<<
>>

/МОТИВАЦИЯ ГАГ. НЕГАТИВНЫЙ ФАКТОР МЫШЛЕНИЯ О.              И. Аристова

Характер влияния мотивации на деятельность субъекта является одной из психологических проблем, которые активно изучаются экспериментально, но при этом однозначной теоретической трактовки все еще не получили.

Существуют многочисленные частные фор- улировки данной проблемы: например, исследовалось влияние отивации на восприятие и внимание, на процессы запоминания и оспроизведения различного материала (Рейковский, 1979); изучался опрос о мотивации как факторе научения вообще и образования авыка в частности (см. Экспериментальная психология, 1975), изу- алось влияние мотивации на решение субъектом мыслительных за- ач (Тихомиров, 1984). При этом различные исследователи в своих кспериментальных схемах определяли мотивационный фактор по- азному. Например, при изучении влияния мотивирующей экс- ериментальной инструкции варьировалась эмоциональная насы- енность экспериментального материала, задавались специальные отивирующие экспериментальные условия (типа платежных матиц). В качестве независимых переменных выступали два основных параметра мотивации: сила мотивации и содержательная направленность формируемого (или измеряемого) мотива. Среди зависимых переменных наиболее часто исследовались различные аспекты продуктивности деятельности (мнемической, учебной, мыслительной и т.д.) и ее структурные особенности (процессы целеполагания, операциональное развитие решения).

Общий итог проведенных разными авторами в различное время исследований состоит в признании неоднозначности влияния мотивационных переменных на ход и результаты деятельности субъекта. С одной стороны, мотивация является необходимым и позитивным фактором возникновения и развертывания всякой деятельности. С другой стороны, были получены многочисленные данные о возможно негативном влиянии на ход и результат деятельности таких феноменов, как перцептивная защита, сверхмотивация, забывание мотивационно насыщенного материала, аффективный характер мышления, познавательный и эмоциональный эгоцентризм, асимметрия каузальной атрибуции и т.д.

В ставших хрестоматийными исследованиях (Тихомиров, 1984; Богданова, 1978; Телегина, Волкова, 1976), посвященных изучению воздействия мотивации на ход и результат мыслительной деятельности, постулируются два ставших базовыми положения: мотивация субъекта может быть модифицирована или создана экспериментально путем варьирования инструкции испытуемому; экспериментальная интенсификация мотивации (создание или провокация мотивации самоутверждения, творчества, экспертизы и т.д.) положительно влияет как на ход мыслительного процесса, так и на его результат. Это выражается в продуктивности целеобразования, качестве вербализации, оптимизации невербализоваыного поиска, повышении критичности в собственной деятельности, качественных характеристиках результата решения.

Приведенные положения имеют оппонентов в лице двух теоретических постулатов психологии мышления, частично подтвержденных экспериментально и эмпирически. Это, во-первых, концепция разделения мыслительной мотивации субъекта на внутреннюю—внешнюю и ситуативную—устойчивую, что имеет два следствия. Одно из них состоит в представлении о предпочтительности и необходимости для решения задач внутренней мотивации {Богоявленская, 1981). Другое утверждает, что ситуативная мотивация по преимуществу является актуальным выражением устойчивых глобальных мотивационных образований. В этой связи трудно себе представить возникновение определенных типов мотивов у субъекта (творческого мотива, например) на основании одной только экспериментальной инструкции. Такая инструкция эффективна лишь тогда, когда она соответствует устойчивой мотивационной системе испытуемого, то есть адресуется к имеющимся мотивационным тенденциям, лишь увеличивая вероятность их актуализации в экспериментальной ситуации. Отсюда следует неизбежный вывод о невозможности единого мотивирующего воздействия экспериментальной инструкции на всех или хотя бы на большинство испытуемых.

Во-вторых, — это старинное, но интуитивно и житейски понятное положение о существовании оптимальной для продуктивности выполняемой деятельности степени выраженности мотивации субъекта, превышение которой не только не улучшает продуктивность, но даже и деструктурирует деятельность (Хекхаузен, 1986; Экспериментальная психология, 1975).

