<<
>>

Социальное предвидение

Социальное предвидение было присуще человечеству на всех этапах его существования, начиная с момента появления на исторической арене. На первых порах оно развивалось в формах, которые отражали донаучный опыт и методы предугадывания будущего и которые существуют и поныне в виде: 1 Обыденных представлений, основанных на основе обобщения жизненного опыта (приметы, например) и 2) псевдопредвидения (ясновидения, озарения, прорицания, пророчества).

Именно эти формы предвидения эксплуатируют астрология, мистика, эзотерика, шарлатанство и кликушество, опирающиеся в первую очередь на произвольные домыслы, так и не гнушающиеся данных науки.

Элементы научного предвидения получили свое развитие еще в Древнем мире (например, предсказание Фалесом солнечного затмения в 585 г. до н.э.). По мере обогащения знания все чаще и чаще предсказывались (и сбывались) события или явления, которые неминуемо должны были состояться.

В полном объеме научные основы предвидения сложились только в XX в. Именно в этом веке футурологи заявили о себе. Термин «футурология» предложил в 1943 г. немецкий социолог О. Флехт- хейм в качестве названия некоей надклассовой «философии будущего», которую он противопоставлял идеологии и утопии. В начале 1960-х гг. этот термин получил распространение в смысле «истории будущего», «науки о будущем», призванной монополизировать предсказательные функции существующих научных дисциплин.

Исследование проблем будущего развивалось по нескольким направлениям. В 1960-х гг. преобладали технологические теории, сводившие социальный прогресс общества только к росту уровня технико-экономического развития и возможность его модернизации (3. Бжезин- ский, Г. Кан, Р. Арон, Б. де Жувенель, Ж. Фурастье). Другое направление было связано с доказательством необходимости конвергенции капитализма с социализмом, созданием и укреплением постиндустриального общества (Д. Белл, А. Тоффлер (США), Ф. Бааде (ФРГ), Р. Юнгк (Австрия), Ф. Полак (Нидерланды), Ю. Галь- тунг (Норвегия)). И наконец еще одно направление придерживалось тезиса о неизбежности катастрофы «западной цивилизации» перед лицом научно-технической революции (А Уоскоу (США) и др.).

В начале 1970-х гг. на передний план выдвинулось течение, которое выступило с концепцией неизбежности «глобальной катастрофы» при существующих тенденциях развития общества. Ведущее влияние в этом течении приобрел Римский клуб, по инициативе которого раз* вернулось «глобальное моделирование» перспектив развития человечества. Участники этих исследований и другие футурологи разделились на два основных направления: одни из них развивают идеи социального пессимизма (Дж. Форрестер, Д. Медоус, Р. Хейлбронер), другие пытаются доказать возможность избежать катастрофы с помощью «оптимизации» развития человечества (А. Тоффлер, М. Ме- сарович, Э. Ласло (США), И. Кайя (Япония), Г. Линнеман (Нидерланды), А. Эррера (Аргентина) и др.).

В отечественной философии и социологии наиболее существенный вклад в разработку проблем предвидения внесли Э.А. Араб-Оглы, И.В. Бестужев-Лада,

А.М. Гендин, В.В. Косолапов, В.А. Лисичкин и др.

В современной научной литературе предвидение в большинстве случаев трактуется в двух смыслах: 1) как предсказание тех или иных событий, 2) как предпочтительное знание о событиях и явлениях, которые существуют, но не зафиксированы в опыте.

Это противоречие, когда явление или событие существует (или возможно его существование), но не отражено в опыте, порождают до- и ненаучные формы предвидения, основанные на подсознании (интуиции), на жизненных наблюдениях и возможных вариантах поворота человеческих судеб. Псевдопредвидение проявляет себя в пророчествах, прорицаниях, откровениях, гаданиях, когда его носители пытаются претендовать на такие формы опереженного познания, которые неизвестны науке, но присущи отдельным индивидам в силу особенностей их индивидуального сознания. Так, астрология стремится своеобразно трактовать опыт, обращая внимание на фиксацию повторяющихся событий в физическом пространстве (при определенном расположении светил). Но так как знаки зодиака, светила, помноженные на многообразие человеческих судеб, дают такое количество вариантов развития событий, что сосуществование научного и ненаучного объяснения становится не только возможным, но и успешно конкурирующим.

Социальное предвидение имеет несколько форм конкретизации. Прежде всего надо отметить предчувствие (простое предвосхищение), которое может выступать как психофизиологическое или биологическое явление, практически присущее всему живому организму, и как социальное явление, которое находит воплощение и отражение в жизни многих людей и связано обычно с ожиданием вероятностных событий. Более высокой формой является предугадывание (сложное предвосхищение), которое присуще только человеку и выступает как вид его интеллектуальной деятельности, как размышление о будущем на основе личного опыта. Это проявляется в понимании или представлении о будущности своей личной судьбы, своей профессии, своего ближайшего окружения и контактной среды (микросреды). Следующим уровнем является конкретное научное предвидение как логический вывод из закономерностей развития определенного природного или общественного явления, когда известны причины его зарождения и функционирования и ход развития представляется в виде определенного алгоритма. Иногда конкретное научное предвидение обретает вид предсказания, когда оно локализировано во времени и пространстве. Высшей формой научного социального предвидения является определение совокупности будущих изменений, которые ожидаются в рамках всего общества, касаются всего человечества или его крупных страт (И.В. Бестужев-Лада, 1995).

