<<
>>

Г.А. Югай Конвергентная философия и кооперация капитализма и социализма

Цивилизованное развитие человечества в XX веке было и триумфальным и катастрофичным, в нем рядом полагающимися оказались научный триумф и социальные тупики. В самом триумфальном шествии научно-технического прогресса, техногенного фактора цивилизации была заложена и бомба замедленного действия, которая привела мир к нынешнему кризису - экономическому, экологическому, политическому, гуманитарному и т.д., то есть к глобально-планетарному.
В то же время - это кризис базовых, жизненных и мировоззренческих установок, духовно-ценностных ориентации

Справедливо считается, что выход из кризиса не может быть обеспечен набором экономических и тому подобных мер, ибо проблема вообще не решается «технократическими» методами. Люди нуждаются прежде всего в мировоз- зренческо-философской переориентации, в переосмыслении философских оснований - не только социального бытия, но и в утилитарно-бытовом отношении. Как говорят, не хлебом единым жив человек, но и пониманием своего собственного и исторического бытия. В чем смысл жизни? Прежде всего - в ее сохранении. Но для сохранения непременным являются, как минимум, еще два момента: целостность и движение. Для любого организма, в том числе и для человека, жизнь возможна при условии сохранения целостности и непрерывного движения. Не зря говорят, что покой нам только снится. Приостановка движения и расчлененность - символы или даже синонимы разложения и смерти.

Сказанное вполне применимо и к общественному организму, где из двух критериев сохранения системы - целостности

255 См.: О философской школе Казахстана. Алматы, 1999.

и развития - более четко проявляется один из них - развитие. Что касается критерия целостности, то его проявление и обнаружение оказалось более сложным и запутанным. Прежде всего потому, что сама философия утратила целостность общества, разделившись на два противоположных направления.

И когда разрываются, расщепляются материя и дух - утрачиваются цель и смысл жизни человека и человечества. Раскалывая единую философию на два противоположных направления — материализм и идеализм, общество уже заранее закладывало под себя мину замедленного действия, направленного на собственное уничтожение, ибо вместо гармонии материальное и идеальное противопоставлены и во взаимной борьбе разрушают друг друга и систему в целом. Система превращается в антисистему. Отсюда и мотивы неизбежности заката цивилизации, ее апокалипсиса как в европейской, так и в русской культуре и философии. Подобный пессимизм имеет свое объективное основание, связанное с утратой целостности, полноты картины мира, т.е. с ощущением потерянности и собственной ущербности человека в этом мире.

С расколом мира как целого и разделением его на части сам мир оказался обезжизненным, неполнокровным. В таком мире оказались ущербными и жизнь человека и история человечества в целом. И самым негативным следствием разрушения мира является то, что утрачивается сам смысл и цель жизни человека и человечества - полнота и целостность жизни. Разъятость частей и их взаимная борьба работают на разрушение системы как целого. Вместо созидания получается крах системы. Поистине, «война всех против всех», направленная объективно на кризис, саморазрушение цивилизации. Самым предельным, абсолютным выражением целостности, полноты жизни является единство материи и духа - божественного и секулярного, религиозного и светского. В таком соединении материи и духа заключается смысл как индивидуального человеческого существования, так и истории человечества. Острота и значимость такого понимания смысла и цели жизни человека особо ощутимы в периоды обострения цивилизационных кризисов, вроде нынешнего. В любом обществе, оказавшемся в состоянии обострения конфликтов, противостояний, войн и т.д., происходит утрата или растрата цели и смысла как своего собственного существования, так и истории - ее целостности, по К. Ясперсу.

Еще ранее эту мысль выразил О. Шпенглер, обрисовавший процесс заката европейской цивилизации на фоне распада ее це- лостности. Его «Закат Европы» начинается с гештальта - целостности истории, которая затем распадается на части. В этом выражается цикл распада цивилизации.

