<<
>>

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Можно предположить, что Гесиод первый стал искать нечто в этом роде или еще кто считал любовь или вожделение пачалом, например Парменид: ведь и 25 он, описывая возникновение Вселенной, замечает:

Всех богов первее Эрот был ею замышлен.

А по словам Гесиода:

Прежде всего во Вселенной Хаос зародился, а следом широкогрудая Гея.

Также — Эрот, что меж всех бессмертных богов

отличается \

ибо должна быть среди существующего некая причи- зо на, которая приводит в движение вещи и соединяет

их. О том, кто из них первый высказал это, пусть позволено будет судить позже; а так как в природе явно было и противоположное хорошему, и не только »85а устроенпость и красота, по также пеустроенность и уродство, причем плохого было больше, чем хорошего, и безобразного больше, чем прекрасного, то другой ввел дружбу и вражду, каждую как причину одного из них. В самом деле, если следовать Эмпедоклу и постичь его слова по смыслу, а не по тому, что он 5 туманно говорит, то обнаружат, что дружба есть причина благого, а вражда — причина злого. И потому если сказать, что в некотором смысле Эмпедокл — и притом первый — говорит о зле и благе как о пача- лах, то это, пожалуй, будет сказано верно, если только причина всех благ — само благо, а причина зол — зло. ю Итак, упомяпутые философы, как мы утверждаем, до сих пор явпо касались двух причин из тех, что мы различили в сочинении о природо2,— материю и то, откуда движение, к тому жо нечетко и без какой-либо уверенности, так, как поступают в сражепии необученные: ведь и они, поворачиваясь во все стороны, на- 15 носят иногда хорошие удары, но не со зпанием дела; и точно так же кажется, что и эти философы пе зпают, что они говорят, ибо совершенно очевидно, что они почти совсем пе прибегают к своим началам, разво что в малой степени. Анаксагор рассматривает ум как орудие миросозидапия, и когда у пего возникает затруднение, по какой причине нечто существует но необходи- 20 мости, оп ссылается на ум, в остальных жо случаях он объявляет причиной происходящего все что угодно, только пе ум. А Эмпедокл прибегает к причинам больше, чем Анаксагор, по и то недостаточно, и при этом пе получается у него согласованности. Действительно, часто у пего дружба разделяет, а вражда соеди- 25 няет. Ведь когда мировое целое через вражду распадается на элементы, огонь соединяется в одно, и так же каждый из остальных элементов. Когда же элементы снова через дружбу соединяются в одно, частицы каждого элемента с необходимостью опять распадаются.

Эмпедокл, таким образом, в отличие от своих нред- 30 птсствснников первый разделил эту [движущую] причину, признал не одно пачало движения, а два разных, и притом противоположных. Кроме того, он первый назвал четыре материальных элемонта, однако он

толкует их не как четыре, а словно их только два: С ОДНОЙ стороны, отдельно ОГОНЬ, а С другой — иротиво- 085Ь положные ему земля, воздух и вода как естество одного рода. Такой вывод можно сделать, изучая его стихи.

Итак, Эмпедокл, как мы говорим, провозгласил такие начала и в таком количестве. А Левкипп и его последователь Демокрит признают элементами полноту и 5 пустоту, называя одно сущим, другое не-сущим, а именно: полное и плотное — сущим, а пустое и (разреженное) — не-сущим (поэтому они и говорят, что сущее существует нисколько не больше, чем не-сущее, потому что и тело существует нисколько не больше, чем пустота), а материальной причиной существующего они называют и то и другое. И так же как те, кто признает основную сущность единой, а все ю остальное выводит из ее свойств, принимая разреженное и плотное за основания (archai) свойств [вещей], так и Левкипп и Демокрит утверждают, что отличия [атомов] суть причины всего остального. А этих отличий они указывают три: очертания, порядок и положение. Ибо сущее, говорят они, различается лишь «строем», «соприкосновением» и «поворотом»; ИЗ НИХ 15 «строй» — это очертания, «соприкосновение» — порядок, «поворот» — положение; а именно: А отличается от N очертаниями, AN от NA — порядком, Z от N — положением. А вопрос о движении, откуда или каким образом оно у существующего, и они подобно остальным легкомысленно обошли. 20

Итак, вот, по-видимому, до каких пределов, как мы сказали, наши предшественники довели исследование относительно двух причин.

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 1. Изд-во Мысль, Москва; 550 стр.. 1976 {original}

Еще по теме ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ:

  1. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  2. Глава четвертая
  3. Глава четвертая
  4. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  5. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  6. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  7. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  8. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  9. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  10. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  11. Глава четвертая
  12. Глава четвертая
  13. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  14. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  15. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  16. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