Подводя итог сказанному, социальное предвидение можно определить как одну из важнейших форм опережающего отражения действительности, направленную на определение возможного со- стояния общественных процессов, относящегося к будущему и обладающего значительной степенью неопределенности, но поддающегося выявлению, познанию и применению в теории и практике управления.

Важнейшая функция научного предвидения состоит в том, чтобы дать информацию о степени неопределенности различных не- или малоуправляемых параметров, влияющих на развитие социальных процессов. В этой связи имеет смысл остановиться на классификации неопределенностей. Неопределенности, т.е. неполное и неточное представление о значениях различных параметров в будущем, порождаются различными причинами. Если классифицировать неопределенности в зависимости от причин, по которым они возникают, то можно выделить два их вида. К первому будут относиться неопределенности, являющиеся следствием неполного знания объективных тенденций, по которым развивается тот или иной процесс, а ко второму — неопределенности, порождаемые случайностью, непредвиденным стечением обстоятельств, экстраординарными событиями.

Очевидно, что по мере углубления знаний об интересующем нас объекте неопределенности первого вида уменьшаются. Что же касается неопределенностей случайного характера, то они объективно присущи реальной действительности и их практически нельзя устранить. Такие неопределенности можно только учесть при сравнении альтернатив и выборе наилучшей.

Если классифицировать неопределенности, отнесенные ко второму виду, по принципу общности методов, применяемых для их учета, то образуются три группы. В первую группу входят неопределенности, возникающие под действием случайных факторов, которые подчиняются известным объективным законам. Они обычно учитываются с помощью различных статистических методов. Ко второй группе относятся неопределенности, обусловленные воздействием случайных факторов, подчиняющихся неизвестным законам. В эту группу в основном входят неопределенности, относящиеся к состоянию среды. Неопределенности подобного рода учитывают сопоставлением преимуществ и недостатков каждой альтернативы в результате рассмотрения матрицы возможных результатов при различных состояниях среды или на основе рассмотрения так называемых игр с природой. Третью группу составляют неопределенности, возникающие в конфликтных ситуациях, когда противостоящая сторона стремится помешать достичь той или иной цели. В основе учета таких неопределенностей лежит предположение об активном поведении противостоящей стороны. Иногда для выбора наилучшего варианта действий при наличии неопределенностей, относящихся к этой группе, применяют методы теории игр.

Все это относится к ограничениям, которые накладываются на достоверность и эффективность предвидения, но в то же время подчеркивает факт, что наше знание о незнании служит более эффективному обоснованию при принятии управленческих решений.

Что касается методов социального предвидения, то процесс познания и их применения начинается с анализа (описания) как того, что уже имеется в реальности, так и того, что скрывается в латентном виде в общественных явлениях и событиях, но предполагается возможность его появления (возникновения). На этом этапе от исследователя требуется не только описание очевидных фактов, но и внимательный анализ того, что дезорганизует развитие событий, деформирует их или, наоборот, повышает активность тех социальных сил, которые еще незначительны по своему воздействию, но их влияние имеет устойчивую тенденцию к росту.

Диагноз как метод требует, в о - п е р- в ы х, выявления главной тенденции, определения перспективы развития социального процесса, установления тех генеральных направлений, которые и будут характеризовать состояние общества, его отдельных сфер и направлений в будущем. Именно такое выявление главной перспективы помогло Г. Форду в 1915 г. сделать сознательную ставку на производство массового и дешевого автомобиля на основе предвидения, что его рабочие станут покупателями своей продукции. Эта установка полностью оправдала себя в 1930-е гг., с началом формирования среднего класса, который и стал потребителем этой продукции. В о - в т о- р ы х, процесс предвидения не должен отвлекаться на мелочи, на детали, чтобы в основу было положено не простое накопление известных переменных, в учет тех индикаторов, которые характеризуют назревание качественных переменных. В 80-е гг. XIX в. в Москве было осуществлено предсказание того, как будет выглядеть общественный транспорт в городе. Творцы этого документа исходили из верной и в целом обоснованной предпосылки, что население города вырастет в несколько раз. Но прогноз в отношении будущего транспорта авторы предсказания свели к простому подсчету, сколько будет извозчиков, сколько будет конок (конных трамваев), полностью исключив то, что находилось еще в зачаточном состоянии — открытие электричества, начало массового потребле ния нефти, что в будущем вызовет кардинальные изменения во многих отраслях национального хозяйства, в том числе и в общественном транспорте. И тогда будущей Москве не потребуются десятки и сотни извозчиков — наоборот, они полностью исчезнут и вместо них появятся принципиально новые виды транспорта: автомашины, трамваи, троллейбусы, метро. В-третьих, социальное предвидение предполагает оптимальное сочетание рационального и интуитивного, чувственного, в котором рацио играет ведущую роль, по крайней мере, являясь ограничителем в отношении буйных фантазий, опирающихся на домыслы, прекраснодушные пожелания и надежды. В-четвертых, ни один из выводов социального предвидения не должен быть абсолютизирован, противопоставлен другому или, наоборот, согласован с другим за счет потери определенных качественных характеристик. И наконец, социальное предвидение базируется на максимально полной информации, как непосредственно, так и косвенно касающейся будущего явления или процесса. Но даже при этом, особенно при долгосрочных и перспективных попытках заглянуть в будущее, информация может совершенно отсутствовать, и тогда просто невозможно предвидеть наступление событий. Известный научный журналист Я. Голованов, проанализировав предсказания конца XIX

