<<
>>

ПАТРИАРХАТ БУРЖУАЗНОГО СТРОЯ

При переходе к Модерну патриархальность социума возрастает еще в большей степени. Буржуазия строит свою собственную идеологию на нормативном типе взрослого состоятельного и рационального мужчины, который становится образцовой 487 ячейкой гражданского общества.
По сравнению с христианским Средневековьем, где во главе стоял логос, отныне начинает доминировать логика, рациональность, распространенная на широкие социальные институты — на область права, государства, политики, экономики, техники. Именно мужская рациональность ложится в основу политических, социальных и правовых основ капиталистического общества. Это общество строится на жестком исключении и подавлении женщин, которые — особенно в протестантской морали — рассматриваются как существа «нечистые», «неразумные» и лишенные нравственных и упорядочивающих начал, необходимых для предпринимательства и здоровой организации общества. Капитализм в этом смысле в полной мере наследует мускулиноидную инерцию диурна, но переносит дифференцирующий принцип героического мифа на нового субъекта. Субъектом выступает более не героическое вертикальное измерение мира (молния, огонь, высота, как в архаических обществах), не персонифицированный Бог-Логос (как в монотеизме), но коллективная конструкция, общество в целом, организованное на логических основаниях. Маскулинное начало тем самым и усиливается, становится более тотальным и всеобъемлющим, и рассредоточивается, распыляется, а следовательно, в чем-то ослабевает. Экстенсивный вектор расширяющейся патриархальности несет в себе вместе с тем снижение концентрации мускулиноидности в отдельных институтах и личностях — в отличие от сословного строя, где это начало концентрировалось в сословиях жрецов (клира, отвечавшего за Небесный Логос и контакты с ним) и воинов (сохранивших воинственный героический дух в чистом виде). Буржуазия расширяла патриархат, но вместе с тем ослабляла его мифологические свойства.
В этом проявляются последовательность рождения логоса из диурнического мифа и последующая оппозиция логоса мифосу в целом. Мифель Фуко в своей книге «История безумия в классическую эпоху»439 так описывает новые формы буржуазного патриархата, силой навязывающего нормативы мужской рациональности с помощью тюрем, клиник и изоляторов: «В стенах изоляторов заключено, так сказать, негативное начало того государства нравственности, о котором начинает грезить буржуазное сознание в XVII в., — государства, уготованного для тех, кто с самого начала не желает подчиняться правилам игры, государства, где право воцаряется не иначе, нежели с помощью неумолимой силы; где при верховенстве добра торжествует одна лишь угроза; где добродетель настолько ценна сама по себе, что не получает в награду ничего, кроме отсутствия наказания. Под сенью буржуазного государства возникает странная республика добра, в которую силой переселяют тех, кто заподозрен в принадлежности к миру зла. Это изнанка великой мечты буржуазии в классическую эпоху, предмета великих ее забот: слияния воедино законов Государства и законов сердца». При этом сексуальность, отождествленная с женщиной, не просто попадает в разряд греха, как в Средневековье, но рассматривается как патология, разновидность безумия, анормальности и требует лечения. Лечение же, по Фуко, в Новое время, и особенно лечение психических заболеваний, отождествлялось с наказанием. Так, в секулярную сферу капитализма постепенно переходило протестантское учение о предестинации и воздаянии за грехи в земной жизни. Женщина, бедняк, безумный и безработный мыслились как проклятые и с точки зрения Реформации, и с точки зрения последующей за ней протестантской этики, ставшей после секуляризации и отказа от протестантской теологии основой капитализма — скелетом его логики. Переход от Средневековья к Реформации и Просвещению сопровождался не улучшением, но ухудшением положения женщин в обществе. Буржуазная мужская рациональность тяготела к тому, чтобы превратиться в общеобязательный норматив, тем самым женская психология, женский социальный гендер подвергались не просто экзорцизму, как ранее, но в публичной сфере отвергались вовсе как нерациональное, сентиментальное, аффективное начало.
Буржуазное общество несло в себе окончательную десакрализацию, «расколдовывание мира», а это значит, что пространства для мифа больше не оставалось вообще, а единственным, через что феминоидное начало могло ранее заявить о себе, был именно миф и связанный с ним культ. В монотеизме это мифологическое начало резко сократилось в объеме, в секулярном капитализме — исчезло окончательно. Если диурн имеет в себе логосные и нелогосные (чисто мифологические) аспекты, то фе- миноид состоит только из нелогосных элементов, то есть целиком и полностью принадлежит мифу. Вместе с расколдовыванием мира произошла и его дефеминизация. Это можно спроецировать на уровень риторики. Риторические тропы, которые мы соотносили с ноктюрном, — эвфемизм, антифраза, литота, метонимия, метафора, катахреза, синекдоха, гипотипоз, гипербат, эналлага, антилогия и т. д. — суть выражения волшебства, инструменты очарования и околдовывания и одновременно образы фантастического мира, где все не так, как в мире обыденном (логос-логика) и где невозможное становится возможным (как растворяются границы вещей под покровом ночи). Расколдовывание мира в капитализме означает изгнание из него женщины.
<< | >>
Источник: Дугин А.Г.. Социология воображения. Введение в структурную социологию. — М.: Академический Проект; Трикста. — 564 с. — (Технологии социологии).. 2010

Еще по теме ПАТРИАРХАТ БУРЖУАЗНОГО СТРОЯ:

  1. Глава вторая. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА
  2. ТЕОРИЯ ЦЕННОСТЕЙ - СМ. АКСИОЛОГИЯ ФЕМИНИЗМ - СМ. ФИЛОСОФИЯ ФЕМИНИЗМА
  3. 2. Пять влечений, непримиримо противоречащих друг другу.
  4. Постсоветское гендерное гражданство: идеологии неотрадиционализма
  5. Мойра Гейтенс
  6. ГЛАВА ВТОРАЯ ПЕРВИЧНЫЕ КОРНИ ПРОСТИТУЦИИ
  7. ИСТОРИЯ
  8. Дмитрий Михель СУПРУЖЕСКАЯ СПАЛЬНЯ: К «СВЯТАЯ СВЯТЫХ» СОВРЕМЕННОЙ СЕМЬИ И ОТ НЕЕ
  9. [РЕЧЬ НА ОБЕДЕ В ЧЕСТЬ IIL ФУРЬЕ 7 АПРЕЛЯ] 1
  10. ГЛАВА 14 ГЕНДЕРНЫЙ ВЫЗОВ СОВРЕМЕННОСТИ
  11. Социальные доктрины учеников 3. Фрейда48
  12. ПАТРИАРХАТ БУРЖУАЗНОГО СТРОЯ
  13. СНЫ ВЕРЫ ПАВЛОВНЫ
  14. Урок 7 ДЕСПОТИИ ВОСТОКА