<<
>>

Этносоциодогия

В самом общем виде этносоциология изучает процессы и явления^ раскрывающие сущностные черты и специфику проявления национального в обществе и степень его влияния на все сферы социально-экономической, политической и духовной жизни.

Так как практически в мире не осталось однонациональных государств, этнические проблемы стали характерными для всех без исключения стран. Только они проявляют себя по- разному. Так, в XX в. распались многонациональные государства (сначала Ав- стро-Венгрия, Британская империя, затем СССР, Югославия, Чехословакия). Ряд стран испытывает серьезные межэтнические потрясения (Индия, Индонезия, Цейлон, многие государства Африки). Активизировались иноэтнические группы в странах, в которых долгие годы не проявлялась межнациональная напряженность: в Канаде (особая позиция французских жителей провинции Квебек), в Испании (деятельность басских сепаратистов), в Бельгии (противостояние фламанцев и валлонцев). Более того, обострились этнические противоречия в странах, которые издавна считались многонациональными, но имеющими в своем составе различные этнические группы (во Франции, Турции). В сочетании с религиозными эти противоречия наложили серьезный отпечаток на повседневную жизнь и привели к трагедиям в Северной Ирландии, Пенджабе (Индия), бывшей Югославии.

Поворот к этнонациональным проблемам происходит в глобальном масштабе. Достаточно сказать, что в войнах и вооруженных конфликтах вес этнического фактора в 1984—1989 гг. достиг, по данным Т. Райта, половины (15 из 30), в то время как за весь период нового времени с 1496 по 1983 г. только 86 из 240 войн характеризовалось той или иной степенью этнической нетерпимости. Анализ реальной ситуации показывает, что удельный вес этнических столкновений и вооруженных конфликтов в ближайшем будущем будет возрастать.

В мировой и отечественной социологии существует немало попыток уточнить предметное поле специальной социологической теории, которая получила название «этносоциология». Очевидно, что данное научное направление имеет своей целью исследование (изучение, анализ) этнонациональных отношений в широком смысле этого слова, связанного с возникновением, развитием и функционированием этнических общностей — от рас до малых этнических групп, от народов, имеющих многомиллионное население, до небольших, малочисленных национальных общностей, насчитывающих несколько десятков или сотен человек, от этносоциальных различий внутри одного народа до таких специфических явлений, как диаспора — общности людей, живущих за пределами своего этнического окружения.

В трактовке содержания этносоцио- логии существует ряд принципиально отличающихся друг от друга концепций.

Долгое время господствовала примор- диалистская теория, которая выводила сущность этнического как генетически заданного, предопределенного природой, на что потом наслаивается социальная реальность со всеми ее противоречиями.

К середине XX в. все большее распространение стала получать конструктивист - кая концепция^ которая все больше и больше ориентируется на то, что этническое задается средой, процессом развития человека в системе определенных общественных отношений, что этничность есть продукт среды, идей и воспитания, а не генетически заданных признаков. В настоящее время предпринимаются попытки сконструировать еще одну концепцию — модернистскую, которая абсорбирует отдельные положения как примордиализма, так и конструктивизма и на этой основе объясняет как генетически опосредованные, так и социально приобретенные характеристики этничности.

Но все эти концепции так или иначе используют такие понятия, как «этнос», «народ», «нация», «этничность», «этническое (национальное) (само)сознание».

Под этносом понимается очень широкий круг общественных явлений и процессов, которые происходят в большинстве стран мира и реализуются в самых различных измерениях.

Во-первых, этнос изучается как реальная жизнь, сознание и поведение основных рас, существующих в мире — белой, желтой, черной (европеоидной, монголоидной и негроидной). Спорным остается вопрос, можно ли население тихоокеанских островов считать расой. Но даже если остановиться только на трех названных, мы не можем игнорировать факт их не только биологических, но и социальных различий и также тех проблем взаимодействия, которые реально существуют между ними, особо проявляющихся в совместной жизни в одной стране, в одном государстве.