Этому положению противоречит сложившийся в отечественной психологии мотивации мышления принцип «чем больше, тем лучше», в скрытой форме присутствующий в большинстве экспериментальных исследований. Поскольку положительные эффекты мотивационных воздействий на решение мыслительных задач уже выделены, хотелось бы обратить внимание на гипотезу (вытекающую из общих принципов психологии мотивации) о принципиальной возможности как позитивного, так и негативного воздействия мотивации на ход и результаты мыслительной деятельности. Можно предположить, что характер этого воздействия, во-первых, зависит от содержательных особенностей и силы мотивации, во-вторых, он связан с переживанием субъектом мыслительной деятельности успеха/неуспеха в ходе решения задач, в-третьих, активизация защитных механизмов личности в ситуации неуспеха является важным, но далеко не единственным механизмом негативного воздействия мотивации на ход мыслительной деятельности (Березанская, 1987).

Рассмотрим соотношение экспериментальных данных, полученных в указанных исследованиях, и собственных экспериментальных данных автора.

ЗАДАЧ И И ССЛ ЕДО ВАНИЯ Экспериментально исследовать возможность негативного влияния мотивации на процессы решения задачи. Установить наличие или отсутствие зависимости мотивационных эффектов от успешности/неуспешности мыслительной деятельности. Исследовать специфику негативного воздействия на мыслительную деятельность различных типов мотивации.

МЕТОДИКА

В качестве экспериментальной модели мыслительной деятельности был использован методический прием формирования уровня притязаний (УП). В эксперименте использовалась модификация метода

анализа УП, ранее применявшаяся нами для различных экспериментальных целей (Арестова, Бабанин, Тихомиров, 1988; 1992; Арестова, Глухарева, 1996; Арестова, 1998).

Экспериментальное задание состояло в свободном последовательном выборе и решении испытуемым мыслительных задач, ранжированных по степени сложности.

При этом перед каждым последующим выбором испытуемому сообщался результат предыдущей пробы. Поскольку в наши задачи входило изучение мыслительной деятельности в случае успешного и неуспешного ее осуществления, применялся механизм так называемого ложного оценивания, то есть фальсификация результата как в сторону положительной, так и в сторону отрицательной оценки.

Весь эксперимент протекал в компьютерном режиме с участием экспериментатора в качестве наблюдателя.

Испытуемые. В эксперименте участвовали 46 испытуемых — студенты московских вузов непсихологических специальностей.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Экспериментальные данные были статистически обработаны с применением описанных нами ранее параметров (Арестова, Бабанин, Тихомиров, 1992; Арестова, 1998). По результатам сравнения паттернов последовательности выбора целей Испытуемые были разделены на пять групп по признаку доминирования различного типа мотивации: испытуемые с мотивом самоутверждения, нормативно-ролевым мотивом, мотивом достижения, познавательным мотивом и мотивом избегания неудачи. Особую (шестую) группу составили испытуемые с атипичными и смешанными паттернами последовательности выбора цели, не позволяющими определить тип доминирующей мотивации.

В качестве параметров анализа адекватности стратегии целепола- гания и решения задач выступали следующие: высота УП, адекватность УП, устойчивость стратегии, целеполагание после неуспеха и успеха отдельно, количество проб, количество успешных решений, максимальная сложность успешно решенной задачи, ригидность стратегии, отношение числа успешно решенных задач к общему числу проб и другие.

Анализ результатов показал зависимость между типом доминирующей мотивации и наблюдаемой у данного испытуемого деоптимизацией процесса выбора и решения мыслительных задач.

Проанализируем специфику негативного влияния различных типов мотивации на стратегию целеполагания и продуктивность мыслительной деятельности испытуемых.

Испытуемые с мотивацией самоутверждения.

Испытуемые данной группы относятся к эксперименту как к ситуации проверки, экспертизы, в которой необходимо максимально проявить свои способности, превзойти других испытуемых. Смысловой итог такой направленности — связывание результатов исследования с самооценкой, уровнем собственных достижений и т.д. Анализ результатов испытуемых показывает наименьшую по сравнению с другими группами степень адекватности УП в сторону его завышения.

Другой особенностью стратегии испытуемых этой группы является ее неустойчивый характер, зависимость от промежуточного результата. Испытуемые не пытаются преодолеть неуспех путем установления соответствия между своими реальными возможностями и актуальными притязаниями, а стремятся добиться результата путем проб и ошибок, надеясь на счастливую случайность. Стремление к успеху и заинтересованность в нем чрезвычайно сильны. Стратегия испытуемых сводится к чередованию упорных попыток решить задачу («застревание») и авантюрных подъемов притязаний, не подкрепленных предыдущими успехами. Деятельность приобретает неровный, неустойчивый характер. Испытуемые демонстрируют удивительную настойчивость в виде высоких временных и количественных показателей деятельности, не выражающуюся тем не менее в высоких результатах решения (как в абсолютном, так и в процентном отношении).