Философией апокалипсиса стала абсолютизация аналитических методов познания, ибо расчленение целого на части и его умерщвление неизбежно ведет к тупику, настроению безысходности. По словам С. Булгакова, «два кошмара угнетают современное сознание в философии природы: механический материализм и идеалистический субъективизм. Первый превращает мир в бездушную машину, в мертвый механизм, второй — в гносеологическую схему, в голую возможность познания, лишенную собственной жизни». К сожалению, сказанное относится к познанию мира в целом, не только к природе, но и к обществу. Преобладающей тенденцией оказалось разложение, расщепление - начиная с расщепления геракли- товского логоса на материю и дух. Все подвергалось расщеплению целого на части и изучению их в изолированном друг от друга виде, следствием чего стала утрата истины как целого.

Большой период европейской истории, от расщепления ге- раклитовского логоса до расщепления атома, совпал с циви- лизационным прогрессом под знаком научно-технического развития. Философским пафосом расщепляющегося логоса были охвачены буквально все области знания. Препарирование и умертвление живого путем разделения его на части достигли огромных успехов не только в естествознании, но и в социологии. В то же время абсолютизация разделения общественного развития на формации и представление его в виде однолинейной, трансферной модели прогресса, абсолютизация раскола общества на классы, сословия, партии, группы, представляющих определенные корпоративные интересы, вполне логически, естественным путем вели к «войне всех против всех».

Не об этом ли свидетельствует нынешняя война в Югославии, являющаяся фактически столкновением цивилизаций - началом нового передела мира не где-нибудь, а в самом центре Европы? Вслед за Чернобыльской катастрофой, Европа вновь оказалась в катастрофическом состоянии гуманитарного, экологического и т.д. кризисов. Бесконечные войны, революции и другие бойни — такова цена абсолютизации аналитически расщепляющего мир сознания и деятельности человека, разложения им самого цивилизационного процесса. Не это ли состояние безысходности, социального іупика выразил на заре века О. Шпенглер в своем «Закате Европы», а в конце уходящего в историю XX в. Фукуяма в знаменитой статье «Конец Истории»? Несколько перефразируя С. Булгакова, можно сказать, что XX в. был кошмарным не только в философии, но и на практике. Его доктринальным знаменем было разложение целого на части и столкновение их друг с другом по принципу абсолютности борьбы противоположностей и относительности их единства.

Цивилизационное или цивилизованное самоубийство общества - подобное состояние безысходности инициировало настроение апокалипсиса в общественном сознании и не ограничилось XIX в. В конце XX в, это настроение сопровождается глубоким депрессивным состоянием общества, а также философов и философии в целом. В такой ситуации чрезвычайную актуальность приобретают любые стремления к разработке альтернативной философии, призванной утвердить вместо аналитической синтетическую, или как мы говорим, конвергентную философию.

С филологической точки зрения «конвергенция» (от лат. convergere) означает склоняться, сближаться или сходиться в одной точке. Эта проблематика становится все более актуальной в начале XXI в., когда на смену чрезмерно дифференцировавшимся цивилизационным процессам, и потому оказавшимися в тупиковом, кризисном состоянии, явно наметились синтетические модели и направления социального прогресса. В такой ситуации конвергенция заявляет о себе как важнейший метод или способ осуществления интеграционно-синтетических процессов, способных оптимизировать общественное развитие. Сближение и соединение в одной точке есть самый оптимальный путь преодоления крайних позиций или противоположностей и противоречий. Другого, лучшего способа пока что природа и общество не дали и не придумали.

Похоже, что и нынешнее российское общество созревает в направлении среднего, конвергентного пути развития: «С 1993 г. наблюдается неуклонное уменьшение сторонников радикальных рыночных преобразований. Их численность за пять лет упала в шесть раз и составляет сейчас всего 5,9% населения. Причем вовсе не к сторонникам КПРФ переходят "прозревшие" радикальные либералы, а пополняют ряды национал- патриотов (сторонников самостоятельного русского пути развития) центристов (сторонников сочетания различных идей, избегающих крайностей). Их доля в составе населения осенью нынешнего года выглядит весьма внушительно и составляет соответственно 19,3 и 18,9%»256.

