<<
>>

Глава XII О СМУТНЫХ СУБЪЕКТАХ, РАВНОЗНАЧНЫХ ДВУМ СУБЪЕКТАМ

Чтобы разъяснить природу того, что называют субъектом предложения, важно сделать еще одно замечание. Мы нашли его в трудах более значительных, чем наш 104, по поскольку оно относится к логике, оно будет здесь уместным.

Когда две или несколько вещей, между которыми есть какое-то сходство, сменяют друг друга в одном и том же месте» и особенно когда между ними нет заметиого раз- личия, люди хотя и'могут различать их в метафизических рассуждениях, тем не менее не различают их в обыденной речи,— объединяя их в общей идее, которая не показывает различия между ними и обозначает только то, что у них есть общего, о них говорят так, как если бы это была одна и та же вещь.

К примеру, несмотря на то что воздух вокруг пас меняется каждое мгновение, мы рассматриваем его так, словно он всегда один и тот же; мы говорим, что из холодного он стал теплым, как если бы он был одним и тем же, хотя воздух, который мы воспринимаем как холодный, отличен от того, который мы находили теплым 1и5.

Эта вода, говорим мы о реке, два дня назад была мутной, а теперь чиста, как хрусталь.

Но что же еще нужно для того, чтобы это была не одна и та же вода? In idem flumen bis non descendimus,— говорит Сенека,— manet idem fluminis nomen, aqua transmissa estl06.

Мы думаем и говорим о теле животного так, словно оно всегда одно и то же, хотя мы не уверены, что по прошествии нескольких лет в нем остается хоть одна частица того вещества, из которого оно состояло прежде; причем мы говорим о нем как об одном и том же тело не только тогда, когда о нем не размышляем, но и тогда, когда делаем его предметом особого размышления. Ибо наш обычный язык позволяет нам сказать: «Тело этого животного состоит уже не из тех частиц материи, из которых оно состояло десять лет назад, а из других». Казалось бы, в этих словах есть противоречие: ведь если все частицы теперь другие, значит, это уже пе то же самое тело.

Верно, и тем не менее о нем говорят как об одном и том же теле. Истинными такие предложения делает то, что один и тот же термин в этом разном применении обозначает разные субъекты.

Август говорил о городе Риме, что он принял его кирпичным, а оставил мраморным. Так же о городе, о доме, о храме говорят: он был разрушен тогда-то и отстроен тогда-то. Каков же этот Рим, то кирпичный, то мраморный? Каковы эти города, дома, храмы, разрушенные в одно время и отстроенные в другое? Был ли тот Рим из кирпича тем же самым, что и Рим из мрамора? Нет, но, однако, ум образует смутпую идею Рима, к которой он относит эти два качества — быть кирпичпым в одно время и мраморрым — в другое. И когда мы затем обра- зуем предложения, например, когда мы говорим, что Рим был кирпичным до Августа п мраморным, когда он умер, слово Рим, которое кажется одним субъектом, обозначает, однако же, два субъекта, в действительности различных, но объединенных в одной смутной идее Рима, вследствие чего ум не замечает пх различия.

Таким образом в книге, откуда мы заимствовали это замечание, разъяснено затруднение, которое протестантские священники находят в предложении Сие есть тело мое и которого в нем не найдет ни один здравомыслящий человек. Ведь никто не станет утверждать, что получается очень темное и очень трудное для понпмапия предложение, если о сгоревшей и отстроенной церкви говорят: «Эта церковь десять лет тому назад сгорела, а год назад была отстроена». Но точно так же нет оснований говорить о какой-либо трудности в понимании предложения Сие, что есть хлеб в это мгновение, в следующее мгновение есть тело мое. Правда, в разные мгновения это сие — не одно и то же, равно как сгоревшая церковь и церковь отстроенная — в действительности не одна и та же церковь. Однако ум, мысля хлеб и тело Иисуса Христа в одной и той же общей идее наличествующего предмета, выражаемой словом сие, приписывает этому предмету, в действительности двойственному и кажущемуся единым только вследствие смешения, свойство быть в одно мгновение хлебом, а в другое — телом Иисуса Христа, точно так же как, соединяя эти две церкви — сгоревшую и отстроенную — в общей идее некоей церкви, он наделяет эту смутную идею двумя атрибутами, которые пе могут быть присущи одному и тому же субъекту.