При переходе от успехов к неуспехам стратегия резко меняется: испытуемый переходит от ориентации на достижение успеха к интенсивной защите от неуспеха. Попытки преодолеть неуспех обнаруживают черты неадаптивности, нерациональности, негибкости. Особенность данной группы испытуемых состоит в специфическом снижении притязаний до уровня «гарантированного успеха» в ситуации хронического неуспеха. Очевидно, это снижение скорее играет роль необходимой похвалы, внешней поддержки, чем тренировки или обучения. По своим признакам этот тип поведения может быть отнесен к типичной актуализации защитных механизмов личности по типу поведенческого регресса. В целом в ситуации хронического неуспеха испытуемые демонстрируют неустойчивую либо ригидную позицию.

Описанные особенности стратегии снижают эффективность мыслительной деятельности, что негативно отражается на ее продуктивности.

Об актуализации защитных механизмов в группе испытуемых с мотивацией самоутверждения говорит и специфический характер выхода из экспериментальной ситуации. При невозможности дальнейшего повышения достижения испытуемые либо снижают притязания

до уровня гарантированного успеха, либо, наоборот, демонстрируют их авантюрный подъем в финале. Эксперимент иногда приобретает затяжной характер, если испытуемый никак не может смириться с невозможностью дальнейшего улучшения результата.

Испытуемые с социально-нормативной мотивацией. Деятельность испытуемых побуждается и направляется особенностями той социальной (ролевой) позиции, которую они принимают, участвуя в эксперименте. Основное значение приобретают статусные, социальнопсихологические и интерактивные (то есть внешние по отношению к решаемым задачам) факторы: соотнесение своего поведения с системой ожиданий, атрибутируемой экспериментатору, сравнение своего поведения с поведением других людей в аналогичной ситуации, рассмотрение экспериментальной ситуации в более широком социальном контексте и другие. Социально-нормативная мотивация непосредственно включается в регуляцию поведения и деятельности субъекта в конкретной социальной ситуации, «встраивает» индивидуальную деятельность в систему социальной значимости, соотносит индивидуальные ценности с групповыми, социальными.

Каково влияние данного вида мотивации на мыслительную деятельность субъекта? Не рассматривая результаты работы в связи с собственной самооценкой, испытуемые не оценивают успех/неуспех собственной деятельности как следствие собственных умений или неумений. Субъективная ценность успеха/неуспеха не имеет непосредственного статуса, а преломляется сквозь призму внешней оценки.

Мотивация имеет умеренную выраженность или силу, о чем говорят невысокие количественные и временные показатели деятельности испытуемых. Ориентация на внешнюю оценку обычно сохраняется у испытуемых до конца эксперимента, не трансформируясь в иные формы мотивационной направленности. Ориентация такого рода выступает в качестве фактора, отчасти препятствующего развитию целеполагания. Можно предположить, что в данном случае происходит не принятие предлагаемой задачи, а ее смысловая трансформация в иные, не связанные с содержанием задачи, формы. Например, задача испытуемого может состоять в нахождении (открытии) заранее заданного способа поведения в новой социальной ситуации. Решению этой задачи и посвящена деятельность испытуемого, что препятствует развитию содержательных аспектов мышления, блокирует интерес к задачам и экспериментальной ситуации в целом. Выражается это в специфической стратегии, характеризующейся ограниченной ориентировкой в задачах, пошаговой скованной стратегией. Личностная отстраненность, повышая устойчивость испытуемого к неуспеху, препятствует переоценке успеха, но при этом не развивается познавательного отношения к

задаче. В результате этого испытуемые с нормативно-ролевым мотивом демонстрируют едва ли не самые низкие результаты решения как в процентном, так и в абсолютном выражении.

Притязания испытуемых этой группы адекватны и невысоки. Интересен способ выхода из экспериментальной ситуации, выдающий ориентацию на внешнюю оценку: испытуемые непременно стремятся закончить на успехе, даже если для этого необходимо существенно понизить УП. Это говорит об ориентации на сам факт успеха, а не на его величину, что составляет особенность переживания успеха, свойственную испытуемым с нормативно-ролевым мотивом. Описанные феномены основаны на рассогласовании содержания мотива и содержательных характеристик решаемой задачи. Ориентация на внешние моменты ситуации служит барьером для развертывания продуктивной мыслительной деятельности.

