<<
>>

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ [Пятая цель софистов — принуждение к погрешностям в речи]

Какие могут быть погрешности в речи — об этом сказано раньше1. [Возможны три случая]: или действительно делают ошибку в речи, или только кажется, что делают ошибку, хотя и пе делают, или делают ошибку, но кажется, что не делают, как, например, Протагор говорил, что menis (злоба) и реібх (каска) — мужского рода.
Кто menis называет oylo- 20 тепбп (пагубной), тот, по Протагору, ошибается, хотя остальным это не кажется так, а кто называет ее oylo- menon (пагубным), тот, видимо, допускает ошибку, хотя, [по Протагору], он ошибки не делает. Таким образом, ясно, что можно этого добиться даже некоторым искусством. Поэтому многие доводы, не делающие заключения о погрешности в речи, кажутся делающими такое заключение, так же как это бывает при опровержениях. 25

Почти все мнимые погрешности в речи возникают из-за «tode» («вот это»), а именно когда окончание слова указывает не на мужской и не на женский род, а на средний. «Этот» означает мужской род, «эта» — женский род, а «это» хотя обычно и означает средний род, но часто указывает и на мужской, и на женский род; например, [спрашивают], кто [или что] это. Кал- м лиона, дерево, Кориск. У имен мужского и женского рода все падежи разные, а у имен среднего рода — одни разные, другие нет. Часто, когда дано «это», заключают так, как будто было сказано «этот». И точно так же в других случаях принимают один падеж за другой. Паралогизм же возникает из-за того, что toyto 35 («это») обще многим падежам. В самом деле, toyto («это») означает то hoytos («этот»), то toyton («этот» или «этого»), А должно оно означать попеременно то hoytos («этот») вместе с [глаголом] esti («есть»), то

toyton («этого») вместе с [глаголом] einai («быть»), например esti Koriskos, einai Koriskon. И точно так же с именами женского рода, а также с наименованиями, которые хотя и обозначают утварь, но имеют надежно ные окончания женского или мужского рода. Ибо 174а слова, оканчивающиеся на о и п, суть лишь среднего рода, например xylon (дерево), schoinion (веревка), а те, что оканчиваются не так, суть мужского и женского рода, иные из которых относятся к утвари, например askos (кожаный мешок) — слово мужского рода, a klinS (ложе) — женского рода. Поэтому и у них [глаголы] esti и einai создадут различие. Между прочим, погрешность в речи некоторым образом сходна с опровержениями, основывающимися на том, что несходное указывают как сходное. Так же как в опровержениях это происходит в отношении предметов, так и при погрешностях в речи — в отношении имен. Ведь «человек», [например], и «бледное» это и предмет и имя.

10 Таким образом, очевидно, что к погрешности в речи следует пытаться заключать исходя из указанных падежных окончапий.

Итак, таковы перечисленные виды, разновидности и способы приведения доводов ради спора. И так же как в диалектических [рассуждениях], здесь немаловажно для сокрытия [своей дели] как-то упорядочить все связанное с постановкой вопросов.

Вот почему 15 следует сразу после сказанного говорить прежде всего об этом.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

[Способы, какими следует избегать софистических установок вопрошающему и отвечающему]

Итак, первое [средство] для опровержения — это пространность [речи], ведь трудно одновременно обозреть многое. Для достижения такой пространности [речи] следует пользоваться указанными выше основными [топами]1. Второе — быстрота [речи]. Ибо тот, кто не успевает, менее предусмотрителен. Третье — 20 возбуждение гнева и подзадоривание, ибо те, кто приведен в замешательство, менее способны защищаться. Основные [средства] возбудить гнев [у отвечающего] — делать так, чтобы ему стало яспо, что хотят

поступать [с ним] несправедливо и совершенно беззастенчиво. Четвертое — ставить вопросы вперемежку, когда имеют много доводов или против одного и того же, или за и против. В таком случае [отвечающему] 25 приходится в одно и то же время держаться начеку или в отношении многих [доводов], или в отношении противоположных друг другу [доводов]. И вообще все названные раньше [топы] относительно искусства скрывать [свою основную мысль] полезны и для доводов, приводимых ради спора. Ибо искусство скрывать [свою основную мысль] применяется ради того, чтобы остаться неуличенным, а оставаться неуличен- пым хотят ради того, чтобы вводить в заблуждение.