Отсюда следует, что в предложении Сие есть тело мое не заключено никакой трудности, если понимать его в том смысле, какой вкладывают в него католики, поскольку оно представляет собой лишь сокращение другого, совершенно ясного предложения: Сие, что есть хлеб в это мгновение, в следующее мгновение есть тело мое и ум восполняет все то, что осталось невыраженным.

Ибо, как мы заметили в конце первой части, когда указательным местоимением hoc пользуются для обозначения какой-то чувственно воспринимаемой вещи, к смутной идее, вызываемой местоимением, ум добавляет в виде придаточного предложения ясные и отчетливые идеи, полученные из чувств. Так, когда Иисус Христос произнес слово сие, апостолы добавили к нему в уме: что есть хлеб; а поскольку они подумали: «Это есть хлеб в это мгновение», они сделали еще одно добавление — времени. Таким образом, слово сие вызывало следующую идею: сие, что есть хлеб в это мгновение. Точно так же, когда Христос сказал, что это было тело его, они подумали, что это было тело его в то мгновение. Итак, услышав слова Сие есть тело мое, они образовали полное предложение: Сие, что есть хлеб в это мгновение, в следующее мгновение есть тело мое\ и в силу того что это последнее выражение ясно, ясно и сокращение предложения, не наносящее идее никакого ущерба.

Что же касается выдвинутого этими священниками возражения, что одна и та же вещь не может быть и хлебом, и телом Иисуса Христа, то, поскольку оно в равной мере относится и к развернутому предложению: Сие, что есть хлеб в это мгновение, в следующее мгновение есть тело мое, и к предложению сокращенному: Сие есть тело мое,— яспо, что это пе более как пустая придирка, подобная тому возражению, которое можно было бы выдвинуть против предложений типа: «Эта церковь сгорела тогда-то и была отстроена_ тогда-то». Все предложения такого рода должны распознаваться по этой манере мыслить несколько разных субъектов в одной и той же идее, вследствие чего один и тот же термин обозначает то один, то другой субъект, так что ум не замечает перехода от одного субъекта к другому.

Впрочем, у нас нет намерения решать здесь важный вопрос, как надлежит понимать слова Сие есть тело мое — в образном или же в буквальном смысле. Ибо недостаточно доказать, чю предложение можно понимать в определенном смысле,— надо еще доказать, что именно в этом смысле его и следует понимать. Но так как есть священники, которые, исходя из принципов совершенно ложной ЛОГИКИ, упорно утверждают, что приведенные слова Иисуса Христа не допускают католического толкования, то вполне уместно было показать здесь в общем виде, что в католическом толковании не содержится ничего, что не было бы ясным, разумным и согласующимся с обычным языком всех людей.

<< | >>
Источник: А. АРНО, П. НИКОЛЬ. Логика, или Искусство мыслить / М.: Наука. – 417 с. – (Памятники философской мысли).. 1991

Еще по теме Глава XII О СМУТНЫХ СУБЪЕКТАХ, РАВНОЗНАЧНЫХ ДВУМ СУБЪЕКТАМ:

  1. 10. Активные и пассивные субъекты обязательства; ими могут быть только субъекты права. Предприятие, как таковое, не может быть ни кредитором, ни должником.
  2. XI. Еще один выход из философии субъекта: коммуникативный разум против разума субъект-центрированного
  3. 6.1. Педагог, родитель, учитель, специалист, руководитель — субъекты педагогической работы Субъект педагогической работы
  4. §3. Субъекты административного процесса. Органы внутренних дел как субъекты административного процесса
  5. Глава 8. СУБЪЕКТЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА
  6. ГЛАВА 22 СУБЪЕКТЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  7. Глава I СУБЪЕКТЫ
  8. Основания прекращения долговых обязательств Российской Федерации, ее субъекта и муниципального образования, их списание с государственного долга Российской Федерации и ее субъекта, муниципального долга
  9. Глава 8. Субъект преступления
  10. Глава 16 Субъекты обязательств
  11. ГЛАВА 6 СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО КАК СУБЪЕКТ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  12. Глава 1. Понятие доказательств и субъекты доказывания
  13. Глава 6 СУБЪЕКТЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ
  14. Глава 7. Государство, государственные и муниципальные образования как субъекты гражданского права
  15. ГЛАВА 5. Субъекты арбитражных процессуальных правоотношений