<<
>>

Победа китайских моряков


Несколько лет тому назад у части наших товарищей господствовал взгляд, что на Западе наша политика ограничивается экономическими задачами. Говорили, что у нас есть политика на Востоке, но на Западе нет политики, а есть только экономика.
С отзвуками этих взглядов приходится встречаться до сих пор. Между прочим, многие думают, что с такими странами, как Швеция и Дания, у нас не имеется никаких политических вопросов, а только экономические отношения.
Современная действительность решительно опровергает все подобные утверждения. Проводимая против нас английской дипломатией политика единого фронта, или, если ее неугодно так называть, политика повсеместной враждебной линии, означает независимо от всего прочего, что и на Западе у нас повсеместно происходит политическое единоборство с противной стороной. Жестоко сшибаются те, кто думает, что мы можем воздержаться от этой политической борьбы в таких кажущихся спокойными странах, как Швеция и Дания. Наши противники везде работают вовсю, и весьма плохую услугу окажет нам тот, кто будет доказывать, что в Стокгольме и Копенгагене наши представительства могут вести беззаботный образ жизни.
За последние полгода между Англией и другими руководящими державами создалась обширная литература как по вопросу о гарантийном пакте, так и по вопросу о связанных с ним перспективах развития международных отношений. В печати уже имелось достаточно указаний на некоторые меморандумы г-на Чемберлена, где он доказывал, что СССР является якобы главным элементом неустройства в мировых отношениях и что стабилизация последних должна произойти не только помимо СССР, но даже против СССР. Как известно, английское правительство считает одним из элементов этой стабилизации военное укрепление наших непосредственных западных соседей. Прибалтийская политика английского правительства не всегда была ясна у нас широкой публике, так как в ней имеются некоторые внутренние противоречия. Английское правительство стремится к военному усилению лимитрофов в целях их военного использования в случае надобности, но при этом оно ни в коем случае не желает, чтобы влияние Польши усилилось на Балтийском море. Англия усматривает в Польше как бы

филиал Франции и ввиду общего и повсеместного соперничества двух великих морских держав Англия не хочет допустить в форме польского влияния распространения французского влияния на Балтийском море. Отсюда определенная антипольская политика Англии в Данциге и отсюда же то сдерживающее влияние, которое Англия оказывала на недавние прибалтийские конференции. Англия ни в коем случае не хотела допустить того, чтобы при помощи этих конференций и вытекающих из них договоров могло упрочиться на Балтийском море польское преобладание.
За последнее время в печать попадало довольно много известий о специальной военной деятельности английских агентов в прибалтийских государствах. Ни для кого не являлась секретом энергичная деятельность английской военной миссии в Финляндии по реорганизации финской армии.
При этом политическая линия Англии заключалась и заключается в том, чтобы добиваться сближения Финляндии вовсе не с Польшей, а со Швецией. Английское влияние стояло за теми демонстрациями финско-шведского военного сближения, которые неоднократно поражали всех, следящих за политикой. В свое время шведский министр иностранных дел должен был подать в отставку вследствие произнесения им' речи весьма воинственного содержания, направленной против СССР и поддерживавшей мысль о военном союзе с Финляндией. Его отставка была актом корректности шведского правительства, но самый факт произнесения этой речи показывал, что тенденции такого рода существуют в некоторой части шведских политических кругов. Эти же тенденции проявились в весьма яркой форме тогда, когда шведский военный флот посетил Финляндию, чтобы отпраздновать память о старых победах шведского флота над русским флотом. Вспомним и о недавней поездке финского президента в Швецию.
Все это показывает, что и Швеция играет известную роль во враждебной нам дипломатической работе английских консерваторов. Еще важнее при этом роль Дании ввиду ее особого географического положения. Балтийское море, как и Черное, имеет свои проливы, и только потому вопрос об этих проливах не сыграл в истории такой же роли, как вопрос о Дарданеллах и Босфоре, что Зунд и Большой и Малый Бельты не представляют таких же сильных стратегических позиций и не могут быть сделаны непроницаемыми для иностранных военных флотов. Однако в военное время