Испытуемые с мотивацией достижения. Испытуемые данной группы демонстрируют направленность на получение конечного результата определенного уровня. Такое понимание мотива достижения по содержанию близко теории мотивации достижения (Хекхаузен, 1986). Мотив достижения в отличие от, например, познавательного, имеет не процессуальный, а «финальный», продуктивный характер. Сам процесс решения задач приобретает значение лишь в силу его соотношения с конечным результатом (продуктом).

В зависимости от степени выраженности мотивации достижения испытуемые демонстрируют различные стратегии. У испытуемых с умеренной степенью выраженности мотива наблюдается сочетание стремления к решению максимально трудных задач с рациональным и гибким подходом к достижению этой цели. Высокий уровень результата имеет самостоятельное мотивирующее значение, что можно обозначить как совпадение объективной ценности успеха и субъективного его значения. Такие испытуемые работают преимущественно в зоне сложных и среднесложных задач. Быстро пройдя зону «гарантированного успеха», они находят ту зону сложности, в которой успех требует определенных усилий, и начинают упорно «обрабатывать» непод- дающуюся задачу. Притязания таких испытуемых адекватны, хотя и высоки.

Иную картину можно наблюдать в деятельности испытуемых со значительной степенью выраженности мотива достижения. Если в случае умеренной выраженности мотивации создаются благоприятные условия для получения высоких результатов в решении задач, то экстремальная выраженность мотивации достижения формирует однозначную ориентацию на высокий конечный результат. Эта направленность сковывает движение зоны выборов по полю предлагаемых задач, ограничивая возможности испытуемого в плане познаватель

ной, ориентировочной деятельности. Испытуемые демонстрируют ригидный способ поведения в ситуации хронического неуспеха, выражающийся в многократных повторных выборах неподдающейся решению задачи. Испытуемых данной группы легко узнать по характерному графику последовательности выборов — это ровная лесенка с подъемом на один (реже на два) шага после успеха и длительным «плато» после неуспеха.

На наш взгляд, описанная стратегия носит выраженный защитный характер. Ее основной субъективной целью является не достижение решения задачи, а снижение тревоги испытуемого по поводу хронического неуспеха (в форме дискредитации задачи как принципиально нерешаемой).

Испытуемые с познавательной мотивацией. Мотивация познавательного типа характеризуется направленностью на получение субъективно нового знания, что является самостоятельным смыслообразующим фактором деятельности испытуемых. В той или иной степени познавательный элемент присутствует и в деятельности испытуемых всех других групп, но в данной группе он является ведущим. Познавательный интерес может относиться к различным аспектам экспериментальной ситуации: содержанию задач, структуре эксперимента, компьютерной методике, личности экспериментатора, изучению собственных возможностей. Особенность данного типа мотивации состоит в процессуальном ее характере, второстепенном значении для испытуемого конечного результата решения задач.

Деятельность испытуемых предполагает активизацию ориентировочных компонентов, что выражается в полном обследовании экспериментальной ситуации. Для стратегии характерна независимость последующего выбора от результата предыдущей пробы. Стратегия умеренно динамична, отсутствуют «застревания» на какой-либо из нерешенных задач. Деятельность испытуемых носит стабильный характер, недостигающий степени ригидности. Специфическая особенность деятельности — неформирование УП: обследование поля задач осуществляется без учета полученного результата решения. Временные показатели деятельности относительно невысоки вследствие высокой ее интенсивности. Характерна высокая результативность решения задач (велико количество успехов в процентном отношении, высоки максимальные и средние достижения). Испытуемые заканчивают работу, когда задачи полностью исследованы и познавательный интерес удовлетворен.

Особенностью мотивации познавательного типа является возможность трансформации исходного мотива — например, в сторону мотивации достижения или самоутверждения. Направленность деятельности при этом меняется: испытуемый переключает внимание с

содержания предлагаемых задач на получаемые результаты решения. Соответствующим образом трансформируется и стратегия деятельности, в частности появляется зависимость следующего выбора от результата предшествующих проб.

