<<
>>

Глава XV ДРУГОЕ ЗАМЕЧАНИЕ ПО ПОВОДУ ВЕРЫ В СОБЫТИЯ

Относительно веры в события надо сделать еще одно, очень важное, замечание. Среди обстоятельств, которые необходимо рассмотреть, чтобы решить, следует ли верить в какое-либо событие, есть такие, которые можно назвать общими обстоятельствами, потому что они сопутствуют многим событиям и несравненно чаще оказываются сопряженными с ИСТИНОЙ, нежели с ложью.
И если им нельзя противопоставить другие, частные, обстоятельства, ослабляющие или вовсе уничтожающие основания для веры, которые наш ум находил в общих обстоятельствах, тогда мы можем считать эти события если не достоверными, то по крайней мере весьма вероятными. Этого вполне достаточно, когда нам нужно вынести суждение о них; ибо там, где недостижима метафизическая достоверность, мы вынуячдены довольствоваться моральной достоверностью, а когда мы пе способны достичь полной моральной достоверности, но должны высказать свое мнение, лучшее, что мы можем сделать,— это выбрать наиболее вероятное, поскольку было бы противоразумным выбирать то, что наименее вероятно.

Если же общие обстоятельства, побудившие пас верить во что-либо, оказываются соединенными с другими, частными, обстоятельствами, уничтожающими основания для веры, которые наш ум паходил в общих обстоятельствах, или, более того, такими, что очень редко подобные обстоятельства не сопряжены с ложью, тогда у нас нет причин верить в это событие. Ум наш или воздерживается от суждения, если частные обстоятельства делают общие менее значимыми, или склоняется к мысли, что факт ложен, если подобные частные обстоятельства обычно указывают на ложь. Вот пример, который прояснит это замечание.

Обстоятельством, общим для многих документов, является то, что они подписываются двумя нотариусами, т. е. двумя должностными лицами, обычно весьма заинтересованными в том, чтобы не допустить подлога, ибо дело касается пе только их совести и чести, по и их благополучия и самой жизни.

Если я не знаю других обстоятельств договора, одного этого соображения для меня достаточно, чтобы верить, что он не был подписан задним числом,— не потому, что не бывает поддельных договоров, а потому, что из тысячи договоров 999 — подлинные, так что гораздо вероятнее, что договор, который находится у меня перед глазами, является одним из 999, а не тем единственным из тысячи, который может оказаться поддельпым. Если же мне хорошо известна честность подписавших его нотариусов, я буду считать весьма достоверным, что они не допустили подлога.

Но если к тому общему обстоятельству, что договор подписан двумя нотариусами, каковое обстоятельство в случае, если ему нельзя противопоставить каких-либо других, дает мне основание считать дату заключения договора подлинной, прибавляются другие, частные, обстоятельства, как, например, что эти нотариусы слывут людьми без чести и совести и что они, возможно, были заинтересованы в подлоге, то это, правда, еще не заставит меня сделать вывод, что договор подписан задним числом, но подпись двух нотариусов уже не так легко убедит меня в подлинности его даты. А если я вдобавок найду другие, положительные, доказательства подлога — или в лице свидетелей, или в виде весьма убедительных доводов, как, например, невозможность того, чтобы человек ссудил двадцать тысяч экю в то время, когда у него, как можно доказать, не было в наличности и ста экю, то я сочту договор поддельным; и было бы крайне неразумно, если бы кто-нибудь убеждал меня не считать этот договор подписанным задним числом или признать, что я был неправ, предполагая подлинными другие договоры, в которых я не усматривал подобных признаков подделки, поскольку они тоже могли оказаться поддельными.

Все это можно примепить к вопросам, которые часто вызывают споры между учеными, например: действительно ли такая-то книга принадлежит перу того автора, чье имя она всегда носила? являются ли подлинными документы такого-то церковного собора?

Мы, безусловно, склонны судить в пользу автора, которому данное произведение приписывается издавна, и отстаивать подлинность документов собора, которые мы читаем каждый день, и чтобы заставить нас, вопреки этой склонности, изменить свое мнение, требуются веские причины.

Вот почему, когда один весьма сведущий человек, наш современник, задался целью показать, что послание святого Кпприапа папе Стефану по поводу Марциана, епископа Арлезиапского, не принадлежит сему святому мученику, оп не смог убедить в этом ученых46. Его предположения не были, па их взгляд, достаточно основательными, чтобы лишить святого Киприапа сочинения, всегда носившего его имя и но стилю совершеппо сходного с его трудами.

Напрасно также Блондел и Сомэз, не находя, что ответить на содержащийся в посланиях св.