и начала XX в., показал, насколько могут быть велики просчеты. В это время человечеству предсказывали орошение пустынь, создание искусственного климата, победу над раком, изобретение питательных пилюль, заменяющих обычную пищу. Но никто не помышлял о проникновении человека в космос и триумфе ракетной техники; о создании атомного оружия и атомной энергетики, о расшифровке генетического кода и методах генной инженерии.

Еще более поразительно предвидение изменений в политической сфере, осуществленное в середине XX в. Так, в одном «научном» пророчестве утверждалось, что Китай в 1972 г. нанесет ядер- ные удары по Дели и Сингапуру, после которых эти города исчезнут с лица Земли. Австралия распадается на четыре государства. Из Испании выделятся Каталония и Страна Басков. Бретань отколется от Франции, Бельгия распадется на Фландрию и Валонию. На севере Норвегии, Швеции, Финляндии, России и Канады возникнет независимое государство саамов, т.е. конфедерация арктического Полярного круга. И в то же время никто 100 лет назад не предсказывал распада Российской империи.

В современных условиях, в условиях техногенной и информационной революций методы социального предвидения находятся в поиске, в процессе творческой разработки и проверки временем, что, несомненно, постоянно обогащает арсенал науки управления обществом.

Основная литература

Социологическая энциклопедия. М., 2005. Т. 2. С. 247-249.

Тощенко Ж.Т. Социология. М., 2005. С. 515—525.

Энциклопедический социологический словарь. М., 1995. С. 574-575.

Дополнительная литература

Виноградов В. Г., Гончару к С. И. Законы общества и научное предвидение. М., 1972.

Методологические проблемы социального предвидения. К., 1979.

Никитина Л.Г. Предвидение как человеческая способность. М., 1975.

Тоффлер Э. Третья волна. М., 2002.

Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 752.

Фукуяма Ф. Конец истории. М., 1992.

<< | >>
Источник: Тощенко, Жан Терентьевич. Тезаурус социологии: темат. слов.-справ. / под ред. Ж.Т. Тощенко. — М.: ЮНИТИ-ДАНА. - 487 с.. 2009

Еще по теме Социальное предвидение:

  1. § 1. СУЩНОСТЬ СОЦИАЛЬНОГО ПРЕДВИДЕНИЯ
  2. § 5. Что такое социальное предвидение?
  3. § 2. МЕТОДЫ И ТРЕБОВАНИЯ К ПРОЦЕССУ СОЦИАЛЬНОГО ПРЕДВИДЕНИЯ
  4. § 2. ПРЕДВИДЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ
  5. Глава 1 СОЦИАЛЬНОЕ ПРЕДВИДЕНИЕ
  6. § 3. РОЛЬ ИНТУИЦИИ В СОЦИАЛЬНОМ ПРЕДВИДЕНИИ
  7. § 4. ЧЕТВЕРТЫЙ АРГУМЕНТ, ОСНОВЫВАЮЩИЙСЯ НА РАССМОТРЕНИИ БОЖЕСТВЕННОГО ПРЕДВИДЕНИЯ
  8. § 3. Предвидение и воля
  9. СУЕВЕРНЫЕ ПРОРОЧЕСТВА И НАУЧНЫЕ ПРЕДВИДЕНИЯ
  10. ГЛАВА ПЕРВАЯ ПРЕДЕЛЫ ИСТОРИЧЕСКИХ ПРЕДВИДЕНИЙ
  11. ГЛАВА 5 ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ И СОЦИАЛЬНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В МЕТОДОЛОГИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ
  12. Социальное неравенство, социальная стратификация и социальная мобильность
  13. Социальное неравенство, социальная стратификация и социальная мобильность
  14. Социальное неравенство, социальная стратификация и социальная мобильность
  15. 1. Социальная система, социальная структура и социальная справедливость
  16. Методы и формы взаимодействия между социальной педагогикой и социальной работой
  17. 2.2.1. Социальная защита безработных как элемент социальной политики государства