Испытуемые с мотивацией избегания неуспеха. Мотивация избегания неуспеха традиционно описывается в контексте исследований УП (Бороздина, 1985). Наличие специфических особенностей стратегии целеполагания подтверждает правомерность рассмотрения тенденции к избеганию неуспеха в качестве самостоятельной мотивационной линии. Стратегия испытуемых отличается гипертрофированной зависимостью от успешности работы. При успехе испытуемые демонстрируют осторожную стратегию («перестраховку»); хронический неуспех ведет к дезорганизации деятельности, приобретающей хаотический, импульсивный характер. В основе стратегии — недооценка достигнутого успеха и интенсивное переживание неудачи. При значительном опыте неуспехов испытуемые прекращают попытки решения на фоне глубоких негативных эмоциональных переживаний.

Стратегия целеполагания данной группы обнаруживает определенное сходство с деятельностью испытуемых с мотивацией самоутверждения — она также ориентирована на самооценку. Однако если у испытуемых с мотивом самоутверждения преобладает тенденция добиться как можно более высоких результатов (повысить самооценку), то испытуемые, ориентированные на избегание неуспеха, стремятся сохранить невысокий, но стабильный уровень самооценки, предотвратить ее падение. Выбор поэтому осуществляется в зоне легких задач, где больше вероятность успеха.

Типичной реакцией на неуспех является понижение притязаний до уровня гарантированного успеха. Испытуемые такого типа чрезвычайно ранимы, первый же неуспех выбивает их из колеи, что вызывает стремление снизить деструктивное влияние неуспеха и собственные негативные переживания. Другой вариант поведения таких испытуемых — неожиданное авантюрное повышение притязаний до максимальных величин. Такой способ поведения служит своего рода компенсаторным механизмом: испытуемый, заранее настраиваясь на неудачу, «расписывается» в своей некомпетентности, неумении, снижая интенсивность реальных переживаний от неуспеха вследствие фактора неожиданности.

Стратегия испытуемых данной группы имеет неустойчивый характер, особенно усиливающийся при неуспехе. На графике последовательности выборов видны резкие изломы, «пошаговая» стратегия наблюдается лишь при успехе. Достижения в целом невысоки, но не в силу интеллектуальной ограниченности, а вследствие особенностей мотивационной регуляции (ожидание неуспеха, внешняя атрибуция

успеха). Специфической особенностью стратегии испытуемых, наблюдаемой только в данной группе, является снижение притязаний после успеха. Инерция падения УП настолько велика, что, несмотря на повторение успеха, притязания продолжают снижаться. Данный признак играет важную диагностическую роль при определении доминирования мотивации избегания неуспеха.

ВЫВОДЫ Содержательные особенности и сила мотивации могут оказывать как позитивное, так и негативное влияние на продуктивность и динамические особенности мыслительной деятельности. Негативные эффекты может иметь как внешняя по отношению к мыслительной деятельности мотивация, так и внутренняя. Негативные эффекты мотивационного воздействия чрезвычайно разнообразны по своей феноменологии: от умеренной по выраженности активизации личностной защиты до полного деструктурирования осуществляемой деятельности. Мотивационное воздействие на мышление асимметрично по отношению к успешной и неуспешной по своим результатам деятельности. Негативные эффекты мотивационного воздействия проявляются как при успешном, так и при неуспешном развертывании мыслительной деятельности, однако в последнем случае их воздействие более существенно.

ЛИТЕРАТУРА

Арестова О. Н. Влияние мотивации на структуру целеполагания // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. 1998. № 4. С. 40—52.

Арестова О. Н., Бабанин Л. Н., Тихомиров О. К. Компьютерный анализ мотивации мыслительной деятельности: возможности и ограничения // Вопр. психол. 1988. № 5. С. 83-90.

Арестова О. Н., Бабанин Л. Н., Тихомиров О. К. Развитие психодиагностических возможностей метода анализа уровня притязаний при применении компьютера// Вопр. психол. 1992. № 1. С. 152—157.

Арестова О. И., Глухарева А. В. Индивидуальные особенности поведения в ситуации хронического неуспеха при работе с компьютером // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. 1996. № 1. С. 12—22.

Березанская Н.Б. Индивидуальные стили использования ЭВМ при решении творческих задач // Психологические проблемы автоматизации научно-исследовательских работ/ Под ред. М. Г. Ярошевского, О. К. Тихомирова. М.: Наука, 1987. С. 124-167.