Во-вторых, каждая из рас подразделяется на группы народов, а те, в свою очередь, на еще более дробные части. Так, белая раса состоит из романской, кельтской, иберийской, балтийской и славянской групп народов, которые в свою очередь состоят из носителей тех конкретных черт и особенностей этнонаци- ональной жизни, что позволяет считать их единым народом или нацией. Каждый из них имеет как некоторые общие, так и специфические характеристики, отличающие их жизнь, быт, нравы от аналогичных и родственных народов. Так, славянская группа включает в себя русских, украинцев, белорусов, чехов, поляков, болгар, сербов и др.

В-третьих, этнос нередко отождествляется с конкретным народом (нацией), каждый из которых имеет уникальные черты и признаки, отличающие их друг от друга. Они классифицируются по величине: большие народы, малочисленные народы. Не менее значима их характеристика по степени зрелости их экономической и политической жизни, развитости культуры, языка, приверженности к традициям и обычаям, что связано с возможностями их автономного существования.

В-четвертых, народы, особенно крупные, нередко состоят из этнических групп, которые, сохраняя много общего между собой, имеют специфические различия. Иногда этнические различия продиктованы религиозными различиями (православные сербы, католики хорваты и мусульмане боснийцы, проживавшие в недавнем прошлом в одной стране, представляли и единый народ). Их существование нередко обусловлено историческими и культурными особенностями развития (бретонцы, корсиканцы, нормандцы во Франции, шотландцы, уэльсцы (валлийцы) и англичане в Великобритании, саксонцы и баварцы в Германии и т.д.). Особенно это характерно для народов, которые еще в недавнем прошлом сохраняли наследие родоплеменных связей. Так, казахская нация подразделяется на три жуза — большой, средний и малый; чеченцы — на 12 тейпов (родов). Такое внутриэтническое деление характерно и для таджиков, узбеков, киргизов, многих народов Кавказа.

И наконец, этнос представлен таким феноменом, который все больше и больше проявляет себя — это диаспоры, т.е. этнонациональные группы, живущие в отрыве от ареала расселения основной (значительной) части народа, но сохраняющие контакты между собой и поддерживающие свою национальную культуру, язык, традиции и обычаи.

Но все эти уровни и видовое разнообразие понятия «этнос» только тогда играет роль, когда этносоциология сосредоточивает свое внимание на таких аспектах, которые не рассматриваются, не анализируются никакой другой наукой, а именно: общественное сознание и поведение людей в их этническом преломлении и функционировании в определенной социальной среде.

Что касается понятия «нация», то стоит напомнить, что в научную и политическую лексику это слою вошло в XIX в., в период становления национальных государств в Европе. Особенно значительной была дискуссия о сущности и роли наций, прошедшая в конце XIX — начале XX в. по инициативе австрийских ученых и политиков. Дело в том, что в условиях лоскутной Австро-Венгрии, населенной в то время немцами, венграми, румынами, сербами, словаками, поляками, украинцами и итальянцами, как ни в каком другом государстве Западной Европы, остро стоял вопрос о таком феномене, как этнонациональные особенности разных народов и проблеме их сосуществования и согласования интересов. Именно в этот период и была сформулирована идея, которая нашла свое воплощение в марксизме: нация — это исторически сложившаяся общность на базе единства территории, экономической жизни, общего культурного пространства, выражающегося в духовной близости, языке, общности совместной жизни.

Однако жизнь внесла коррективы в это определение, когда, с одной стороны, стал осмысливаться опыт функционирования восточных наций и, с другой стороны, возникло многообразие этно- национальных проблем, по-иному проявивших себя в XX в. Как трактовать человека, не знающего родного языка, но считающего себя представителем этой нации? Как объяснить ассимиляционные процессы, этническую миграцию, обострившееся чувство национальной идентичности, менталитета?

