§ 3. Социология и проблема «свободы от ценностных суждений» в научном познании

В социологии давно вопрос «Должны ли сами социологи активно защищать и пропагандировать программы практических социальных преобразований и социальных изменений?» — дискуссионный. С этим тесно связан вопрос об объективности социологического знания и является ли социология наукой в том аспекте понимания этого термина, как он трактуется относительно наук естественных.
Вопрос настолько сложен, что краткого и однозначного ответа на него в социологии нет. На заре становления позитивистской социологии ее основатели (О. Конт, Г. Спенсер, Э. Дюркгейм и др.), ориентированные на естественнонаучные методы исследования, как уже отмечалось, верили, что социологическое знание беспристрастно и отражает «истину». Эта вера была значительно поколеблена, когда социологи вплотную подошли и начали изучать проблемы культурных ценностей. Даже М. Вебер, который рьяно отстаивал пришцш объективности в процессе социологического познания, был вынужден констатировать, что ценностные предпочтения не могут быть доказаны с помощью научной аргументации. Не вдаваясь в теоретико-методологические тонкости проблемы определения такого сложного феномена, как понятие «ценности», ограничимся лишь констатацией некоторых очевидных позиций, связанных с его трактовкой, которые получили достаточно широкое распространение в учебной литературе. Ценности, как обычно утверждается в современной социологии, — это определенные культурные стандарты, исходя из которых отдельные люди и целые социальные группы определяют, что есть социальное благо, справедливость, добродетель, красота и которые в широком смысле являются нормативными установками к различным проявлениям общественной жизни. Ценности —это утверждения о должном с позиций культуры и лежат они в основе определенных предпочтений, которые люди считают истинными. Их объективное содержание обычно упускается из виду. Культурные ценности и убеждения не только влияют на наше восприятие окружающей среды, но и формируют человеческую личность. Культура и ее ценности носят исторический характер. Для социологии вопрос об отношении к ценностям очень важен в гносеологическом отношении. Ценности (ценностные установки) включаются в любого рода исследования, причем на различных его этапах и множеством способов (даже в вопросах выбора областей исследования: одни выбираются, другие игнорируются). Одно время считалось, что социология может сохранить свою объективность, если социологи будут сохранять нейтралитет в вопросах морали и политики. Впоследствии эта установка была подвергнута резкой критики. Так, по утверждению Э. Гидденса. нет никаких оснований думать, что ученые, сторонящиеся общественных дискуссий, будут обязательно более объективны в науке, в изучении социологических проблем. «Ни один умудренный опытом социологии человек не останется безучастным в отношении неравенства, существующего сегодня в мире, отсутствия социальной справедливости во многих ситуациях или бесправия миллионов людей. Было бы странно, если бы социологи не принимали участия в практической деятельности, и было бы нелогично и непрактично пытаться запретить использовать их социологический опыт»13. Идентичные мысли еще в начале 60-х годов XX в. высказал К. Поппер в своей известной статье «Логика социальных наук»: «Мы не можем лишить ученого его пристрастия, не лишив его в то же время его человечности, и мы не можем подавить или уничтожить его ценностные суждения, не уничтожив его как человека или как ученого. Наши мотивы и наши чисто научные идеалы, включая идеал бескорыстного поиска истины, глубоко укоренены во вненаучных и отчасти религиозных ценностных суждениях. Объективный и “свободный от ценностей” ученый не является идеалом ученого»14. Хотя К. Поппер и признавал невозможным отделить научную работу от вненаучных приложений и оценок, тем не менее он считал, что необходимо бороться против смешения различных сфер ценностей и, в частности, отделять вненаучные оценки от вопросов истинности. Эту задачу он возлагал на научную критику и научные обсуждения. По его убеждению, «научная объективность — это не дело отдельных ученых, а социальный результат взаимной критики, дружески-вражеского разделения труда между учеными, их сотрудничества и их соперничества. По этой причине она зависит отчасти от ряда социальных и полити ческих обстоятельств, делающих такую критику возможной»15. «Чистота чистой науки», по К. Попперу,—это идеал, который, вероятно, недостижим, однако «это идеал, за которым мы постоянно боремся — и будем бороться средствами критики»16. В число задач этой критики он включал и требование указывать «на смешение ценностей и отделять чисто научные проблемы