<<
>>

Установка

Понятие «установка» было введено в экспериментальную психологию JI. Ланге в 1888 г. в рамках исследования особенностей восприятия и понималось как «целостная модификация состояния субъекта, направляющая его реакции и взаимодействие» (Цит.

по: Всемирная энциклопедия: Философия. С. 990).

В социологии понятие «социальная установка» {англ. attitude) было впервые употреблено в 1918 г. У. Томасом (1863— 1947) и Ф. Знанецким (1882—1958) в работе «Польский крестьянин в Европе и Америке». В этом труде данный термин обозначал «ориентацию индивида в качестве члена группы относительно ценностей группы».

Следующий шаг в разработке понятия «установка» сделали ученые Чикагского университета. Один из наиболее известных представителей этой школы, Дж.Г. Мид считал, что установки порождаются и поддерживаются социальными факторами, среди которых центральное положение занимают опыт общения с людьми и способность видеть себя и мир таким образом, которым это определено социальными символами. Мид выдвинул гипотезу, согласно которой индивиды развивают свои установки посредством принятия установок других индивидов.

В ходе более поздних исследований выяснилось, что, независимо от ситуации, влияние других индивидов на установки определяется отношением к информатору, степенью доверия к нему как носителю установок. В дополнение к этому и доверие или недоверие к источнику информации может также рассматриваться как установка.

В современной науке существуют две основные модели установок — трехмерная и одномерная. Ученые, придерживающиеся первой модели, считают, что структура установки состоит из трех уровней: когнитивного, или познавательного (убеждения и мнения относительно объекта: «это должно быть так...»), эмоционального, или аффективного (чувства в отношении объекта: симпатия или антипатия) и поведенческого (деятельностные намерения или тенденции поступков). При этой трактовке установка отождествляется со стереотипом. Три эти компонента существуют автономно друг от друга, однако в то же время и тесно связаны. В рамках этого подхода установка определяется как «тенденция оценивать некоторую сущность в какой-то мере положительно либо отрицатёльно, выражаемая обычно в познавательных, эмоциональных и поведенческих реакциях» (М. Айзенк, ред. С. 341).

В основе одномерной модели установок лежит утверждение о том, что описанные компоненты установки практически не коррелируют друг с другом. Ученые этого направления считают, что только эмоциональная составляющая может считаться надежным показателем направленности установки на объект, и используют термины «эмоции» и «оценки» как взаимозаменяемые. Такие взгляды на структуру установки отразились и на понимании этого термина. Исследователи Р. Петти и Дж. Качиоппо (1981) определили установку как «общее, устойчивое положительное или отрицательное чувство, испытываемое в связи с каким-либо человеком, предметом или вопросом» (В.

МакГвайр, 1985) применил рассматриваемое понятие для обозначения «реакции, посредством которой “предметы мысли” локализуются в “координатах мышления”».

В ходе эмпирических исследований не было найдено окончательного подтверждения той или иной модели, установленные факты свидетельствуют, что различить три составляющие установки очень трудно.

Что касается определений отечественных исследователей, то в рамках концепции известного психолога Д.Н. Узнадзе установка рассматривалась в качестве целостного состояния субъекта, определяющего в его трактовке get, направленность сознания на некоторую активность. При этом он полагал, что в качестве необходимых условий возникновения установки к поведению выступают наличие потребности и возможности ее удовлетворения. В таком понимании человек осмысляется как активно действующий субъект, в сознании которого действительность получает определенную оценку, отношение. Иначе говоря, установки предшествуют и обусловливают любую человеческую деятельность. К представителям этой школы относятся Ш.А. Надирашвили, Ш.Н. Чхартиш- вили, A.C. Прангишвили.

Другое понимание установки связано с именем А.Н. Леонтьева, который развивал деятельностный подход, заключающийся в том, -что сутью установки является предрасположенность к действию. Такой подход позволяет выделить три функции: интеграционную, координационную, регулятивную. Очень важное положение, по мнению Леонтьева, связано с тем, что установка выступает регулятором социальных отношений.

В современной науке понятие «установка» обычно используется при рассмотрении «достаточно стабильной совокупности представлений и оценок, касающихся какой-то идеи, объекта или личности» (цит. по: Глейтман Г. и др. С. 509).

Понимание сущности установки предполагает осознание проблемы сопоставления понятий «установка» и «социальная установка». В этом смысле значима когнитивная теория гипотез экспериментальных психологов Дж. Брунера и Л. Постмана, которые суть установки видят в таком факторе, как согласие с некоторой референтной группой. Другой подход выделен необихевиористом А. Грин- вальдом, который полагает, что установка

состоит из четырех последовательно расположенных блоков, включающих: а) условные рефлексы; б) инструментальное научение; в) процесс познания; и г) поведение. Оба подхода, впрочем, были подвергнуты критическому анализу.

Д.М. Булынко определяет социальную установку как «фиксированную в социальном опыте личности (группы) предрасположенность воспринимать и оценивать социально значимые объекты, а также готовность личности (группы) к определенным действиям, ориентированным на социально значимые объекты» (цит. по: Всемирная энциклопедия: Философия. С. 990).