Это привело к тому, что в современной, в том числе и отечественной, науке понятие нации трактуется по-разному: во-первых, как государство-нация, в котором согласно англо-американской традиции согражданство означает национальность (В.А. Тишков, 1993); во-вторых, как определенное сообщество, которое формируется на основе общности языка, культуры с учетом высокого уровня развития экономической и политической жизни («немецкая школа», марксистская трактовка нации); в-третьих, как принцип самоидентификации, признание принадлежности к определенной группе, обладающей единым этническим самосознанием. Все эти точки зрения отражают особенности или особые характеристики такого общественного феномена, как нация. При трактовке понятия «нация» необходимо исходить из того, что процесс возникновения, развития и формирования наций надо рассматривать, как и всю социальную реальность, в контексте исторического развития. Сложность этого понимания связана с тем, что в ходе развития действовали и продолжают действовать, частично налагаясь друг на друга, различные тенденции образования, укрупнения и функционирования этно- национальных общностей. Если на первом этапе в период родоплеменных отношений происходил процесс консолидации и складывания крупных этнических общностей из мелких, то на втором этапе в период становления капитализма нации и народности формировались на основе общности экономической жизни на определенной территории, что сопровождалось становлением общего языка и культуры. Это и поныне продолжается не только в странах Африки, Азии и Латинской Америки, но и в Европе (М.Н. Руткевич, 1998).

Ряд исследователей считает, что есть и третья тенденция, которая связана с возросшей ролью государства в функционировании этнонациональных групп и общностей, в регулировании экономической и социальной жизни, в развитии образования и культуры (A.B. Дмитриев, 1995).

В попытке преодолеть разночтение и разнообразие трактовок «нация» в эт- носоциологии все чаще стало употребляться понятие «народ», которое стало относиться к любой этнонациональной группе вне зависимости от ее количественного состава, степени развитости культуры, наличия государственности и территории. Это означает, что все без исключения нации, народности, этнические группы приобретают одинаковое не только научное, но и политико-правовое звучание, которое отвергает дифференциацию в оценке народов, ставит их в одинаковое социальное положение, устраняя ощущение ими ущербности, неполноценности, ограниченности, особенно когда это касается малочисленных народов и национальных меньшинств. Сказанное, кстати, не отменяет ранее употреблявшихся понятий «нация», «народность», «национальность», а лишь обогащает их, характеризуя его многозначность, многоаспектность, разнообразие этнического фактора.

Особое значение для понятийного аппарата этносоциологии имеют понятия (этно)националъное (само)сознание и этническое поведение. Первое включает в себя (по аналогии с общественным сознанием) знание о своем этническом происхождении, истории своего народа, национальной принадлежности, этнические потребности и интересы; этнические мотивы; этнические установки, этнические ценности и ценностные ориентации. Каждый из этих компонентов заслуживает отдельного, обстоятельного разговора, но в данном случае мы ограничимся только упоминанием их актуальности и значимости. Что касается этнического поведения, то его индикатором могут быть действия, преследующие достижение целей, реализацию мотивов, установок, интересов, имеющих выраженный этнонациональный оттенок.

Еще одно ключевое понятие социологии — этносреда, т.е. этнонациональ- ное окружение, образы которого могут быть достаточно многообразны и которые предполагают анализ этой среды на макро-, мезо- и микроуровнях.

Наконец, к основным понятиям эт- носоциологии можно также отнести такие понятия, как этничность, национализм и др.

Особое место в обосновании этно- социологии занимает группа отечественных ученых, которые в своих работах реализуют единство исторического и социологического подхода (Ю.В. Арутюнян, Л.М. Дробижева, М.Н. Губогло, А.А. Су- соколов и др.), и которые с 1960-х гг. осуществили ряд уникальных исследовательских проектов. Именно их исследования, а также исследования В.И. Бойко, В.Н. Иванова вскрыли многие тревожные симптомы, которые появились задолго до распада СССР и свидетельствовали о созревании скрытых напряженностей (например, отток русскоязычного населения из республик, который, в частности из Грузии, начался еще в конце 1970-х гг., а не на рубеже 1980—1990-х гг.).

