всего Неба, и срок, объемлющий цело- куппое время и бесконечность, есть «Век» (aion), получивший наименование вследствие того, что он «всегда ?сть» (aei On)—бессмертный и божественпый.) От них — в одних случаях более тесно, в других слабо — зависит существование и жизнь и остальных [су- зо ществ]. В [наших] общедоступных философских исследованиях о божественном 51 также многократно показывается посредством доказательств, что первое и высшее божество должно быть всецело неизменным, что служит подтверждением сказанному. А именно, это обосновывается [там] тем, что, во-первых, нет ничего болео сильного, что могло бы привести его в движение или изменить (kincsei) (в противном случае оно превосходило бы его ПО божественности), во-вторых — тем, ЧТО 35 у него нет никакого недостатка, и, в-третьих — тем, что оно не лишено ни одного из надлежащих ему совершенств. И то, что оно движется непрекращающимся 270ь движением, также имеет разумное основапие; ибо все [тела] прекращают двигаться только тогда, когда прибудут в свое собственное место, а у круговращающегося тела исходное и конечное место движения тождественны.
<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 3. Изд-во Мысль, Москва; 550 стр.. 1981

Еще по теме ГЛАВА ДЕВЯТАЯ:

  1. Глава девятая 1
  2. Глава девятая
  3. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  4. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  5. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  6. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  7. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  8. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  9. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  10. Глава девятая 1
  11. Глава девятая
  12. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  13. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