<<
>>

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Можно было бы спросить, почему жепщпна и мужчина не различаются между собой но виду, хотя жен- зо ское и мужское противоположны друг другу, а различие но виду есть противоположение; и точно так же — почему живое существо женского и мужского пола не инаковое по виду, хотя это есть различие в живом существе само по себе, а пе такое, как бледность и смуглость,— «женское» и «мужское» нрисущо живому существу как таковому.
А вопрос этот почти тот же, что и вопрос, почему одно противоположение создаст различие по виду, а другое пет, например: «обитающее на су- 35 ше» и «обладающее крыльями» создают такое различие,

а бледность и смуглость нет. Или же дело в том, что первые — это в собственном смысле свойства рода, а вторые — в меньшей степепп? И так как мы имеем, Ю58ь с одной стороны, определенно, а с другой — материю, то противоположения, относящиеся к определению, создают различие по виду, а противоположения, связанные с материей, такого различия не создают. Поэтому у человека такого различия не создает ни бледность, ни смуглость, и бледный человек, и смуглый не различаются между собой по виду, даже если обозначить 5 каждого из них отдельным именем. Ибо человек берется здесь как материя, а материя не создает видового отличия; поэтому отдельные люди не виды человека, хотя плоть и кости, из которых состоит вот этот человек и вот этот, разные; правда, составное целое здесь разное, однако по виду оно пе разное, так как в определении здесь нет противоположения; между тем это 1 ю есть последнее неделимое. Каллий же — это определение вместе с материей; следовательно, человек бледен, потому что Каллий бледен; значит, бледность есть нечто привходящее для человека. И точно так же не разные по виду медный круг и деревянный; медный же треугольник и деревянный круг различаются по виду не из-за [разности в] материи, а потому, что в их обо- I5 значении содержится противоположение. Но следует ли думать, что материя не делает вещи разными по виду, когда она сама некоторым образом разпая, или же она в некотором смысле это различие создаст? В самом деле, почему вот эта лошадь и вот этот человек различны по виду, хотя их определения указывают их в связи с материей? Не потому ли, что в определении содержится противоположение? Конечно, имеется различие и между бледным человеком и вороной лошадью, и при- 20 том по виду, но не поскольку один бледный, а другая — вороная, ибо если бы даже оба они были светлыми, они тем не менее были бы разными по виду. Что же касается мужского и женского, то они, правда, свойства, принадлежащие лишь живому существу, но они не относятся к его сущвости, а заключаются в материи, т. е. в теле, поэтому из одного и того же семени возникает женское или мужское в зависимости от того, какое изменение оно претерпевает. Таким образом, сказано, что значит быть инаковым по виду и почему одни вещи 25 различаются по виду, а другие нет. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Так как противоположности различны (hetera) по виду, а преходящее и непреходящее суть противоположности (ведь лишенность есть определенная неспособность1), то преходящее и непреходящее должны быть разными по роду.

Сейчас мы высказались лишь о самих общих обозначениях, и можно подумать, что пет необходимости, чтобы любое непреходящее и любое преходящее 30 были разными по виду, так же как нет необходимости быть разпыми по виду, например, бледному и смуглому (ведь одно и то же может быть и тем и другим, и даже в одно и то же время, если оно взято как общее,— как человек [вообще], например, может быть и бледным и смуглым,— а также если оно нечто единичное, ибо один и тот же человек может быть — 110 НС в одно и то же время — бледным и смуглым, хотя бледпое противопо- 35 ложно смуглому).

Но дело в том, что одни противоположности имеются у некоторых вещей привходящим образом (например, только что указанные и многие другие), а для других противоположностей ЭТО невозможно, II К НИМ OTIIO- 1059а сятся преходящее и непреходящее, ибо ничто не преходяще привходящим образом: ведь привходящее может и не быть, между тем преходящность необходимо присуща тому, чему она присуща; иначе одно и тоже было бы преходящим и непреходящим, если бы было 5 возможно, чтобы преходящность ие была ему присуща. Таким образом, преходящность должна быть либо сущностью, либо содержаться в сущности каждой преходящей вещи. И то же можно сказать относительно не- проходящиости: и то и другое2 принадлежит к тому, что присуще необходимо. Следовательно, то первое, сообразно чему и на основании чего одно преходяще, другое непреходяще, содержит противопоставление, так что оба должны быть разными по роду.

Стало быть, ясно, что пе могут существовать такие эйдосы, о каких говорят некоторые: иначе один человек был бы преходящим, другой — непреходящим3. Однако об эйдосах говорят, что они тождественны по виду единичпым вещам и пе только имеют одно с ними имя; между' тем то, что различно по роду, еще дальше отстоит одно от другого, пежели то, что различно по виду.

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 1. Изд-во Мысль, Москва; 550 стр.. 1976

Еще по теме ГЛАВА ДЕВЯТАЯ:

  1. Глава девятая 1
  2. Глава девятая
  3. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  4. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  5. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  6. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  7. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  8. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  9. Глава девятая 1
  10. Глава девятая