Итак, почти 40% россиян на сегодня за средний путь, без крайностей рыночного либерализма нынешнего периода первоначального накопления капитала и коммунистического коллективизма-утопизма. По своей социальной структуре сюда входят не только представители среднего класса, но и значительная часть интеллигенции, госслужащих, военных, пенсионеров и т.д. Многие из них являются евразийцами по своей социокультурной ориентации. А евразийство - тоже средний путь. Но почти всех их объединяет не только антипатия к коммунистическому утопизму, но и убеждение в том, что рыночный радикальный либерализм периода первоначального накопления является исторически пройденным этапом даже для капитализма. Бездушные меркантилизм и утилитаризм были характерны для раннего капитализма. И потому среднестатистический россиянин противится возвращению вновь в состояние диких, нецивилизованных рыночных отношений, опустошающих не только духовность, но и цивилизованность вообще, т.е. не хочет оказаться на дне, за чертой бедности.

Все это является результатом того, что российская власть на рубеже XX и XXI вв. резко повернула руль на обратный ход, на все 180 градусов к первоначальному капитализму, разрушая до основания почти вековой путь страны к социализму. А итог один - движение по замкнутому кругу, топтание на месте, без существенных цивилизационных прорывов. Мы все еще находимся на уровне третьих, развивающихся стран и, возможно, опускаемся еще ниже, к уровню четвертых стран. Таков путь крайностей - от сверхдержавы к маргинализации России. Вместо конвергенции и укрепления общества получается возврат назад в виде второго пришествия капитализма. Между тем еще Гераклит сказал, что нельзя войти дважды в одну и ту же реку. В сущности, об этом говорится и в известном афоризме, что повторение истории превращается в фарс.

Существует ли альтернатива? Да, существует. Это средний путь конвергенции социализма и капитализма, при котором не будет фарса. В проблеме кооперации как клеточки

256 Горшков М. Страна после очередного кризиса. (Как показывают опросы, похороны среднего класса и «полевение» общества откладываются). -НГ, 1998,25 ноября 1998 г.

среднего пути имеется несколько аспектов. Во-первых, это клеточка среднего пути развития между капитализмом и социализмом, их конвергенции. Во-вторых, кооперация как преимущественно середняцкое хозяйство, оптимально сочетающее в себе выгоды как крупных, так и мелких хозяйств. Выражаясь современным языком, это хозяйство среднего класса или фермера. В-третьих, имеется и проблема клеточки развития и познания самого кооперативного хозяйства. Вопрос этот специально рассматривается в работах А.В. Чаянова, который считал, «что кооперативная дорога является для нашего крестьянства единственной и действительно правильной дорогой и что действительно сельскохозяйственная кооперация позволяет организовать распыленные раньше крестьянские массы, соединить их непосредственно с центрами народно-хозяйственной и культурной жизни советского государства и дать им возможность использовать все преимущества крупного хозяйства и улучшенной техники»257.

А.В. Чаянов доказывал преимущество семейно-трудового хозяйства как клеточки народно-хозяйственного организма с позиции своей теории дифференциальных оптимумов, где сочетаются горизонталь максимумов и вертикаль минимизации концентрации производства. Вся эта терминология из области экстремального принципа, включающего в себя экстремумы, оптимумы и минимумы показателей системного подхода. Известно, что в связи с экстремальным принципом, введенным в науку Н. Кузанским и Дж. Бруно, середина есть оптимум или состояние промежуточное между максимумом и минимумом. По А.В. Чаянову, подобный экстремальный принцип выражен в понятии кооперации, а в самой кооперации — в ее клеточке - в семейно-трудовом хозяйстве.