Исходя из многолетней исследовательской практики, этими учеными было предложено определение предмета социологии, которое можно принять за исходное. «Предмет этносоциологии — изучение социальных аспектов развития и функционирования этнических групп, их идентичности, интересов и форм самоорганизации, закономерностей их коллективного поведения, взаимодействий этнических групп, взаимосвязей личности, включенной в эти группы, и социальной среды» (Ю.В. Арутюнян, Л.М. Дробижева, A.A. Сусоколов, 1999).

При рассмотрении национальных проблем исследователи очень часто ограничивались анализом показателей экономического и социально-культурного развития наций и народностей и чрезвычайно мало обращали внимание на те аспекты национальных отношений, которые самым непосредственным образом связаны с восприятием людьми объективной реальности, с противоречиями в национальном самосознании. Иначе говоря, если форма (объективные показатели) национального развития получила известное освещение и разработку, то содержательный компонент интерпретировался весьма своеобразно: в основном давались количественные характеристики общеобразовательного уровня, этно- политической, культурной и профессиональной жизни. Однако ни в теории (в социологии), ни на практике не был своевременно замечен и оценен рост национального самосознания. При определенных условиях именно в сфере сознания (а впоследствии и в поведении) возникает возможность появления национализма и шовинизма, представляющих по своей сути деформацию политического и духовного компонента национальных отношений, что порождает одно из обличий этнического эгоизма — стремление обеспечить привилегии своему народу за счет других.

Все это позволяет сделать вывод, что предметом этносоциологии (что коррелирует с предметом социологии в целом) становятся национальное самосознание и этническое поведение, опосредованные конкретно-историческими условиями (социальной средой) их функционирования.

Этнонациональные проблемы всегда занимали особое место в истории России. В царской России представителей одних народов относили к инородцам, за другими не признавали права на самостоятельное существование их культуры и даже самоназвание, третьи были лишены возможности иметь письменность, свой язык, свою литературу.

В этом смысле решение национального вопроса в Советской России после 1917 г. и в 1920-х гг. можно считать существенным сдвигом в отношении признания прав всех без исключения народов. Он принес определенные плоды, создав условия для доверия власти, что стало основой для решения экономических и социальных проблем в области национальных отношений. Были осуществлены меры по развитию национальных культур, созданию письменности многих национальных меньшинств. Интересным, но, к сожалению, утерянным, было многообразие в решении национальной государственности и культурной автономии: вплоть до середины 1930-х гг. существовали не только республики и округа, но и национальные районы и даже волости (сельсоветы), многочисленные национально-культурные центры. Однако в этот же период были приняты положения, которые сыграли роль детонатора в разрушении многонационального государства, и особенно такие правовые акты, как право наций на самоопределение, вплоть до отделения, а также жесткая регламентация и централизации всех аспектов экономической и политической жизни.

На территории современной России живут представители более 190 наций, народностей и этнических групп (согласно переписи 2002 г.). В начале XX в. они обладали различной исходной базой — от жизни в условиях патриархальной организации хозяйства до капиталистических экономических отношений. Соответственно большим был разрыв и в уровне культуры. Разнообразие обычаев, традиций дополнялось серьезными различиями в приобщении к достижениям человеческой цивилизации. На уклад жизни влияли религиозная обстановка, историческое прошлое, языковые особенности, степень развитости контактов с другими нациями и народностями. Специфика проявлялась и в быте, стиле ведения домашнего хозяйства, в одежде, утвари, в семейных отношениях.

Все это многообразие общественных связей внутри каждой нации, народности и этнической группы и между ними образовывало самые различные оттенки, типы и формы национальных и межнациональных отношений.

В то же время совместная жизнедеятельность не могла не порождать проблемы, противоречия.