Д. Катц (1960) выделил четыре функции, которые, по его мнению, выполняют установки: познавательную — ко- * ординирование деятельности человека по познанию социального мира, в котором он обитает, посредством структурирования и организации получаемых сведений; утилитарную — способствование достижению целей, получению вознаграждения и избеганию наказаний; цен- ностно-экспрессивную — формирование понимания человеком того, чем он является; эго-защитную — сокрытие каких- либо чувств относительно себя или своего положения.

Большое теоретическое и практическое значение имеет вопрос о наличии связи и установки поведения. Предположения о ее существовании делаются на основании трехмерной модели установок.

В ее основе лежит предположение о том, что показателем того, положительна или отрицательна установка, являются как оценочные и эмоциональные, так и поведенческие реакции на ее объект. Значит, существует возможность наличия определенной степени соответствия между оценочной и поведенческой реакциями.

Теория когнитивного диссонанса (Л. Фе- стингер, 1954) утверждает, что при обнаружении каких-либо несоответствий в своих познаниях индивид стремится путем изменения установок уменьшить или

устранить появившийся в его сознании когнитивный диссонанс.

В то же время исследование, проведенное Р. Лапьером в 30-х гг. XX в., позволило ему сделать вывод о том, что установки далеко не всегда связаны с поведением.

А. Уикер обобщил 45 исследований, посвященных данной проблеме, и выяснил, что в большинстве случаев корреляция между поступком и установкой не превышала величину 0,3, только 10% поступков могли быть объяснены установками.

Реакция ученых на исследования 1970-х гг. в области взаимосвязи поведения и установок проявилась в изучении таких факторов, которые могли бы влиять на силу соотнесенности поступков и установок, а не на собственно его наличие и масштаб.

Однако подходы к рассмотрению связи действий и установок, о которых говорилось выше, весьма индивидуальны. В них не идет речи о контексте, в рамках которого проявляются рассматриваемые явления. С учетом этого была выработана теория обоснованного действия, совмещающая такие показатели поступка и установки, как действие, предметный контекст и временные составляющие, и полагающая установку одной из возможных детерминант поведения, вто время как под непосредственной ее детерминантой понимается поведенческое намерение. Эта теория имеет дело главным образом с произвольными поступками, в отношении которых индивидам приходится осуществлять выбор.

Теория обоснованного действия была несколько пересмотрена и «превращена» в теорию планируемого поведения, цель которой — найти объяснение поступкам не только произвольным, но и таким, которые не определяются волей индивида. Эта теория вводит новый критерий оценки поведенческого намерения — воспринимаемую управляемость поведением.

В отечественной социологии разработке проблем установки уделял большое внимание В.А. Ядов. Он рассматривал диспозиционно-установочные явления в рамках общей диспозиционной структуры личности как целостного субъекта деятельности. Ядов полагал, что главной функцией диспозиционной системы выступает психическая регуляция поведения индивида в социальной среде. Согласно его представлениям, через дис- позиционную систему устанавливается связь между потребностью, ситуацией и действием: под воздействием ситуации и соответствующих потребностей диспо- зиционные образования формируются как готовности к действию. Ядов разработал иерархическую систему диспозиций, включающую четыре уровня. К низшему уровню относятся элементарные фиксированные установки, формирующиеся в простейших ситуациях на основе витальных потребностей и регулирующие поведение в некоторой предметной ситуации, Второй уровень включает систему социальных установок (социальных фиксированных установок). Они регулируют социально значимые поступки в данных обстоятельствах. Базовые социальные установки, составляющие третий уровень иерархии, представляют собой общую направленность интересов личности на ту или иную сферу социальной активности. Определяющее значение в регуляции социальной деятельности личности в целом имеют ценностные ориентации на цели жизнедеятельности и средства достижения этих целей, составляющие высший уровень диспозиционной иерархии. Если элементарные фиксированные установки неосознаваемы, в них отсутствуют когнитивные компоненты, то следующие уровни установок включают когнитивный, эмоциональный (оценочный) и поведенческий компоненты.

На первом уровне формируются элементарнейшие установки человека, которые отчасти могут выступать как бессознательное, нечто привычное. Здесь установки понимаются так, как их трактовал Узнадзе. На втором уровне выступают уже более сложные диспозиции, которые представляют собой аттитюды.

На этом уровне вырабатываются некоторые отношения, поэтому и выделяются предложенные М. Рокичем «аттитюд на объект» и «аттитюд на ситуацию», которые имеют при этом трехкомпонентную структуру (аффективный, когнитивный и поведенческий компоненты). На третьем уровне установки связаны со сферой деятельности человека: они выступают уже как базовые социологические характеристики, определяющие направление интересов человека. Так же как и установки предыдущего уровня, эти имеют трехкомпонентную структуру и определяют отношение, но уже не к объекту, к целой сфере. Четвертый уровень составляют ценностные ориентации личности. Этот уровень имеет такую же структуру, как и три предыдущих, но с тем отличием, что когнитивный компонент проявляет себя сильнее других, поскольку такие ситуации, которые складываются в обществе, требуют размышлений.