Г. В. Чичерин — 1925 г.
Г. В. Чичерин — 1925 г.
вопрос об этих проливах играет чрезвычайно большую роль. Швеция примыкает лишь к одному из трех балтийских проливов — к Зунду, Дания же господствует над всеми тремя проливами, отсюда ее особое значение в этой связи.
Дружба с Данией составляла одну из старых традиций русской дипломатии, стремившейся при помощи этой дружбы оберегать Балтийское море от вхождения иностранных военных флотов. Дания, однако, не могла с таким же
успехом защищаться, как Турция, против английского нападения. Участие Дании в 1800 г. совместно с Россией, Швецией и Пруссией в вооруженном нейтралитете повело к нападению на нее Англии, нанесшей Копенгагену чрезвычайно тяжелый удар. Сближение Дании с Россией и Францией вызвало в 1807 г. вторичное нападение на Копенгаген Англии, подвергшей этот город ужасающей бамбардировке без объявления войны и уведшей почти весь датский флот. В 1848 г. вмешательство Николая I спасло Данию от отнятия у нее Пруссией ее южных областей. Любопытно отметить, что поборником принципа открытых дверей и в этом случае, как во многих других, выступило правительство Североамериканских Соединенных Штатов, которое с 1848 г.. стало оспаривать право Дании стеснять международное судоходство. Американские корабли стали отказываться подчиняться распоряжениям датского правительства о взимании с них так называемой зундской пошлины, т. е. особых поборов при прохождении через проливы. Договором 1857 г. Зунд и Бельты были объявлены свободными для прохождения всех судов, и Дания обязалась не взимать никаких сборов при прохождении торговых кораблей через проливы и отказалась от права их осмотра. Тем не менее мелководье этих проливов и значительные трудности, связанные с прохождением через них кораблей, дают возможность Дании в случае войны оказывать решающее влияние на открытие или закрытие проливов для военных флотов.
Эти обстоятельства делают понятным особое значение Дании для английского правительства при проведении последним направленных против нас замыслов. Английское правительство вступило в переговоры с датским правительством относительно привлечения его к участию в предполагаемом гарантийном пакте. При этом, однако, торийская дипломатия поставила себе и более широкие цели. Участие Дании не только в гарантийном пакте, в его части, относящейся к западной границе Германии, но и в проведении в жизнь статей 16 и 17 Устава[§§§§§§§§§§§§§§§§§§§] Лиги наций против СССР, должно гарантировать Англии возможность быстрых военно-морских действий на Балтийском море в случае возникновения военного конфликта. Те же английские специалисты, ко
торые вырабатывают для Финляндии планы, основанные на тесном взаимодействии со Швецией, вырабатывают для Британского флота планы быстрых операций близ Эстонии и Финляндии, имеющие, между прочим, целью немедленный захват Ленинграда. Взять Ленинград быстрым ударом военного флота и создать там белое правительство — вот один из основных замыслов, разрабатываемых британскими специалистами в предвидении применения к СССР статей 16 и 17 статута Лиги наций. Имея в виду необходимость участия Дании в подготовительных комбинациях, связанных с этими планами, английское правительство обменялось меморандумами с французским правительством по вопросу о привлечении Дании к участию в планах, имеющих целью так называемое сохранение европейского мира. Как известно, французское правительство, придающее вообще громадное значение ст. 16 и 17 статута Лиги наций, ответило английскому правительству, что, опасаясь со стороны Германии пассивного сопротивления проведению в жизнь этих статей, оно считает весьма важным обеспечение других возможностей оказания помощи своим восточным союзникам, т. е. в первую очередь Польше, если бы последняя подверглась какой-либо опасности. По мнению Франции, Дания, участвуя в гарантийном пакте, должна взять на себя обязательства на основе статей 16 и 17 статута Лиги наций как по отношению к СССР, так и по отношению к Германии, причем целью должно явиться более прочное обеспечение договоров Франции с ее восточными союзниками. Таким образом, в этом вопросе, как во время всей кампании о гарантийном пакте, подход Франции к возникающим перед ней проблемам был совершенно иной, чем подход Англии. Франция заботится о собственном континентальном могуществе, которое Англия хочет ликвидировать. Разделяющие эти два государства антагонизмы ярко проявились в вопросе о привлечении Дании к участию в гарантийном пакте.
