<<
>>

Акмеистическое стихотворение. Предметный мир и поэтическое слово

В своих статьях-декларациях акмеисты подчеркивали, что борьба между символизмом и акмеизмом «есть, прежде всего, борьба за этот мир, звучащий, красочный, имеющий формы, вес и время, за нашу планету Землю» (С.

Городецкий. «Некоторые течения в современной русской поэзии»). Что означало это положение в поэтической практике?

Мы видели, что в поэзии символистов «здешний», вещный предметный мир зачастую дематериализуется, слова теряют свое предметное значение, превращаются в намек на то, что нельзя выразить на языке логики. Одним из важнейших поэтических средств при этом становилась метафора. В своих ранних стихах акмеисты решительно отказались от сплошной метафоризации, иногда демонстративно противопоставляя свое «простое» видение мира символистскому.

Сравним между собой начало стихотворения В. Брюсова «Сумерки» (1906) и стихотворение О. Мандельштама «Нет, не лупа, а светлый циферблат...» (1916).

Сумерки

Горят электричеством луны На выгнутых, длинных стеблях.

Г удят телеграфные струны В незримых и нежных руках.

Круги циферблатов янтарных Волшебно зажглись над толпой И жаждущих плит тротуарных Коснулся прохладный покой.

Картина вечернего города в первой строфе брюсовского стихотворения с помощью метафоры-загадки (горят электричеством луны) превращается в фантастически преображенный, таинственный мир. Во второй строфе та же картина дается иначе, к загадке подыскана разгадка: луны оказываются светящимися циферблатами уличных электрических часов. Такой прием «перевода» метафорического языка на язык «прямого» описания нередко встречается в поэзии символистов — это одно из средств создания многозначности или поэтического двоемирия.

Мандельштам в первой же строке своего стихотворения вступает в полемику именно с символистским методом «метафорической загадки»:

Нет, не луна, а светлый циферблат Сияет мне, и чем я виноват,

Что слабых звезд я осязаю млечность?

И Батюшкова мне противна спесь:

«Который час?», его спросили здесь —

А он ответил любопытным: вечность.

Ясно, что начало стихотворения Мандельштама — ответ на стихотворение Брюсова («луна» — «циферблат»). В своем стремлении видеть «вещность» окружающего мира Мандельштам придает «осязаемость» даже свету звезд, воскрешая прямое значение стершейся языковой метафоры «Млечный путь».

Вторая часть стихотворения на первый взгляд мало связана с первой — разве только образом часов (светлый циферблат — Который час). Читатель может вспомнить эпизод из биографии Батюшкова, когда лишившийся рассудка поэт спрашивал себя: «Который час» — и отвечал: «Вечность». Но почему Мандельштам в своей полемике с символистами заговорил об этой истории?

Со-противопоставление мира времени («здесь») и мира вечности («там») — основа романтического видения мира (творчество Батюшкова тоже принадлежит к романтической традиции). Но столь же важно это противопоставление и для символистской картины мира. И романтики, и символисты были убеждены, что истинно реален только мир Вечности, а земной преходящий мир времени — только его «отблеск», слабое «подобие». Ясно, почему Батюшков не желает замечать времени, даже находясь «здесь». Любопытно, что об этом эпизоде биографии Батюшкова вспоминал и герой символистского романа Д. С. Мережковского «Александр I» (1911 —1912)Но для поэта-акмеиста такое пренебрежение временем так же неприемлемо, как и восприятие здешнего мира только как отблеска истинного, «иного». Обе части стихотворения Мандельштама полемизируют с символистским (а заодно и с романтическим) восприятием мира и противопоставляют ему собственное «приятие» земного, «вещного» мира времени.

Не разделяли акмеисты и символистского пренебрежения пластическими искусствами. Призыв Верлена «Почти бесплотность предпочти / Тому, что слишком плоть и тело» — был для них совершенно чужд. Напротив, в их иерархии искусств едва ли не на первое место вышла архитектура: работа с тяжелым и грубым материалом, его превращение в подлинное произведение искусства требует от художника большего мастерства. Они сочувственно цитировали стихотворение «Искусство» французского поэта-парнассца Теофиля Готье:

Искусство тем прекрасней,

Чем взятый материал Бесстрастней:

Стих, мрамор, иль металл.

(Пер. Н. Гумилева)

В поэзии акмеистов большое место занимают именно «строительные», «архитектурные» мотивы, один из самых частых — храм, собор. В статье «Наследие символизма и акмеизм» Н. Гумилев утверждает: «Акмеистом труднее быть, чем символистом, как труднее построить собор, чем башню». Не случайно первый сборник О. Мандельштама называется «Камень» (1913), а в программном стихотворении «Notre Dame» (1912) он уподобляет идеальное поэтическое творчество сложному совершенству готического собора:

Где римский судия судил чужой народ,

Стоит базилика — и, радостный и первый,

Как некогда Адам, распластывая нервы,

Играет мышцами крестовый легкий свод.

Но выдает себя снаружи тайный план,

Здесь позаботилась подпружных арок сила,

Чтоб масса грузная стены не сокрушила, [148]

И свода дерзкого бездействует таран.

Стихийный лабиринт, непостижимый лес,

Души готической рассудочная пропасть, Египетская мощь и христианства робость,

С тростинкой рядом — дуб, и всюду царь — отвес.

Но чем внимательней, твердыня Notre Dame,

Я изучал твои чудовищные ребра, —

Тем чаще думал я: из тяжести недоброй И я когда-нибудь прекрасное создам...

<< | >>
Источник: Магомедова Д. М.. Филологический анализ лирического стихотворения: Учеб, пособие для студ. филол. фак. высш. учеб, заведений.. 2004

Еще по теме Акмеистическое стихотворение. Предметный мир и поэтическое слово:

  1. Поэтический мир Николая Рубцова
  2. Магомедова Д. М.. Филологический анализ лирического стихотворения: Учеб, пособие для студ. филол. фак. высш. учеб, заведений., 2004
  3. § 3. Предметная и другие виды деятельности Развитие предметной деятельности.
  4. I. Поэтическая метафизика
  5. Искусство как поэтическое выражение
  6. XXV ПОЭТИЧЕСКОЕ И ПРОЗАИЧЕСКОЕ В ЭСТЕТИКЕ ГЕГЕЛЯ
  7. Внешний мир, внутренний мир, совместный мир
  8. Развитие поэтических жанров в период поздней классики
  9. § 1. «...Смеются лютости борея...» (северная душа в философско-поэтическом творчестве М.В. Ломоносова и Л.В. Лапцуя)
  10. Мир с конца и мир с начала Вадим Рабинович
  11. Предметный указатель
  12. 1. Исключение предметных логик
  13. а) Предметное сознание
  14. Предметные квалификационные характеристики
  15. 1.4. Субъектная и предметная компетенция МКАС
  16. Предметный указатель
  17. § 6. Предметное (психологическое) содержание речевой деятельности
  18. Учебная и предметно-манипулятивная деятельность
  19. ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
  20. АЛФАВИТНО-ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