<<
>>

Парадоксы

«Что за химера этот человек? Какое новшество, какой монстр, какой хаос, какой узел противоречий, какое чудо! Судья всех вещей, слабоумный земной червь; носитель истины, клоака недостоверности и ошибок; слава и хлам вселенной.

Узнай же, гордец, каким парадоксом являешься ты для себя! Смирись, бессильный разум, замолчи, глупая природа; узнайте, что человек бесконечно превосходит человека». В этих словах французского математика, физика и философа Б. Паскаля (1623—1662) выражено предельное изумление перед непостижимой и неустранимой внутренней противоречивостью, интеллектуальной и этической амбивалентностью человеческого существа. Это образное высказывание великого мыслителя отражает одну из попыток познать сущность человека, его неоднозначную природу, его место и роль в решении злободневных общественных проблем.

Парадоксы и их роль в жизни общества и человека заинтересовали мыслите- лей еще в древности. Но если Б. Паскаль это высказал по отношению к человеку, пытаясь познать его сущность, то мыслители древних цивилизаций решали проблемы парадоксальности применительно к процессу познания, процессам логического мышления.

Одно из первых представлений о парадоксах было сформулировано в Древней Греции, когда ими обозначались противоречия в рассуждениях, возникающие при соблюдении их логической последовательности. Трактовка их близка к понятию «апория» ( от грен. — затруднение, недоумение), по своей сути обозначающего трудноразрешимое положение, возникающее в результате противоречий в рассуждениях. Классическим примером апории считаются парадоксы Зенона Элейского (ок. 490 — ок. 430 до н.э.) в его рассуждениях об Ахиллесе и черепахе. Специфика этого парадокса заключается в том, что в нем отождествляются и считаются совпадающими два процесса — физическое движение и возникновение в нашем сознании последовательности его частей.

В Средние века философская мысль приступила к осмыслению антиномии (от грен. — противоречие закона самому себе, противоречие внутри закона), которым обозначалось соединение в ходе рассуждения двух прямо противоположных утверждений, каждое из которых может быть одинаково обосновано. Понятие «антиномия» имело первоначально юридический смысл и означало противоречие между двумя законами или внутри одного закона. В Кодексе Юстиниана (535) предусматривается случай, когда закон вступает в противоречие с самим собой. Эта коллизия названа антиномией в изданном в 1613 г. «Философском словаре» Р. Гоклениуса.

У И. Канта (1724—1804) антиномии трактуются как противоречия, которые неизбежно рождаются вследствие того, что понятие абсолютного, бесконечного, приложимое лишь к миру вещей в себе (тезис), применяется к миру опыта, где наличествует только преходящее, конечное и обусловленное (антитезис). Он сформулировал четыре антиномии. Для примера назовем первую из них: «Мир имеет начало во времени и ограничен в пространстве. — Мир не имеет начала во времени и бесконечен в пространстве».

Это и подобные утверждения в одинаковой степени и доказуемы и недоказуемы. Эти противоречия, по Канту, возникают только потому, что разум отважился пуститься в исследование вещей, как они существуют сами по себе («вещь в себе»).

Антиномии Канта оказали серьезное влияние на уточнение логических основ математики в XIX в., с одной стороны, и возникновение гегелевской диалектики, с другой. Известные трудности, ощущавшиеся в основаниях математики после открытия И. Ньютоном (1643—1727) и Г. Лейбницем (1646—1716) дифференциального и интегрального исчислений, попытался преодолеть Г. Кантор ( 1845— 1918) на основе теории множеств. К этому времени произошли великие кризисы в основаниях математики, связанные с открытием иррациональных чисел, бесконечно малых величин. В дальнейшем открытый в 1902 г. Б. Расселом ( 1872— 1970) парадокс о множестве всех нормальных множеств показал, что и положительный и отрицательный ответы в равной степени доказуемы. Именно открытие Г. Кантором в 1893 г. и Б. Расселом в 1902 г. серии парадоксов, связанных с актуализацией бесконечных множеств, породило Третий — Великий кризис оснований математики, который продолжается по сей день. Но если разобраться по существу, парадокс, связанный с актуализацией бесконечных множеств, является не чем иным, как попыткой интерпретации знаменитого парадокса «лжеца», автором которого является древнегреческий мудрец Евбулид (VII в. до н.э.).

В 1926 г. английский математик и логик Ф. Рамсей предложил первую (и получившую наибольшее распространение) классификацию парадоксов, разделив их на две группы: логические парадоксы (парадокс Рассела, парадокс Кантора) и семантические парадоксы.

Последние образовали особую группу парадоксов только в начале XX в., когда теория познания столкнулась с необходимостью объяснения и интерпретации нового класса противоречий, связанных с тем, что многие слова имеют различные значения и в каждом конкретном случае только анализ смысловых связей позволяет отбросить те, которые являются посторонними.

