<<
>>

§ 7. Ю. Эвола о солнечной нордической традиции и языческом империализме

Констатируя вслед за Ф. Ницше и О. Шпенглером упадок Запада, итальянский мыслитель-традиционалист Ю. Эвола спасение видит в возрождении язычества, в обращении к солнечной нордической традиции. «...Некоторые люди снова будут готовы к этому долгому пути, — писал он, — к долгому риску, к долгому созерцанию и к долгому молчанию; при этом снова повеет ветер далекого — ветер древней нордической традиции — и спящие Запада проснутся»63.

Под солнечной нордической традицией Ю.

Эвола понимает содержащиеся в различных традициях воспоминания о нордической родине и нордической культуре, о трансцендентной, нечеловеческой духовности, тесно связанной с победоносным превосходством формы над хаосом, победой сверхчеловеческого и небесного надо всем человеческим и земным, с идеалами достоинства и благородства. «Солнечность» он полагает основным символом трансцендентного мужества.

Ю. Эвола призывал к решительному безусловному, интегральному возврату к нордическо-языческой традиции, к восстановлению ее ценностей в языческом Империализме. К нордическим ценностям он относил честь и верность, порядок и иерархию, индивидуальность и чистоту. Эти ценности были тайным наследием, передаваемым по тайной цепи от немногих к немногим. Теперь же, пишет Ю. Эвола, «в тишине, в строгой дисциплине самообладания и самоопределения мы должны с холодным настойчивым усердием создать из единиц элиту, возрождающую солнечную мудрость»64. Обновленное, одухотворенное, терпкое переживание мира откроет «то чувство свободы и величия, то космическое дыхание, даже самого слабого дуновения которого еще не знали "мертвые" Европы» .

По убеждению Ю. Эволы, нет ничего хуже человеческого, слишком человеческого. «Человеческое» следует преодолеть полностью, безжалостно. Люди должны возвратиться к самим себе, они должны в самих себе искать свою причину, и свою цель, и свою ценность. Они научатся чувствовать себя одинокими, без помощи и без закона. Обра- тив спокойный взгляд внутрь себя, узнают, что ничего не надо продвигать, не на что надеяться и нечего бояться. В любви и в ненависти увидят лишь нищету и слабость. Они замкнутся в активном безразличии и смогут все, благодаря своей обновленной невинности.

Речь фактически идет о возрождении (или перерождении) человека в сверхчеловека. «Возможность поставить свою собственную особую жизнь во главу угла и, смеясь, смотреть в бездну, возможность беспрестанно давать и одинаково относиться как к победе, так и к поражению, как к успеху, так и к неудаче родится из того превосходства, которое позволит отныне управлять своим собственным существом как вещью, и которое проснется в истинном познании принципа, более могущественного, нежели смерть и разложение»65, — пишет Ю. Эвола. У реинтегрированных таким образом людей появятся новые цели, новые глаза, новые крылья. Индивидуумы снова будут иметь начало и конец в них самих. «Они станут закрытыми в себе как мир, как скала, как вершина — имея дело только со своей силой или со своей слабостью, — отмечает он. — Каждый займет свой пост, — пост в борьбе; каждый обретет свое качество, свою жизнь, свое достоинство, свою особенную силу, ни на что не похожую, непреходящую»66.

Нордическую мораль Ю.

Эвола формулирует так: возвыситься над потребностью «доверия» и «понимания», над скверной братства, над безволием любви и самолюбия, над ощущением себя похожим на других и равным другим. Ценностью тогда станет непереда- ваемость, уникальность. Но отношения — «честно признаваемые, тайно воспламененные в дисциплине духа, но внешне резкие и содержащие в сверкающей строгости полную меру неизмеримого, бесконечного: по-военному, как в походе, как в сражении. Точные отношения, Порядок, Космос, Иерархия» .

Каков же исход мобилизации лучших? В чем практически выразится языческий империализм? Ю. Эвола дает следующий ответ: «Предельно индивидуализированные группы, организующиеся в действии без посредников и смягчений, одни из них — как отдельные мужи, так и целые племена — блистательно возвысятся, другие

§ 7. Ю. Эвола о солнечной нордической традиции и языческом империализме

будут безжалостно уничтожены». Произойдет, таким образом, ротация элит. «Сверху солнечные и самодостаточные существа, властелины с "глубоким, далеким и грозным взором", которые ничего не берут, а, напротив, дают от избытка света и могущества, и которые стремятся к решительному течению жизни со все более удивительной интенсивностью, одновременно с этим становясь все более неподвижными в своей сверхъестественной законности»67, — восторгается Ю. Эвола. «И в мире ясности, — заключает он, — отразятся тогда слова предвестника Ницше, понимаемые в трансцендентном смысле: "Как прекрасны, как чисты эти свободные, нераз- горяченные более духом силы!"»68.