Богданова Т. Г. Целеобразование при различной мотивации: Дис... канд. психол. наук. М., 1978.

Богоявленская Д. Б. Пути к творчеству. М., 1981.

Бороздина Л. В. Исследование уровня притязаний. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985.

Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций. М.: Прогресс, 1979.

Телегина Э. Д., Волкова Т. Г. Мотивация и процессы целеобразования // Психологические механизмы целеобразования / Под ред. О. К. Тихомирова. М.: Наука, 1976.

Тихомиров О. К. Психология мышления. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность: В 2 т. М.: Педагогика, 1986. Т. 2.

Экспериментальная психология / Под ред. П. Фресса и Ж. Пиаже. Вып. 5. М.: Прогресс, 1975.

<< | >>
Источник: Д.А. Леонтьев. СОВРЕМЕННАЯ  П С И ХО Л О Г И Я    М О Т И В А Ц И И. 2002

Еще по теме /МОТИВАЦИЯ ГАГ. НЕГАТИВНЫЙ ФАКТОР МЫШЛЕНИЯ О.              И. Аристова:

  1. Логическое мышление
  2. САМООБРАЗОВАНИЕ УЧИТЕЛЯ КАК НЕОБХОДИМОЕ УСЛОВИЕ РЕАЛИЗАЦИИ ИДЕЙ МОДЕРНИЗАЦИИ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
  3. Факторы и условия психического риска для будущего ребенка
  4. Шизофрения
  5. пути РАЗВИТИЯ русских земель ВО ВТОРОЙ половине XIII-XIV ВЄКАХ: ФАКТОРЫ и итоги
  6. ФАКТОРЫ И МОТИВЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТРУДОВОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
  7. 4.1. Стратегический государственный менеджмент
  8. Факторы, влияющие на дезадаптивные отношения матери и подростка в семье после развода
  9. СИСТЕМНАЯ МОДЕЛЬ ПРОЦЕССА МОТИВАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДОСТИЖЕНИЯ
  10. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ. РАЗВИТИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О /МОТИВАЦИИ ДОСТИЖЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
  11. /МОТИВАЦИЯ ГАГ. НЕГАТИВНЫЙ ФАКТОР МЫШЛЕНИЯ О.              И. Аристова
  12. Глава IV ЧАНЬСКАЯ ПСИХОКУЛЬТУРА И ПРАКТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
  13. Негативные факторы производственной среды
  14. Источники НЕГАТИВНЫХ ФАКТОРОВ БЫТОВОЙСРЕАЫ
  15. Раздел 2 ВОЗДЕЙСТВИЕ НЕГАТИВНЫХ ФАКТОРОВ НА ЧЕЛОВЕКА И СРЕЛУ ОБИТАНИЯ
  16. 2.1. КЛАССИФИКАЦИЯ НЕГАТИВНЫХ ФАКТОРОВ В СИСТЕМЕ «ЧЕЛОВЕК — СРЕДА ОБИТАНИЯ»
  17. Негативный фактор
  18. Часть 3. Влияние негативных факторов производственной среды на организм  человека.
  19. ОБРАЗ ЖИЗНИ КАК ФАКТОР (УСЛОВИЕ) ФОРМИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО ЗДОРОВЬЯ (К МЕТОДОЛОГИИ ИССЛЕДОВАНИЯ). Салахутдинова Р.Х. (Санкт-Петербург)
  20. УДК 316.356.2(470.67)+2(470.67) Э.М. Загирова Негативные факторы в функционировании ТРАДИЦИОННОЙ СЕМЬИ В ДАГЕСТАНЕ
- Cоциальная психология - Возрастная психология - Гендерная психология - Детская психология общения - Детский аутизм - История психологии - Клиническая психология - Коммуникации и общение - Логопсихология - Матметоды и моделирование в психологии - Мотивации человека - Общая психология (теория) - Педагогическая психология - Популярная психология - Практическая психология - Психические процессы - Психокоррекция - Психологический тренинг - Психологическое консультирование - Психология в образовании - Психология лидерства - Психология личности - Психология менеджмента - Психология мышления и интеллекта - Психология педагогической деятельности - Психология развития и возрастная психология - Психология стресса - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Самосовершенствование - Семейная психология - Социальная психология - Специальная психология - Экстремальная психология - Юридическая психология -