Тем, кто отвергает все, что, по их мнению, подкреп- w ляет довод [собеседника], следует ставить вопросы через отрицание, как будто хотят обратное, или же ставить вопросы, требующие одинаково утвердительного и отрицательного ответа. Ведь если неясно, чего [вопрошающий] хочет достигнуть, то [отвечающий] меньше досадует. Если, когда речь идет о частном, [отвечающий] соглашается с отдельными случаями, то вопрошающий, умозаключая путем наведения, часто должен не ставить вопрос об общем, а использовать ого так, как если бы оно было уже признано. Ибо as иногда и сами [отвечающие] полагают, что они согласились с этим, равно как и слушателям это кажется так ввиду упоминания о наведении, полагая, что вопросы [относительно отдельных случаев] были поставлены не зря. В тех случаях, когда общее не обозначено [особым] именем, следует для своей цели использовать сходство. Ведь сходство часто остается незамеченным. А для того чтобы добиться согласия 4ф с посылкой, необходимо расспрашивать, сопоставляя тъ се с противоположным ей. Например, если добиваются согласия с тем, что слушаться отца следует во всем, то надо спросить, следует ли во всем слушаться родителей или ни в чем их не слушаться. Или если [добиваются согласия с тем, что родителей надо слушаться] часто во многом, то надо спросить, следует ли им уступать во многом или в немногом. Если только необходимо [повиноваться родителям], то кажется, что 5 уступать им следует скорее во многом, [чем в немногом], ибо, когда противоположности ставят рядом друг

с другом, они кажутся людям менышти и большими, худшими и лучшими.

Весьма охотно и часто вопрошающий создает видимость, что [собеседник] опровергнут, применяя в высшей степени нечестный софистический прием: пе делая никакого умозаключения, он в конце не ставит вопроса, а утверждает в виде заключения, как будто 10 строил силлогизм, что, стало быть, с тем-то и тем-то дело так не обстоит.

Еще один софистический [прием] при утверждении не согласующегося с общепринятым — требовать, чтобы, когда предположенное вначале кажется правильным, [отвечающий] высказал свое мнение об этом, и вопрос о таких [положениях] ставить так: «полагаешь ли ты...» Ведь если вопрос касается здесь 15 посылок умозаключения, то необходимо, чтобы или получилось опровержение, или было высказано мнение, не согласующееся с общепринятым: опровержение, если [собеседник] соглашается, неправдоподобное — если он и не согласен, и не говорит, что ему это кажется правильным, и нечто подобное опровержению — если он с этим не соглашается, по признает, что это общепринято.

Далее, так же как в [рассуждениях] тех, кто иску- 20 сен в красноречии, так и в опровергающих [рассуждениях] следует одинаково обращать внимание на положения [собеседника], находящиеся в противоречии или с [другими] его высказываниями, или с высказываниями тех, чьи слова и поступки он признает надлежащими, а также тех, которые кажутся такими или подобны им, или с высказываниями большинства или всех людей. И так же как отвечающие, когда их опровергают, часто объявляют двусмысленным то, на осно- 25 ве чего их собираются опровергать, так и вопрошающие должны иногда использовать это [средство] против тех, кто им возражает, чтобы, если так-то бывает, а так-то нет, сказать, что они поняли это в последнем смысле, как это делает Клеофонт в «Мандробуле»2. Следует также, отклоняясь от довода, пресекать дальнейшие нападки [собеседника], а отвечающий, чувствуя заранее [возражения противника], должен [их] so упреждать словесными доводами. Следует иногда приводить доводы не против сказанного, а против иного, принимая сказанное, если не имеют доводов против

положенного [собеседником]. Именно это сделал Ли- кофрон, когда ему было предложено прославлять лиру3. Что касается тех, кто требует умозаключения к чему-то определенному, то против них (поскольку полагают, что надо указать причину, [почему уклоня- ^ ются от сказанного вначале], а избежать общих [утверждений] легче в опровержениях) следует говорить лишь противоречащее — отрицать то, что [отвечающий] утверждал, и утверждать то, что тот отрицал, по пе следует говорить, [например], что наука о противоположностях одна и та же или не одна и та же; не следует, наконец, спрашивать о заключении в форме положения, а кое о чем [вообще] не следует спрашивать, а следует обращаться с ним так, как будто опо нечто признанпое.

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 2. Изд-во Мысль, Москва; 687 стр.. 1976

Еще по теме ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ [Пятая цель софистов — принуждение к погрешностям в речи]:

  1. ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ [Вторая и третья цель софистов. Принуждение к ложным и неправдоподобным утверждениям]
  2. ГЛАВА ПЕРВАЯ [Цель и содержание сочинения. Софисты и софистические силлогизмы]
  3. Глава 11 Софисты
  4. Задание 4. Познакомьтесь с характеристиками разных видов ораторской речи в зависимости от общей целевой установки, данными П. Сопером в книге «Основы искусства речи». В чем специфика каждого вида речи?
  5. Глава четырнадцатая
  6. Глава 12 Некоторые отдельные софисты
  7. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  8. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  9. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  10. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ ЯДЕРНАЯ КАТАСТРОФА
  11. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ [Решение проблем]
  12. Глава 14. АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ
  13. Глава четырнадцатая. СИСТЕМА И СТРУКТУРА ПРАВА
  14. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ [Шесть видов движения]
  15. Глава четырнадцатая О СРЕДСТВАХ ОППОЗИЦИИ ВООБЩЕ
  16. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ [Противоположные друг другу высказывания]
  17. Глава 7. МЕРЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ
  18. ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ [Топы, касающиеся усовершенствования в искусстве диалектики]
  19. Глава четырнадцатая ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ В КОНСТИТУЦИОННОМ ГОСУДАРСТВЕ
  20. Глава четырнадцатая. Человек, без которого не было бы пакта