<<
>>

БЕЗЫСХОДНОСТЬ

П: Как ты думаешь, напечатают они это интервью? Ф: Сомневаюсь. Во-первых, момент неудобный. П: Во-вторых, интервьюируемый неудобный. Ф; У нас все стало ненадежным. Ни в чем нельзя быть уверенным. Никому нельзя доверяться полностью.
Начиная любое дело, всегда заранее нужно принимать то, что кто-то и что-то подведет. Потому все ловят момент. Никаких долговременных планов и расчетов. П: И это в стране, в которой жизненные линии были ясны заранее. Можно было всю жизнь наперед спланировать. И все же в атмосфере всеобщей ненадежности должна иметь силу одна форма надежности. Ф: Какая? П: Негативная. Я, например, уверен, что это интервью было и последним. Ф: В каком случае ты вернулся бы в Россию, несмотря ни на что? ГГ: Если бы началась гражданская война. Но она, увы, уже невозможна. Ф: Почему ты так уверен в этом? П: Наш век внес корректив в само понятие войны. Мы привыкли войной называть такие отношения между враждующими странами и народами, когда строчат пулеметы, грохочут пушки, гудят над головой вражеские самолеты, рвутся бомбы и все такое прочее, причем - вследствие этого убиваются люди и разрушаются материальные ценности. Период Холодной войны явил миру образец войны нового типа. В ней не происходит ничего такого, о чем я сказал выше, т.е. того, что имеет место в Горячей войне. В ней вооруженные силы играют роль потенциальную, т,е, роль сил устрашения и сдерживания. Ф: Мы говорим о войне гражданской. П: Я думаю, и в отношении войны гражданской надо различать два возможных типа - “горячую” и “холодную”. В первой мыслится многое из того, что имеет место в "‘горячей'" войне вообще. Замечу кстати, что межнациональные вооруженные конфликты вроде тех, что происходят в бывшей Югославии, и между Арменией и Азербайджаном, не являются войнами гражданскими в собственном смысле слова. Это - конфликты совсем иного социального типа, Гражданская война касается социального строя и политической системы страны в основе своей. Она разделяет один народ (одну нацию) на враждующие лагеря прежде всего на этой основе. Ф: Как ты представляешь “холодную” гражданскую войну? П: Я представляю ее себе как огромное число разнообразных действий миллионов людей, из которых каждое действие по отдельности является вполне законным, совершается без нарушений привычного образа жизни и без особых усилий и кажется незначительным, но сумма которых создает социальное движение огромной силы, Действия эти привычны и общедоступны. Это, например, бойкот определенного рода товаров, газет, книг, фильмов* телевизионных передач, собраний, выборных кампаний и т.д., т.е. всего того, что так нли иначе представляет и поддерживает существующий режим. Ф: Так почему, на твой взгляд, у нас невозможна гражданская война? П: “Горячая” гражданская война широкого масштаба в России невозможна. Во-первых, оружие, необходимое для настоящей “горячей" гражданской войны, находится в руках лишь одной из потенциальных враждующих сторон, а именно той, интересы которой защищает н выражает власть. У другой потенциальной стороны оружия просто нет. А Запад не будет ее вооружать, ибо она направлена против западной колонизации России. Во-вторых, первая из рассмотренных потенциальных сторон организована высшей властью в сравнительно единую силу, способную быстро разрушить противную сторону. Последняя же не выражена четко и определенно, не осознается ее сторонниками, распылена. Она не имеет никаких шансов организоваться на длительный срок в нечто единое и ясное по целям. Ф: А “холодная”? П: Но и гражданская война второго типа (“холодная”, мирная, без выстрелов и убийств, в рамках законности) в России вряд ли возможна. Власть нынешней России и слон населения, для которых наступившее состояние есть благо, обладают средствами, достаточными для того, чтобы не допустить формирование сильной, единой и устойчивой оппозиции, способной пойти на такого рода “холодную” гражданскую войну. В их руках средства массовой информации, карательные органы и законодательство, Они могут любые действия граждан изобразить как незаконные, если почувствуют , что они несут угрозу их положению. И, само собой разумеется^ на их стороне всемерная поддержка Запада. Массы русского населения потеряли то, что можно назвать социальной ориентацией. Они дезориентированы до такой степени, что лишь немногие люди отдают себе отчет в сущности и последствиях происходящего на их глазах и с их участием процесса. Стремление любыми путями приспособиться к сложившимся обстоятельствам стало всепоглощающим. Оно низвело русское население на самый низший уровень самосохранения, гражданского безразличия и покорности власти. Я не вижу в стране идейных сил, способных как-то “наэлектризовать” широкие слои населения, возбудить их к гражданской активности. Новые поколения уже совращены сомнительными благами избавления от некоего коммунистического “тоталитаризма”. Они уже ни за какую цену не откажутся от тех грошовых материальных, культурных н идейных “ценностей”, которыми Запад наводнил Россию.
<< | >>
Источник: Зиновьев А.. Русский эксперимент: Роман.. 1995 {original}

Еще по теме БЕЗЫСХОДНОСТЬ:

  1. Чем выше титул у вора и хищника, тем ярче огонь в печи, тем безысходнее плач, тем страшнее скрежет зубов!
  2. Социальная критика как вызов обыденному сознанию
  3. § 6. Психология допроса подозреваемого и обвиняемого
  4. § 5. Психология допроса подозреваемого и обвиняемого
  5. с) ТЕМПОРАЛЬНОСТЬ ЭСТЕТИЧЕСКОГО
  6. Н.Л. ГЕККЕР ПАМЯТИ С.Н. ЮЖАКОВА
  7. Зрелищная эпоха
  8. Дети и окружающая среда
  9. АНГЛИЯ
  10. в Голоса» и экзистенция
  11. Джеймс Дэвис: почему происходят революции?