В 1990-е гг. многие аналитики возложили вину за распад СССР на этнические конфликты, взлет национализма и шовинизма, на просчеты в национальной политике, на создание национально-государственных (республики) и национально-территориальных образований (национальные области и округа). При этом ссылались на опыт США, олицетворяющих «плавильный котел»: все прибывающие представители других наций подвергались ассимиляции и превращались в членов одной нации, которой не знала история — американской. Однако ставить знак равенства между опытом СССР и опытом США несостоятельно.

В условиях России большинство народов имело свою историю, свою территорию, свой язык и культуру, многие из них насчитывали тысячелетние традиции. Ошибка состояла не столько в том, что по Конституции СССР 1936 г. была создана четырехчленная система национально-государственного строительства: союзная республика, автономная республика, автономная область и национальный округ, как в том, что по мере огромных индустриальных преобразований в стране, в результате большой миграции и социальной мобильности была самым серьезным образом видоизменена этническая карта. И нужно было приводить видоизменения в соответствие с реальностью, а не консервировать их, откладывая решение на потом. Кроме того, реальная совместная жизнь наций и народов была далеко не беспроблемной. Главные просчеты национальной политики состояли в том, что противоречия игнорировались, социальные болячки загонялись вглубь, скрывались. В отношении отдельных народов допускался произвол, решение многих перспективных вопросов откладывалось или имитировалось.

Не потеряли особую значимость эт- нонациональные процессы на постсоветском пространстве. Обострение межнациональных и этнических противоречий обернулось и грозит обернуться серьезными социальными потрясениями. Отражением этой тенденции стали события в Приднестровье, Нагорном Карабахе, Грузии, Таджикистане, в странах Прибалтики, на Северном Кавказе, хотя в каждом регионе они проявлялись по-разному. Обострились проблемы крупных этнических групп и диаспор, по тем или иным причинам не имеющих своей государственности на территории СНГ: немцев, уйгуров, крымских татар, курдов. До сих пор кровоточат раны с переселением, депортацией калмыков, чеченцев, ингушей, кабардинцев и других народов.

Иначе говоря, на современном этапе развития человечества есть целый ряд этнонациональных проблем, которые обострились во многих странах. Хотя, безусловно, особенности проявления национальных и этнических отношений в каждой из стран свои, тем не менее есть общие, интересующие этносоцио- логию проблемы — социальное положение человека как представителя нации, его национальное (само)сознание, национальная культура, язык, т.е. все то, что определяет национальную самобытность.

Специфика этнонациональных отношений заключается в необходимости рассматривать их как своеобразные синтетические общественные отношения. Эта синтетичность проявляется в том, что они, во-первых, включают в себя отношения, происходящие во всех сферах общественной жизни — экономические, социальные, политические, духовные, и, во-вторых, одновременно предполагают их анализ как единства материального и идеального. Игнорирование такого подхода приводит к тому, что болезненно заявляют о себе стремления к национальной замкнутости, местничеству, экономической автаркии.

Что касается экономических проблем, то здесь важно знать и постоянно анализировать такие феномены, как экономическое сознание и его особенности, присущие каждому народу, учет уклада хозяйственной жизни, этническое предпринимательство, этническая миграция.

В сфере социальной жизни этносоци- ология изучает особенности социальной структуры, специфику восприятия социальной справедливости, понимание социальной защищенности, национальное строение семейно-бытовых отношений, пути вступления молодежи в жизнь с учетом национальных традиций и обычаев.

Для политико-правовой сферы национальной жизни важны такие аспекты, как проблемы самостоятельного решения* своих проблем, пределы автономности и самостоятельности, возможности злоупотребления властью (этнократия), а также такой феномен, как этническая преступность.

И наконец, в сфере духовной жизни чрезвычайно актуальны вопросы культурной самобытности, менталитета, языка, традиций, обычаев, содержание и специфика художественного творчества и т.д.