Социо-логосу кооперации, как единственно верному пути социального прогресса в России, много внимания уделял и М.И. Туган-Барановский. С одной стороны, русский логос кооператива состоит в конвергенции капитализма и социализма: «Тело кооператива создано капитализмом, но душу в него вдохнул социалистический идеал». Но при всем совпадении этих идеалов в кооперации больше идеализма, нежели социализма, который характеризуется как «классовая вражда» и «классовая солидарность». «Кооперация, по своей идеалистичности, является единственным в своем роде социальным движением современности», задача ее - преимущественно

257 Чаянов А.В. Краткий курс кооперации. М., 1925. С. 8.

воспитание соответствующего человека «на коллективистских началах»258. Подчеркивается примат духовного над материальным в кооперации, что вполне соответствует ее Логосу.

Исходя из изложенного, можно смело утверждать, что в кооперации Россия обрела свой истинный цивилизационный путь. Нельзя сказать, что она была исключительно национальным достоянием, ибо кооперативное движение раньше, чем в России, развивалось в Европе. Но в России этот обще- цивилизационный процесс получил лучшее развитие на национальной основе, с учетом специфики страны.

Кооперативное движение России было искажено «Кооперативным планом» и его осуществлением в жизни. Такова трагическая история России XX в., связанная с кооперацией, точнее - с разрушением ее логоса - единства материи и духа, в форме правильного сочетания индивидуальных и общественных интересов крестьян.

<< | >>
Источник: Г. А. Югай. Голография Вселенной и новая универсальная философия. Возрождение метафизики и революция в философии. 2007

Еще по теме Г.А. Югай Конвергентная философия и кооперация капитализма и социализма:

  1. КОНВЕРГЕНТНАЯ ФИЛОСОФИЯ СИНЕРГЕТИКИ И ИНФОРМАЦИОННОГО ДЕТЕРМИНИЗМА. ТЕЗИСЫ О МАРКСИЗМЕ
  2. Капитализм и социализм
  3. И. ШУМПЕТЕР КАПИТАЛИЗМ, СОЦИАЛИЗМ И ДЕМОКРАТИЯ32
  4. 1. Антагонизмы современного капитализма и концепции буржуазного «социализма»
  5. ГЛАВА 7 КОНВЕРГЕНТНАЯ ФИЛОСОФИЯ СИНЕРГЕТИКИ И ИНФОРМАЦИОННОГО ДЕТЕРМИНИЗМА: ЗАКОН ТОЖДЕСТВА И РАЗЛИЧИЯ МАТЕРИИ И ДУХА
  6. Часть IV СМЕРТЬ СОЦИАЛИЗМА, ИЛИ КАПИТАЛИЗМ В СМЕРТЕЛЬНОЙ ОПАСНОСТ
  7. УТВЕРЖДЕНИЕ И РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА. РАЗВИТИЕ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ И ВОЗНИКНОВЕНИЕ НАУЧНОГО СОЦИАЛИЗМА
  8. ОЛЕШКО Евгений Владимирович. КОНВЕРГЕНТНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА:ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК ФАКТОР ОПТИМИЗАЦИИИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАТИВНЫХ ПРОЦЕССОВ, 2018
  9. XXI. Кооперация
  10. Кооперация
  11. Г.А. Югай Глобальная цивилизация: утопия или реальность
  12. Г.А. Югай Глобальный эволюционизм и современная научно-религиозная картина мира
  13. 2.              Кооперация
  14. «Национальные модели» социализма. Некоторые особенности развития социализма в отдельных странах.
  15. 4. Кооперация в дореволюционной России.
  16. 3. Общее и особенное в концепциях «демократического социализма» и «социализма национального типа»
  17. Г.А. ЮГАЙ. СРЕДНИЙ   ПУТЬ   РОССИИ   И  ЕВРАЗИЙСТВО (Концепция конвергенции), 1998
  18. XIII. Кооперация факторов