Между тем Дания уже сделала первые шаги на пути участия в активно-европейской политике. Неоднократно уже указывалось в печати на значение углубления Данией Дрогдена, т. е. той мелководной части Зунда, где до сих пор не могли проходить глубоко сидящие корабли. Вследствие мелководья Зунда военные корабли проходят через более узкий пролив Большой Бельт, который тем не менее вследствие множества песчаных отмелей и многочисленных излу
чин его берегов представляет громадные трудности для судоходства. Углубление Дрогдена означает фактическое открытие Балтийского моря более глубоко сидящим судам. Полученные из Дании известия говорят о том, что Дрогден не будет углублен настолько, чтобы дать возможность проходить крупнейшим военным судам. Имеется в виду углубить его до 8-ми метров, в то время как для больших дредноутов требуется 9 метров глубины. Если это верно, то наиболее крупные дредноуты не будут проходить через углубленный Дрогден, а будут проходить лишь военные суда несколько меньшего калибра.
Одновременно аналогичные работы предприняла Швеция в месте, называемом Флинтеренден, причем это место будет углублено до 8,8 метра, что даст возможность прохождения более крупным судам.
Но, если наиболее крупные дредноуты будут по-прежнему проходить через Большой Бельт, в общем и целом предпринятые Данией и Швецией работы представят значительное облегчение для вхождения военных сил в Балтийское море. Маневры датского флота в Балтийском море указывают на повышенную активность военно-морской политики Дании. Чрезвычайно показательным является и отрицательное отношение датского правительства к вопросу о возобновлении по отношению к СССР участия России в Зундском договоре 1857 г. Из этого факта можно вывести то заключение, что датское правительство не желает ничем быть связанным по отношению к СССР в случае возникновения вопроса об использовании балтийских проливов при каких-либо военных конфликтах.
Участие так называемых второстепенных государств в комбинациях великих держав в значительной мере объясняется несамостоятельным характером их политики. Однако позволительно было бы ожидать от социал-демократов, стоящих у власти в Швеции и Дании, оказания какого-либо сопротивления милитаристским домогательствам более сильных правительств. Приходится вообще констатировать, что эти милитаристские планы с большой легкостью находят себе исполнителей в лице социал-демократических правительств. Тонкая паутина военных замыслов и приготовлений, которую ткут английские военные специалисты, уже начинает охватывать до некоторой степени и Данию и даже отчасти Швецию.
«Известия» № 171(2504), 29 июля 1925 г.

<< | >>
Источник: Чичерин Г.В.. СТАТЬИ И РЕЧИ ПО ВОПРОСАМ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОЛИТИКИ. 1961

Еще по теме Победа китайских моряков:

  1. Победа китайских моряков
  2. Победа китайской революции и провозглашение КНР
  3. Японокитайская война и победа КПК
  4. Внешняя политика Китайской Народной Республики. Советско-китайские отношения
  5. Внешняя политика Китайской Народной Республики. Советско-китайские отношения
  6. АМЕРИКАНО-КИТАЙСКИЙ И ФРАНКО-КИТАЙСКИЙ ДОГОВОРЫ 1844 г.
  7. Глава первая Китайская культура и китайский бизнес
  8. 6. Октябрьское восстание в Петрограде и арест Временного правительства. II съезд Советов и образование Советского правительства. Декреты II съезда Советов о мире, о земле. Победа социалистической революции. Причины победы социалистической революции.
  9. Р. ВИЛЬГЕЛЬМ: КИТАЙСКАЯ МЫСЛЬ
  10. Ритм китайской истории
  11. Китайская философия как суперэтика.