ценностей — проблемы истинности, релевантности, простоты и т. п. — от вненаучных проблем»1'. Рассматривая свой критический подход в качестве метода социальных наук, К. Поппер считал, что он ведет к вполне разумным методам и логическим результатам. Здесь нельзя не отметить, что тезис, связанный с утверждением объективности науки, ее свободы от ценностей, носит парадоксальный характер, поскольку свобода от ценностей уже сама по себе есть ценность. Все аргументы говорят за то, что в реальной деятельности социолога не может быть познания, свободного от ценностей: нравственных, политических, религиозных и т. д. В целом, как показала история развития социологической науки, познавательная установка, ориентированная на то, что никакого иного отношения к общественным явлениям не должно быть, кроме того, которое существует в естествознании к явлениям природы («общественные факты должны изучаться как вещи»), не выдерживает во многих отношениях научной критики и она практически неосуществима. Тем более, что само утверждение об исключительной объективности естественных наук также во многом спорно, поскольку на исследование этих наук оказывают влияние и определенные предубеждения, и морально-политические факторы, вопросы научной карьеры и т. д. и т. п. В этом случае стоит вновь сослаться на К. Поппера, который эту проблему, что называется, знал «изнутри»: «Совершенно неверно считать, что позиция представителя естественных наук более объективна, чем позиция представителя общественных наук.
Представитель естественных наук так же пристрастен (partisan), как и любой другой человек... »18. Таким образом, можно утверждать, что полная свобода от ценностных установок не только невозможна, но и нежелательна для социологии. Вопрос о ценностной нейтральности социологии, как и ценностной заинтересованности социологического познания, возник вместе со становлением социологии как самостоятельной науки и он сопровождает ее на всем протяжении исторического развития. Небезынтересно в этой связи привести точку зрения известного русского социолога Н. И. Кареева — автора первого в России учебника по социологии «Введение в изучение социологии» (1897). Исходная посылка размышлений Н. И. Кареева относительно социологического объективизма направлена на доказательство того, что это требование по отношению к обществу невыполнимо, поскольку такой подход приравнивает общество как предмет изучения к материальным предметам окружающего мира и игнорирует человеческую личность и ее достоинства. По Н. И. Карееву, к человеку и ко всему человеческому, кроме отношения чисто теоретического, существует еще особого рода отношение, которое он называет этическим. Отсюда его вывод, что «во всех вопросах, так или иначе касающихся достоинств человеческой личности, ее свободы, ее прав и интересов, ее благополучия и развития, одно теоретическое отношение является большою односторонностью, а на практике может приводить даже к безнравственным результатам»19. Как считает русский социолог, точки зрения научного объективизма и этического субъективизма (ценностного подхода, говоря современным языком) совпадают и представляют собой только два разных вида одного и того же отношения. в основе которого лежит соблюдение одних и тех же требований, а именно: беспристрастия и справедливости. Причем обе точки зрения — объективно-научная и субъективно-этическая — должны дополнять друг друга и дополнять не только в изучении общественной действительности, но и в выработке общественного идеала. Важной мыслью стало и то, что Н. И. Кареев ориентировал социологию на изучение нравственной стороны общественной жизни и рассматривал ее в контексте моральной эволюции человечества. По его справедливому утверждению, этический элемент теоретически неустраним из социологии, поскольку он существует в самой общественной жизни и выступает одним из проявлений субъективной стороны социального прогресса. Отсюда устранение этического элемента из социологии было бы не только теоретически ошибочно, но и опасно в нравственном и общественном смыслах, ибо этот пробел был бы заполнен социальным индифферентизмом, который не может дать всестороннего понимания общественной жизни. Во многом сходные мысли в 70-е годы XX столетия высказал известный американский социолог А. Гоулднер в своей книге «Наступающий кризис западной социологии» (1971), где он выступил как основатель новой, «рефлексивной» социологии, предметом которой становится сама социология и ее отношения с обществом. Свою задачу А. Гоулднер видел в «вычленении освободительного потенциала современной академической социологии из сдерживающей его консервативной структуры... »20. Говоря о социологическом знании, он исходил из невозможности рассматривать