<<
>>

Трансформация «рассказа в стихах»

Возвращение к «здешнему» миру особенно очевидно в поэзии

A. А.Ахматовой. Начиная с ее первого сборника «Вечер» (1912), критика заговорила об ее способности «понимать и любить вещи... в их непонятной связи с переживаемыми минутами» (М.Кузмин).

Когда вышли еще два сборника — «Четки» (1914) и «Белая стая» (1917), было замечено и другое: склонность к повествовательно- сти, даже к «прозаизации», «новеллистичность», а то и «роман- ность» ее стихотворений.

Ахматова действительно вернула в поэзию «рассказ в стихах», преобразив его почти до неузнаваемости. Этот жанр появился в русской лирике в творчестве Некрасова, а затем развивался в поэзии Курочкина, Апухтина, Случевского, Надсона. Прозаический сюжет, прозаические персонажи с социально очерченной характеристикой, с «предысториями» так активно проникали в поэзию, в объемные «рассказы в стихах», что к 1880-м гг. возникло опасение, что лирика может лишиться своей родовой специфики, превратиться в зарифмованную прозу. Символисты в 1890-е гг. резко отбросили повествовательные жанры в поэзии, обратившись к недосказанности лирической миниатюры. Но в творчестве Ахматовой эта традиция неожиданно получила свое продолжение.

B. М. Жирмунский писал: «Целый ряд стихотворений Ахматовой может быть назван маленькими повестями, новеллами; обыкновенно каждое стихотворение — это новелла в извлечении, изображенная в самый острый момент своего развития, откуда открывается возможность обозреть все предшествовавшее течение фактов»1.

Ахматова отказывается от обстоятельного разворачивания повествовательного сюжета. Она воспроизводит лишь один, «выхваченный» сюжетный фрагмент:

Сжала руки под темной вуалью...

«Отчего ты сегодня бледна?» [149]

— Оттого, что я терпкой печалью Напоила его допьяна.

Как забуду? Он вышел, шатаясь,

Искривился мучительно рот...

Я сбежала, перил не касаясь,

Я бежала за ним до ворот.

Задыхаясь, я крикнула: «Шутка Все, что было. Уйдешь, я умру».

Улыбнулся спокойно и жутко И сказал мне: «Не стой на ветру».

Вместо развернутого психологического анализа — несколько выразительных жестов (сжала руки, искривился мучительно рот). От всей истории взаимоотношений героев в стихотворении Ахматовой остались лишь две реплики, завершающие разрыв. Один из знаков того, что продолжение отношений невозможно — «мнимый» ответ героя на реплику героини, его не стой на ветру никак не соотносится с ее уйдешь — я умру.

«Вещный» мир в стихах Ахматовой предельно прост и конкретен:

В ремешках пенал и книги были,

Возвращалась я домой из школы.

Эти липы, верно, не забыли Нашей встречи, мальчик мой веселый.

(«В ремешках пенал и книги были...»)

Журавль у ветхого колодца,

Над ним, как кипень, облака,

В полях скрипучие воротца,

И запах хлеба, и тоска.

(«Ты знаешь, я томлюсь в неволе...»)

Стать бы снова приморской девчонкой,

Туфли на босу ногу надеть,

И закладывать косы коронкой,

И взволнованным голосом петь.

(«Вижу выцветший флаг над таможней...»)

<< | >>
Источник: Магомедова Д. М.. Филологический анализ лирического стихотворения: Учеб, пособие для студ. филол. фак. высш. учеб, заведений.. 2004

Еще по теме Трансформация «рассказа в стихах»:

  1. ТВОРЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ
  2. РАССКАЗЫ ДЕТЕЙ ИЗ ОПЫТА
  3. Концепты «Колымских рассказов»
  4. Конструктивный принцип шапамовского рассказа
  5. Рассказы по фотографиям
  6. Охотничьи рассказы
  7. РАССКАЗЫ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ
  8. Алёна Сабирова Рецензия на рассказ Е.Суворова «Уехала»
  9. ЭПИЗОДИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ ПО ИСТОРИИ СССР IIV КЛАСС)
  10. Рассказ очевидца В. Н. Норова1
  11. РАССКАЗЫ ПО РОДНОЙ ИСТОРИИ (26 ч)
  12. Экология души: повествование в рассказе «Царь-рыба»
  13. Приложение №3 МУЗЫКАЛЬНЫЙ СЛОВАРЬ В РАССКАЗАХ