В современную эпоху было осуществлено новое прочтение парадоксов. Великая заслуга Паскаля состояла в том, что он один из первых применил понятие парадокса к исследованию реального бытия человека, его сознания и поведения. Он поставил вопрос о необходимости выявить и изучить парадоксы и их проявления в реальной жизни, в процессе осуществления тех или иных видов деятельности. Однако новый шаг в их изучении стал реализовываться только в XX в., когда социальная мысль предприняла попытки познать сущность человека, выразить его основные черты и особенности в условиях экономических, политических и социальных изменений, происходящих так глубоко и с такой быстротой, что это не могло сказаться на сознании и поведении человека. Пытаясь объяснить эти изменения, в этот период появились такие характеристики его сущности, как «одномерный человек» (Г. Маркузе), «бунтующий человек» (А. Камю), «одинокий человек» (Ф. Кафка), «замкнутый» (Н. Элиас), «человек-зверь» (Ж. Бодрийяр). За каждой такой характеристикой стоит обстоятельный анализ противоречивых тенденций в сознании и поведении людей.

В отечественной научной литературе также были предприняты попытки описать человека и его состояние в постсоветской России. В ряде работ человека называли совком, лукавым человеком, потерянным, катастрофическим. Но каждое их этих определений, на наш взгляд, затрагивало лишь одну из сущностных сторон человека и не может претендовать на его всестороннюю характеристику.

Парадокс как реальное проявление противоречия в общественном сознании и поведении отражает и воплощает в себе следующие характеристики.

Во-первых, в нем находит отражение противоречивость процесса познания. Существующие рассуждения о том или ином процессе или явлении в равной степени доказывают как истинность, так и ложность некоторого предположения. Иначе говоря, имеющееся знание (информация) не позволяет делать однозначные выводы и получать бесспорные умозаключения. Эта возможность получения не просто других, а взаимоисключающих результатов является базой (основой) для продолжения существования сложившихся и возникновения новых парадоксов. Другим вариантом возникающих парадоксов в процессе познания* выступает неоднозначность (вариативность) трактовки того или иного понятия, что может быть преодолено посредством согласования смыслов тех или иных определений.

Во-вторых, парадоксы в сознании и поведении людей порождаются противоречиями жизненного опыта. Реальная практика показывает не только возможность существования взаимоисключающих ценностей и установок у отдельных социальных групп и людей, но и культивирование этого противоречия, в результате чего появляются противостоящие друг другу утверждения, действия и поступки.

В-третьих, парадокс проявляет себя в ситуации, когда отождествляется реальный процесс и представление (знание) о нем. Чаще всего это случается в процессе преобразующей деятельности человека. Это отождествление реальности и знания о ней нередко приводит к трудно разрешимым противоречиям, когда процесс познания может отражать реальность приблизительно, а иногда и односторонне и тем самым не соответствовать практике, которая на этом основании отвергает не только это, но и все научное знание.

В-четвертых, абсолютизация прежних знаний приводит к появлению, порождению парадоксальных ситуаций, когда изменившаяся жизненная ситуация диктует иную логику и иную программу поведения людей. Особенно наглядно это проявляется в общественно-политической деятельности, когда парадоксом становится достижение политической партией целей, отвергаемых полностью или частично предшествующим опытом.

В-пятых, парадоксы порождаются ситуативностью в деятельности субъектов экономического, политического, социального или духовного процесса, когда ими принимаются решения и осуществляются действия, творцы которых ориентируются на ограниченные источники информации, не учитывают данные во всей их совокупности и игнорируют не совпадающее с их мнением знание. Важным условием и причиной парадоксальности выступают те объективные противоречия, которые помимо воли и сознания человека или групп людей возникают в процессе познания и реализации его выводов и результатов. На это в первую очередь обращают внимание исследователи, занимающиеся логикой познания. Так, А.А. Зенкин приводит следующий пример: «Один великий ученый открывает совершенно абстрактную формулу Е = т2с, другой великий ученый открывает новый химический элемент и-238, третий, талантливый инженер, изобретает технологию обогащения урана и производит из него атомную бомбу, четвертый, политик, принимает решение использовать эту атомную бомбу в самых «высоких и гуманных» целях, пятый, пилот-исполнитель, доставляет этого «Малыша» куда надо и делает с ним то, что приказано. «Гуманитарные» последствия такого «подарка» напоминают о себе до сих пор. Кто виноват? Вопрос, на который не существует ответа. Так, один из величайших факторов промышленного прогресса — принцип разделения труда ради повышения его эффективности «во благо...» имеет своим следствием вначале разделение ответственности, а затем — и разделение совести. Не этой ли глобальной исторической ситуацией создаются условия для возникновения парадоксов, когда каждый отдельный акт сам по себе имеет правомочность и правомерность, но результат этих совместных последовательных действий приводит к непредвиденным, неприемлемым для человечества последствиям?

И наконец, парадоксы проявляют себя в случае, когда самые разнородные действия, сами по себе в отдельности являющиеся рациональными, будучи соединены воедино, в систему, обнаруживают не просто несогласованность, а абсолютную противоположность, несовместимость друг с другом. К причинам появления таких парадоксов можно отнести ситуации, которые Т. Кун называет аномалиями и кризисами, когда в орбиту исследования незаметно втягиваются новые объекты, наличие которых постепенно ставит под сомнение истинность существующей картины мира и ее составляющих. Эти ситуации приводят к тому, что в системе знания накапливаются необъяснимые факты, нередко приобретающие форму парадоксов.

