<<
>>

РЕЖИМЫ ВООБРАЖЕНИЯ И ПОСТМОДЕРН: «МУСИ-ПУСИ»

Если оставить в стороне программу-максимум Постмодерна по ликвидации бессознательного вообще, можно заметить, что наиболее частыми обращениями к мифемам в Постмодерне являются обращения к ноктюрну. Эвфемизм, хотя и противоположен логеме по определению, по мере остывания ее бдительности постепенно проникает повсюду.
В худшем положении оказывается диурн. Он блокирован и в сфере логоса (логема противостоит и логистике, и логике, и логосу, и тем более чистому диурну — отсюда обязательный «антифашизм» Постмодерна), и в сфере мифоса, где начинают шевелиться именно наиболее донные пласты, подвергавшиеся дискриминациям и репрессиям начиная с самых архаических периодов развертывания социума. Отсюда характерные для Постмодерна обращения к Дионису и сатанизму, а также к прямым или косвенным феминоидным культам: откровенным, в форме неоведьмовства, — WICCA — и несколько завуалированным — в неофеминизме, а также в растущей индустрии для женщин (макияж, загар, стретчинг, спортинг, липосакция, подтяжки кожи, омоложение, средства гигиены, гормональная терапия и т. д.). Ноктюрн, как мы видели, никогда не допускался в общество напрямую, он предварительно обязательно подвергался экзорцизму. Социум и ноктюрн — противоположности. Но когда общество самоликвидируется в пользу постобщества, у ноктюрна больше нет ограничений, и он наконец-то свободен занять позиции, которые ранее занимать никак не мог. Два явных признака поднимающегося в Постомодерне ноктюрна — это индустрия еды и индустрия секса (об этом шла речь в предыдущем разделе). Питание и половые отношения были жестко регламентированы во всех типах обществ. Это следствие работы диурна и героического мифа, допускающего в социум живот, лоно (в обоих смыслах — и дигестивном, и эротическом) только через цепочку очистительных ритуалов. Ноктюрн и есть та сфера бессознательного, которая подвергается табу, а в случае разрешенности и очищения становится нао. Постмодерн, ликвидируя общество, ликвидирует основания для цензурирования ноктюрна. Бесстыдство еды и бесстыдство секса идут в постобществе рука об руку. В рекламе, маркетологии, медийных стратегиях они тесно переплетаются. В этом смысле чрезвычайно показательна эстрадная песенка российской исполнительницы Кати Лель «Муси-пуси»475. Рефрен более чем выразителен: Муси-муси, пуси-пуси, миленький мой, Я горю, я вся во вкусе рядом с тобой. Я как бабочка порхаю над всем, и всё без проблем Я ночью тебя съем. Здесь характерно сочетание эротического и нутритивного контекстов, которые совпадают по линии интеграции ноктюрнических мифем. Эротика и принятие пищи сливаются в общий комплекс «муси-пуси», что можно рассматривать как норматив постсоциологии. Это и есть работа усталой логемы, выстраивающей окружающее бытие вдоль сливающихся осей ноктюрна. Отсюда и эвфемизация бытия — порхающая «бабочка-душа» и «все без проблем». «Проблем нет» — это громко сказано. Проблемы есть, и они повсюду, но развертывающийся ноктюрн по формату антифразы обозначает имеющиеся проблемы формулами «нет проблем», «без проблем», «никаких проблем». С логической точки зрения проблемы от этого не решаются, а с точки зрения ноктюрнической мифемы — «решаются». Логема дрожит между тем и другим, она готова рухнуть в мифему и никогда боль- ше не давать о себе знать. Впрочем, такие песни характерны для общества архео- модерна, где сползание в эвфемизированный идиотизм — операция привычная и несложная. Развивая эту линию, можно сказать, что постобщество должно и далее легитимировать питание и секс, снимая один запрет за другим. Это мы видим в тенденции мэйнстримного кино: постепенно туда включаются не просто эротические сцены, но прямая порнография, настаивающая на «художественном» значении соответствующих эпизодов. Сетевое общество Интернет демонстрирует повальный вирус виртуальной порнографии. Жующий гамбургер неопрятный осоловелый интернетчик, рассматривающий на экране (поверхность Делёза) порнокартинки, — классическая фигура постмодернистского постобщества. Постмодерн — это тенденция построения общества на тех принципах, которые исключают общество: на еде и стерильном (все более и более извращенном) сексе, а также на сопровождающих их аксессуарах. Это (пост)общество ноктюрна, где диурн в чистом виде демонтирован, маргинализирован и криминализирован. ?
<< | >>
Источник: Дугин А.Г.. Социология воображения. Введение в структурную социологию. — М.: Академический Проект; Трикста. — 564 с. — (Технологии социологии).. 2010

Еще по теме РЕЖИМЫ ВООБРАЖЕНИЯ И ПОСТМОДЕРН: «МУСИ-ПУСИ»:

  1. ГЕОПОЛИТИКА И РЕЖИМЫ ВООБРАЖЕНИЯ
  2. РЕЖИМЫ ВООБРАЖЕНИЯ И СОЦИАЛЬНЫЕ КЛАССЫ
  3. Рефлексы и доминанты и их связь с группами мифов и режимами воображения
  4. ГЛАВА 33Правовий режим спеціальних(вільних) економічних зон таспеціальний режим господарювання
  5. 4. Воображение
  6. ЗАКОНЧЕН ЛИ СПОР О ПОСТМОДЕРНЕ?
  7. ГЛАВА 8. ВООБРАЖЕНИЕ
  8. 8.2. Виды воображения
  9. ГЕНДЕР В ПОСТМОДЕРНЕ
  10. КОНЦЕПТ ПОСТМОДЕРНА
  11. ГЕНДЕР В ПОСТМОДЕРНЕ ГЕНЕТИЧЕСКИ СВЯЗАН С ЛИБЕРАЛИЗМОМ
  12. Воображение
  13. Наука постмодерна
  14. § 1. Понятие о воображении
  15. ВООБРАЖЕНИЕ - КАРТА
  16. РЕЛИГИЯ И ПОСТМОДЕРН (КВЕНТИН ТАРАНТИНО)
  17. АРХЕОМОДЕРН И ПОСТМОДЕРН: ОБМАНЧИВАЯ ВИДИМОСТЬ СХОДСТВА