Игнатия довод в пользу главенства епископа над пресвитерами со времен основания церкви, стали утверждать, что все его послания — подложные, хотя эти послания были напечатаны Исааком Восспем и Уссерием с древней греческой рукописи из Флорентийской библиотеки47. Их опровергли ученые, принадлежащие к их же партии, потому что если признать — а они это признают,— что мы располагаем теми самыми посланиями, на которые ссылались Евсевий, св. Иероиим, Феодорит и даже Ориген, то совершенно невероятно, чтобы послания св. Игнатия, собранные святым Поликарпом, эти подлинные послания, исчезли, а вместо них подложили другие за то время, что разделяет св. Поликарпа и Ори- гена или же Оригена и Евсевия48. Кроме того, в посланиях св. Игнатия, которыми мы сейчас располагаем, видны святость и простота, отличающие те апостольские времена, так что они сами защищают себя от беспочвенных подозрений в подлоге и подделке.

Наконец, все возражения, выдвинутые г-ном кардиналом дю Перроном против послания Африканского собора папе св. Целестину касательно обращений к святому престолу49, не помешали и впредь, как и прежде, считать, что оно действительно было написано па этом соборе.

Но есть, однако, и такие случаи, когда частные соображения берут верх над общим соображением долго приписываемого авторства.

Так, хотя послание святого Климента святому Иакову, епископу Иерусалимскому, было переведено Руфином около тысячи трехсот лет назад и более тысячи двухсот лет назад упоминалось на Французском соборе под именем святого Климента, трудно не признать его подлож- пым: ведь этот святой епископ Иерусалимский был казнен до святого Петра и, следовательно, святой Климент не мог писать ему после смерти святого Петра, как предполагает это послание50.

Точно так же, несмотря на то что выдержки из толкований на святого Павла, приписываемых святому Амвросию, приводились под его именем очень многими авторами, а незаконченные толкования на святого Матфея — под именем святого Хрисостома, в наше время все, однако, признают, что они принадлежат не этим святым, а другим древним авторам, допустившим много ошибок51.

Наконец, известных нам документов Синуэсского собора при Марцеллине, двух-трех Римских соборов при святом Сильвестре и еще одного Римского собора — при Сиксте III было бы достаточно, чтобы убедить нас в том, что соборы эти действительно созывались, если бы все в них было разумно и сообразно времени, к которому относят эти соборы52. Но в них столько нелепого и не соответствующего тому времени, что они, по всей вероятности, являются подложными.

Вот кое-какие замечания, которые могут быть полезными, когда мы выносим суждения подобного рода. Однако не надо думать, будто тот, кто к ним прислушается, впредь ужо не будет ошибаться. Они могут, самое большее, предотвратить наиболее грубые ошибки и убедить ум не увлекаться общими местами, которые хотя и заключают в себе определенную долю истины, оказываются ложными во многих частных случаях, что является одним из главных источников человеческих заблуждений.

<< | >>
Источник: А. АРНО, П. НИКОЛЬ. Логика, или Искусство мыслить / М.: Наука. – 417 с. – (Памятники философской мысли).. 1991

Еще по теме Глава XV ДРУГОЕ ЗАМЕЧАНИЕ ПО ПОВОДУ ВЕРЫ В СОБЫТИЯ:

  1. Глава XIII НЕКОТОРЫЕ ПРАВИЛА, ПОМОГАЮЩИЕ РАЗУМУ ОПРЕДЕЛЯТЬ, СЛЕДУЕТ ЛИ ВЕРИТЬ В ТЕ ИЛИ ИНЫЕ СОБЫТИЯ, ЯВЛЯЮЩИЕСЯ ПРЕДМЕТОМ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ВЕРЫ
  2. Глава XV ДРУГОЕ ЗАМЕЧАНИЕ ПО ПОВОДУ ВЕРЫ В СОБЫТИЯ
  3. Глава первая О ВЕТХОМ ЗАВЕТЕ
  4. ГЛАВА 6. ТАКТИКА РАЗВИТИЯ МОНДИАЛИЗМА В РОССИИ
  5. Глава 1 Кто такие “черносотенцы”?
  6. ГЛАВА 15. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА.
  7. ГЛАВА 38. САМАЯ БОЛЬШАЯ ПОБЕДА.
  8. Глава VII Мифология (окончание)
  9. Глава XII щ Анимизм ( продолжение)
  10. Глава вторая. Учение о бессознательной психической деятельности в новейшей психологии
  11. Глава 3 Мифы, заимствования или история? Школы былиноведения до Октября
  12. Глава 7 ЗАТЯНУВШИЙСЯ ФИНАЛ БРЕСТСКИХ ПЕРЕГОВОРОВ
  13. Глава XVII О СВЯТОЙ ВЕЧЕРЕ ИИСУСА ХРИСТА И О ПОЛЬЗЕ, ЕЮ НАМ ДОСТАВЛЯЕМОЙ179
  14. ГЛАВА 9 МУХАММАД И ЗНАМЕНИЯ ГОСПОДА
  15. Глава 4. Современные представления об исторической реальности «героических» веков Руси
  16. Глава 4. Послания архиепископа Феодосия как источник для изучения творческой лаборатории церковного иерарха середины XVI века