Парадоксальность усиливается и потому, что современный «мир требует включения человека во все возрастающее многообразие социальных структур, что сопряжено с гигантскими нагрузками на психику, стрессами, разрушающими его здоровье. Социологические исследования выявили парадоксы прежде всего в тех сферах общественной жизни, которые подверглись существенным изменениям и влияют на повседневную жизнь человека, его настроение и самочувствие. Особенно актуален для людей в нынешней ситуации поиск ответа на вопрос: кто ответствен, виноват в таких неутешительных для большинства населения изменениях в обществе?

Парадоксальность поведения и сознания постоянно проявляется в том, что как общественные институты, так и многие люди заявляют или декларируют одни цели и жизненные ориентации, а на деле осуществляют иные, иногда прямо противоположные установки. Парадоксальность поведения особенно наглядно обнаруживается в конкретных жизненных ситуациях, когда публично и словесно провозглашаемые суждения опровергаются практическими действиями.

Все сказанное о парадоксе можно обобщить в следующих его характеристиках. 1.

Странное, расходящееся с общепринятым мнение или высказывание, противоречащее (иногда только на первый взгляд) здравому смыслу. Такая ситуация широко распространена и охватывает значительный спектр явлений — от заблуждений до новых, пионерных идей. 2.

Явление, кажущееся невероятным (или невероятный, удивительный случай). Под эту трактовку подпадает достаточно большой круг реальных процессов и явлений — от неопознанных летающих объектов до ситуаций, когда производителю невыгодно сеять хлопок, гречку или растить сады (или платить налоги) при внешне доброжелательной официальной экономической и социальной политике. 3.

Процессу при реализации которого достигается результат, прямо противоположный ранее провозглашенным целям или, по крайней мере, принципиально отличающийся от первоначальных замыслов или намерений.

Но особенно наглядная и объемная парадоксальность характерна для обществ с неустойчивым развитием, находящихся в состоянии нестабильности, аморфности, неопределенности вектора исторического процесса. В этих условиях парадоксы сознания и поведения становятся массовыми, всеобъемлющими, порождающими причудливые сочетания добра и зла, чести и умысла, верности и предательства, безрассудного новаторства и упрямого традиционализма.

Суть парадоксального сознания и поведения заключается в том, что люди неосознанно, не по злому умыслу олицетворяют удивительнейший феномен — в одном и том же человеке уживаются противоположные, а иногда и просто взаимоисключающие друг друга оценки, установки, ориентиры и намерения. Человек как бы бежит сам от себя и от общества одновременно в прямо противоположных направлениях. Наш дезориентированный современник нередко, сам того не замечая, исповедует противостоящие друг другу истины и, что поразительно, относится к взаимоисключающим мнениям и суждениям с доверием, ориентируется на них вполне искренне, часто не замечая этого явного несоответствия.

Основная литература

Социологическая энциклопедия. М., 2003. Т. 2. С. 151-154.

Тощенко Ж.Т. Социология. М., 2005. С. 423—428.

Тощенко Ж.Т. Парадоксальный человек. М., 2007. Гл. 3.

Дополнительная литература

Барулин B.C. Российский человек в XX веке. Потери и обретения. СПб., 2000.

Левада Ю. Советский человек. М., 1998.

Мнацаканян М. О. Парадоксальный человек в парадоксальном обществе // Социологические исследования. 2006. № 6.

Сидорина Т.Ю. Парадоксы кризисного сознания. М., 2002.

Томалинцев В. И. Человек на рубеже тысячелетий. Парадоксы духовного развития. СПб., 1999

<< | >>
Источник: Тощенко, Жан Терентьевич. Тезаурус социологии: темат. слов.-справ. / под ред. Ж.Т. Тощенко. — М.: ЮНИТИ-ДАНА. - 487 с.. 2009 {original}

Еще по теме Парадоксы:

  1. 25. СЕМЬ ПАРАДОКСОВ
  2. 3. Разрешение парадокса
  3. СОФИЗМЫ И ПАРАДОКСЫ
  4. ПАРАДОКС ВЕРЫ
  5. Парадокс лжеца
  6. Парадокс Ришара
  7. КАПИТАЛИЗМ И ПАРАДОКС НАМЕРЕНИЙ
  8. 7.3. Софизмы и логические парадоксы.Некорректные аргументы
  9. Классы и парадоксы
  10. БОЖЕСТВЕННЫЙ ПАРАДОКС
  11. Парадокс времени
  12. 2.4. Парадоксы исторического творчества
  13. Парадоксы материальной импликации.
  14. Парадоксы современного общества
  15. ПАРАДОКС ПОЗИЦИИ СОЦИОЛОГА
  16. Теория типов как способ исключения парадоксов
  17. ГЛАВА 16 ПОДЧИНИТЬ ПАРАДОКС СТРАСТИ ЛЮБВИ И БРАКУ
  18. Парадоксы информационно-коммуникативного мира
  19. Парадоксы жизни и гибели Николая 2