<<
>>

Теория Ильина

Однажды агентурные донесения Кузнецова прочитал комиссар госбезопасности Ильин, начальник третьего отдела секретно-политического Управления НКВД - отдела, ведавшего работой с творческой интеллигенцией. Генеральское звание не лишило Ильина интеллигентности, мягкости и профессорских манер. Он был вхож к писателям, дружил с Алексеем Толстым, известными музыкантами и композиторами. Его ценил Берия. Став начальником третьего отдела, Ильин арестовал двух осведомителей, которые поставляли ложную информацию о якобы антисоветских настроениях среди творческих работников.
Этих осведомителей приговорили к десяти годам лагерей.

В середине 80-х Ильин, уже пенсионер, рассказывал писателю Анатолию Рыбакову, автору нашумевшего романа "Дети Арбата", о людях секретно-политического Управления. С его воспоминаний писал Рыбаков образы чекистов в романе-продолжении арбатской "эпопеи" "Тридцать пятый и другие годы".

В отчетах и донесениях Кузнецова Ильина поразила способность агента из деталей составить картину явления, определить настроения в театральной среде. "Этот человек, безусловно, находка,- думал Ильин.- Он должен работать по заданиям секретно-политического управления".

В политическом сыске, считал Ильин, важно определить ту социально-профессиональную группу, которая концентрирует информацию и ускоряет ее, через которую наиболее интенсивно бегут информационные волны. В СССР в 30-е годы наиболее информационно насыщенная и раскованная группа, в контакте с которой находили вдохновение партийные вожди, наркомы, военные, наши и иностранные дипломаты, была богема: писатели, поэты, музыканты, актеры. А среди последних прежде всего - актрисы.

С богемой общались, дружили, любовничали. В том хмельном брожении чувств и страстей вертелась информация и обнажались настроения. Нужен был особый талант, чтобы улавливать и впитывать эти информационные и настроенческие потоки. Таким талантом обладал Кузнецов, и Ильин это понял.

Но кроме таланта охотника за информацией, нужен был талант общения, талант человека, которому можно довериться. И здесь Кузнецов не имел себе равных. А деньги и подарки для общения, что масло для механизма. Поэтому Кузнецов вел небольшой бизнес - скупка, продажа ценных и дефицитных вещей,и весьма талантливо преуспевал на стезе коммерции.

Как опытный человековед Ильин с первой встречи отметил эти кузнецовские способности. Они поняли друг друга весьма скоро. Их взгляды на сущность творческой интеллигенции, на методы работы среди нее рождали хитроумные ходы.

Охотник за информацией

Вместе с Москвой хозяйственной, партийной, рабочей была Москва театральная, музыкальная, пьющая, гулящая - Москва конца 30-х годов. И в ней - светской, распутной - своим человеком был Кузнецов. От него, такого галантного, остроумного, такого лихого "лейтенанта-летчика", а потом делового, но и вальяжного инженера исходило обаяние надежного мужчины, готового быть другом и любовником ярких театральных женщин, способного провернуть дело и вывернуться из непредвиденной ситуации. Он познавал московский театральный бомонд на неисчислимых спектаклях, пирушках и вечеринках. Его видели в Большом на "Евгении Онегине", в Вахтанговском - на "Принцессе Турандот", в оперетте - на "Сильве". Он восторгался ансамблем Эдди Рознера и танцами Славы и Юры Ней в саду "Эрмитаж", пением Утесова, Козина, Юрьевой в Театре эстрады.

Когда Козин начинал свое знаменитое танго "Осень, прозрачное утро", Кузнецов уходил в себя и какие-то минуты был недоступен. И это остро чувствовала та женщина, что была рядом. Минутная недоступность покоряла больше, чем мужская уверенность. А потом он вновь становился все тем же парнем: улыбчивым, раскованным, широким.

Ему стали привычны артистические застолья в "Метрополе" и "Национале". Он мастерски устраивал гулянки и торжественные банкеты в московских квартирах. Душа компании, Кузнецов талантливо закручивал атмосферу флирта и интриги.

На другой день, просыпаясь в постели вместе с утонченной блондинкой-певицей или темпераментной балериной, затевая невинные разговоры о друзьях и знакомых и при этом восхищаясь собеседницей, он вдруг оказывался посвященным в забавные истории, в суждения и оценки интересных людей. И не только из мира писателей и актеров, а из самого сокровенного мира политиков и вождей. Партийные деятели, наркомы, дипломаты и военные "западали" на этих же привлекательных певиц и кокетливых балерин. Ильин знал, на чем заварилась трагедия Кирова - на балеринах Ленинградского оперного. Танцующие любовницы приревновали лидера ленинградских коммунистов к официантке Мильде Драуле и постарались, чтобы ее ревнивый до сумасшествия муж узнал о приключениях ненаглядной жены. А маршал Тухачевский симпатизировал танцовщице из Большого. И об этом, конечно, знали в НКВД.

Партийная, военная, творческая элита и женщины. Симпатия и страсть. А на Лубянке в казенных папках наслаивалась информация из интеллигентских компаний, от политиков и генералов. Кто устоит перед соблазном поделиться сомнениями и переживаниями в минуту теплой расслабленности вслед за наслаждением от новой незнакомки, одарившей физическим и духовным очарованием. Сильные люди хотя бы на несколько часов бросались в этот омут, вспоминая о нем всю оставшуюся жизнь, даже если она сужалась до тюремной камеры или лагерного барака. Кузнецов был своим в этом вертепе страстей, откровений и интриг.

<< | >>
Источник: Эдуард Макаревич. Политический сыск (Истории, судьбы, версии) М.: Алгоритм.. 2002

Еще по теме Теория Ильина:

  1. РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА ГЛАЗАМИ И. А. ИЛЬИНА
  2. С.Н. ТРУБЕЦКОЙ И И.А. ИЛЬИН КАК ИСТОРИКИ МЫСЛИ
  3. 3.2. Человек, общество и государство в социальной философии И.А. Ильина
  4. И. ИЛЬИН. НАШИ ЗАДАЧИ41
  5. 3.3. Философско-педагогическая антропология И.А. Ильина
  6. Т. В. Ильина. ИСТОРИЯ ИСКУССТВ, 2007
  7. Часть III. Итоги русской цивилизации в XX веке: Иван Ильин.
  8. Метафизика на основе трансцендентализма. спир. Вышеславцев. струве. новгородцев. философские искания и. А. ильина. Гуссерлианцы (Шпет, лосев).
  9. 16.1. Обшая теория систем и теория партийных систем
  10. 4. Общая теория и модель
  11. ТЕОРИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