Игнорирование даже небольших, на первый взгляд, проблем способно при определенных обстоятельствах деформировать национальное самосознание, превратить их в серьезную конфликтную ситуацию. Кажущаяся локальность этих конфликтов не соизмерима с их значением и величиной в общественной жизни: они быстро становятся достоянием общественного сознания и оказывают влияние на функционирование всей общественной жизни.

В этой связи залогом жизненности национальной политики является реализация требования эффективного сочетания общих принципов развития и функционирования национально-особенного, максимальное предоставление прав народам, всемерное поощрение их самостоятельности, особенно в духовной сфере.

Основная литература

Арутюнян Ю.В., ДробижеваЛ.МСусоколов А.А. Этносоциология. М., 1999.

Зиятдинова Ф.Г. Нации и этнические сообщества как субъекты политической жизни // Политическая социология / Под ред. Ж.Т. Тощенко М., 2002. С. 199—219.

Социологическая энциклопедия. М., 2003. Т. 2. С. 820-822.

Тощенко Ж.Т. Социология. М., 2005. Гл. «Этносоциология».

Энциклопедический социологический словарь. М., 1995. С. 918.

Дополнительная литература

Абдулатипов Р. Г. Управление этнополитичес- кими процессами. Вопросы теории и практики. М., 2001.

Арутюнян Ю.В. Трансформация постсоветских наций: По материалам этносоциологических исследований. М., 2003.

Гемнер Э. Нации и национализм. М., 1991. Губогло М.Н. Идентификация идентичности. Этносоциологические очерки. М., 2003.

Дробижева Л.М. Социальные проблемы межнациональных отношений в постсоветской России. М., 2003.

Котинец В.Ю Этническое самосознание. СПб., 2000.

Левин З.И. Менталитет диаспоры (системный и социокультурный анализ). М., 2001.

Народы России. Энциклопедия. М., 1994.

Национальная политика России: история и современность. М., 1997.

Национально-культурное развитие. М., 2003.

Попков В.Д. Феномен этнических диаспор. М., 2003.

Русские (Этносоциологические очерки). М., 1992.

Рывкина Р. Евреи в постсоветской России — кто они?: Социол. анализ проблем российского еврейства. М., 1996,

Сикевич З.В. Социология и психология национальных отношений. СПб., 1999.

Тощенко Ж.Т. Постсоветское пространство: сувернизация и интеграция. М., 1997.

Тощенко Ж.Т. Этнократия: История и современность. Социологические очерки. М., 2003.

Этническая мобилизация и межэтническая интеграция/Сост., отв. ред. М.Н. Губогло. М., 1999.

Ж.Т. Тощенко

<< | >>
Источник: Тощенко, Жан Терентьевич. Тезаурус социологии: темат. слов.-справ. / под ред. Ж.Т. Тощенко. — М.: ЮНИТИ-ДАНА. - 487 с.. 2009

Еще по теме Этносоциодогия:

  1. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  2. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  3. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  4. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  5. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  6. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  7. ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I., 1986
  8. Басин Е.Я.. Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли), 1999
  9. Хендерсон Изабель. Пикты. Таинственные воины древней Шотландии, 2004
  10. Ишимова О.А.. Логопедическая работа в школе: пособие для учителей и методистов., 2010
  11. Суриков И. Е.. Очерки об историописании в классической Греции, 2011
  12. Бхагван Шри Раджниш. ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПРОСВЕТЛЕНИЯ. Беседы, проведенные в Раджнишевском Международном университете мистицизма, 1986
  13. Фокин Ю.Г.. Преподавание и воспитание в высшей школе, 2010
  14. И. М. Кривогуз, М. А. Коган и др.. Очерки истории Германии с Древнейших времен до 1918, 1959
  15. Момджян К.Х.. Введение в социальную философию, 1997
  16. Джон-Роджер, Питер Маквильямс. Жизнь 101, 1992
  17. А.С. Панарин. Философия истории, 1999
  18. Виталий Третьяков. НАУКА БЫТЬ РОССИЕЙ, 2007
  19. В. Н. Ярхо. Первый Ватиканский Мифограф, 2000