Обобщая различные подходы к пониманию социальной установки, можно вернуться к попытке найти теоретическое объяснение социально значимого поведения. Примером такого плодотворного подхода является концепция В. Мак Дугала (1908). Он считал возможным трактовать установку через такие понятия, как «инстинкт», «привычки» и «чувства». Уточняя трактовку, можно сказать, что социально значимое поведение обусловлено: 1) инстинктивными побуждениями, которые подсказывает социально-психо- логическая природа индивида; 2) привычными действиями ближайшего окружения и социальной организации (места работы, отдыха, времяпровождения и т.д.); 3)

волевыми ориентациями (волевой установкой), которую сформировал жизненный опыт и которую человек намерен реализовать («я поступлю так, как считаю целесообразным и важным для себя»), исходя как из личных, так и из общественных потребностей.

Изменение и стабильность установок — принципиальный вопрос, возникающий в ходе их исследования. Несмотря на возможность изменения установок из- за убеждения (если источник информации располагает к доверию и авторитетен) и из-за потребности человека в поддержании своего знания (информации), они достаточно стабильны, без чего невозможен был бы полноценный процесс самоидентификации. Стабильность установок встречается чаще, нежели их изменение: в основном люди не выходят за пределы своего социального и экономического окружения. Данный принцип лежит в основе существования стереотипов.

Цель такого явления, как убеждающая коммуникация, состоит в формировании у индивидов сознания необходимости совершить какое-либо действие. Среди обширного набора факторов, определяющих успех такого рода сообщений, не последнее место занимают их содержание, а также характеристики личности, от которой исходит информация. Поведение может изменять установки, если между ними существует определенное разногласие. Для его преодоления нужно менять единственно пригодную для этого в такой ситуации величину — установку, так как поведение постфактум изменить невозможно.

Обобщая различные подходы к пониманию социальной установки, можно вернуться к попытке найти теоретическое объяснение социально значимого поведения. К такой плодотворной попытке относится концепция В. Мак Дугала, выдвинутая еще в начале прошлого века. Он считал возможным трактовать установку через такие понятия, как «инстинкт», «привычки» и «чувства». Уточняя трактовку, можно сказать, что социально значимое поведение обусловлено: 1) инстинктивными побуждениями, которые подсказывает социально-психологическая природа индивида, 2) привычными действиями ближайшего окружения и социальной организации (места работы, отдыха, времяпровождения и т.д.), 3) волевыми ориентациями (волевой установкой), которые сформировал жизненный опыт человека и которые он намерен реализовать («я поступлю так, как считаю целесообразным и важным для себя»), исходя как из личных, так и общественных потребностей.

В заключение надо отметить, что социальная установка является специфическим явлением, тесно связанным с такими компонентами сознания, как потребности, мотивы, ценности, интересы.

Социальную установку, таким образом, следует рассматривать как детерминированную социальным опытом модель восприятия и отражения идеальных или материальных объектов действительности, рациональное и чувственное представление о возможности осуществления тех или иных действий для достижения поставленных целей.

Следует подчеркнуть тот факт, что в современной науке прослеживается тенденция отказа от определения установки как готовности к конкретному способу реагирования в пользу предрасположенности личности к данной реакции.

Основной метод измерения социальных установок — шкалирование посредством шкал Р. Лайкерта, Л. Гутмана, Л. Терстоуна, Э. Богардуса.

Знание о социальных установках имеет большое фундаментальное и прикладное значение при изучении общественного сознания и поведения личности и социальных групп, механизмов влияния средств массовой информации, по-

<< | >>
Источник: Тощенко, Жан Терентьевич. Тезаурус социологии: темат. слов.-справ. / под ред. Ж.Т. Тощенко. — М.: ЮНИТИ-ДАНА. - 487 с.. 2009

Еще по теме Установка:

  1. Проблемы социальной установки в теории установки Д.Н.Узнадзе
  2. Проблема формирования социальной установки в экологической концепции социальной установки
  3. § 5. Стационарные огнегасительные установки
  4. Естественная установка
  5. Становление проблемы социальной установки
  6. Психология установки
  7. Проблемы взаимодействия установки и деятельности
  8. МЕТОДИКА ДИАГНОСТИКИ КОММУНИКАТИВНОЙ УСТАНОВКИ В.В. БОЙКО
  9. АДАПТАЦИЯ К УСТАНОВКАМ АУДИТОРИИ
  10. Перспективы исследования феномена социальной установки
  11. «Теория установки» Д. Н. Узнадзе
  12. Римская установка
  13. КАК ФОРМУЛИРОВАТЬ КЛЮЧЕВЫЕ УСТАНОВКИ
  14. Когда и как установки влияют на поведение?
  15. КЛЮЧЕВЫЕ УСТАНОВКИ ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ОБУЧЕНИЯ
  16. Использование документов прикрытия. Установка
  17. КЛЮЧЕВЫЕ УСТАНОВКИ ДЛЯ ОСВОЕНИЯ ОБЩЕЙ СХЕМЫ САМОГИПНОЗА
  18. Время как смылообразующий фактор структурирования социальной установки