в качестве единственно важного во проса — вопрос о том, что наиболее жизнеспособная часть каждой теоретической системы может быть выделена посредством одного лишь «исследования». Проблема, по его мнению, заключается в том, чтобы определить социальные и политические последствия той или иной интеллектуальной системы. Освобождают ли они людей или подавляют? Призывают ли они людей к существующему миру или предоставляют возможность преодолеть его границы? Продолжая свою мысль, А. Гоулднер пишет: «Безусловно, познавательная значимость интеллектуальной системы не может и не должна оцениваться по своему идеологическому содержанию или социальным последствиям. Но отсюда не следует, что интеллектуальная система должна оцениваться (или, по таким соображениям, всегда оцениваться) исключительно с точки зрения ее познавательной значимости, ее истинности и ложности. Те, кто на этом настаивают, просто предпочитают игнорировать или недооценивать другое значение и последствия теории и фактически отказываются брать на себя ответственность за них, хотя они существуют»21. Настаивая на важности установки о том, что социальный мир не только отражается социологом, но и создается им, его познавательными пристрастиями и интересами, А. Гоулднер прямо подчеркивает: «Критику современного общества нельзя сделать более обоснованной, не заострив интеллектуальные инструменты этой критики, включая социологию и другие социальные науки. Соответственно критика социологии будет поверхностной, пока эту дисциплину не начнут рассматривать как испорченный продукт испорченного общества и пока мы не станем уточнять их взаимосвязь в деталях»22. Критикуя существующие среди социологов убеждения в том, что социология должна быть «ценностно свободной наукой», американский мыслитель заостряет внимание на том, что «научный метод — это не только логика, но и этика, даже более того —это идеология». «Социологи, — пишет он,— должны отказываться от человечески понятной, но претенциозной предпосылки, что взгляды других людей определяются их потребностями, а их собственные убеждения осно- вываются на логике и разуме» . Все это еще раз говорит о сложности социологического познания и несводимости его к однозначной установке о «чистой и объективной научности свободной от ценностей» или к «ценностно заинтересованному знанию». В исследовательской деятельности они не только идут «параллельным курсом», но и взаимодействуют друг с другом. Как представляется, не может быть разработан никакой свод логических правил и универсальных инструментов, которые бы позволяли в про цессе научного познания гарантировать социологу «абсолютную научность» и отстраненность от того, что называют «ценностно ориентированным знанием». В противном случае это уже будет не научное познание общества, а исследование «мертвой материи».
<< | >>
Источник: В. Я. Ельмеев, Ю. И. Ефимов, И. А. Гро мов, Н. А. Пруель, М. В. Синютин, Е. Е. Тарандо, Ю. В. Перов , Ч. С. Кирвель, В.И.Дудина. Философские вопросы теоретической социологии .— 743 с. 2009

Еще по теме § 3. Социология и проблема «свободы от ценностных суждений» в научном познании:

  1. § 3. Роль ценностного сознания в истории научного познания бытия
  2. В. С. Швырев Философия и проблемы исследования научного познания
  3. 4. Эмпирический и теоретический уровни научного познания. Формы научного познания
  4. Проблемы научного познания в истории философии и науки
  5. § 4. Полипарадигматизм социологии и проблемы ее научного единства
  6. § 1. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ И РОЛЬ СОЦИОЛОГИИ В ИХ ПОЗНАНИИ
  7. Определите тип суждения (А, Е, I, О). Сформулируйте стандартную форму этого суждения и остальных суждений с теми же субъектом и предикатом по логическому квадрату. Считая данное суждение истинным, что вы можете сказать об истинности других суждений с теми же субъектом и предикатом.
  8. 2. Проблема свободы личности, свобода и ответственность, свобода и необходимость.
  9. Изменение ценностного смысла отношений человека к природе в различных философских и научных воззрениях
  10. Задание 17. Определите тип суждения (А, Е, I, О). Сформулируйте стандартную форму данно-го суждения и остальных суждений с теми же субъектом и предикатом. Считая данное суждение истинным, определите истинность, ложность или неопределенность остальных суждений с теми же субъектом и предикатом по логическому квадрату.
  11. 3. В положительной теоретической метафизике существует эффективная процедура обоснования a priori необходимой истинности ее суждений, расширяющих познание.
  12. ТЕМА 11 ПОЗНАНИЕ. НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ
  13. Формы научного познания.
  14. НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