Миссия возрождения солнечной нордической традиции должна была принадлежать, по мысли Ю. Эволы, романо-германскому миру. Вторая мировая война не реализовала его мечту, но политика «северного измерения» в Европейском Союзе сохраняет избранную ориентацию — Север.

Пророчества о «смерти Запада» перед демографическим натиском с Юга актуализировали тематику языческого империализма. Она прослеживается в неоязыческих культах и движениях, активно прорабатывается в литературных утопиях. Нордический империализм язычников Севера также становится объектом фантасмагорической рефлексии.

Здесь можно отметить описание восстания ненцев на Ямале в политическом романе Э. Тополя «Красный газ» (1984 г.). Один из героев романа, ненец-подросток, декламирует: «Нут и шар» — Клянусь медведем! Страшно будет! Вы не бойтесь! Будет смерть, пожары, голод; От старухи — алой смерти, Как испуганные волки, Бросив все, покинув тундру, Побегут за горы люди — Люди русские от смерти! «Нут и шар!...»3 Описываемые в романе восставшие ненцы, поджигавшие буровые вышки, подлинно действовали как «предельно индивидуализированные группы, организующиеся в действии без посредников и смягчений». По сюжету романа, обладающие колоссальной мощью советские Вооруженные силы наводят в тундре порядок, и восстание терпит поражение.

Иной сценарий развертывания событий представлен в тексте песни «Монгольская степь», исполняемой рок-группой «Наутилус помпилиус»:

Эскимосские танки входят в города глыбами льда на дымящихся башнях — глыбами льда на дымящихся башнях - белый медведь и стальная звезда.

«Эскимосские танки» — это футуромиф. Но батальоны северян довольно эффективно использовались обеими противоборствующими сторонами во время Второй мировой войны. Поэтому укрепление силовых структур в регионах Севера кадрами из числа представителей коренных малочисленных народов Севера представляется позитивной перспективой. Ведь это их родина, и они не могут быть лишены права обеспечивать ее безопасность.

<< | >>
Источник: Ю.В. Попков, Е.А. Тюгашев. Философия Севера: коренные малочисленные народы Севера в сценариях мироустройства. — Салехард; Новосибирск: Сибирское научное издательство. — 376 с.. 2006 {original}

Еще по теме § 7. Ю. Эвола о солнечной нордической традиции и языческом империализме:

  1. ТРИГЛАВЫ В ЯЗЫЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ, ИЛИ НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ТРИЕДИНСТВА МИРА
  2. Юлиус Эвола ДЗЭН И ЗАПАД
  3. 3.2. Солнечная система
  4. ПРАВОВАЯ ТРАДИЦИЯ (ГАЛАХА) И ПОВЕСТВОВАТЕЛЬНЫЕ ТРАДИЦИИ (АГАДА)
  5. Солнечный и лунный культы
  6. Солнечная активность
  7. ЛЕКЦИЯ № 5. ТРАДИЦИЯ ЖРЕЦОВ И ТРАДИЦИЯ ПРОРОКОВ
  8.    Пятое стандартное упражнение “СОЛНЕЧНОЕ СПЛЕТЕНИЕ”.
  9. ПРИЧИНЫ ПОЯВЛЕНИЯ СОЛНЕЧНЫХ ПЯТЕН
  10. (ДОП.) § 29. БЮДЖЕТ СОЛНЕЧНОЙ ЭНЕРГИИ В ЭКОСИСТЕМЕ
  11. СОЛНЕЧНЫЕ ЧАСЫ ДВОРЦА ХОЛИРУД В ЭДИНБУРГЕ
  12. ПРИЛОЖЕНИЕ 3 СОЛНЕЧНОЕ ИЗЛУЧЕНИЕ И ГОРМОНАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ У ЛЮДЕЙ
  13. БИОЛОГИЧЕСКОЕ ДЕЙСТВИЕ РАЗЛИЧНЫХ УЧАСТКОВ СПЕКТРА СОЛНЕЧНОГО ИЗЛУЧЕНИЯ
  14. § 4. От языческого здания к христианской церкви
  15. СНАЧАЛА СОЛНЕЧНЫЙ СВЕТ