<<
>>

КИЛЛЕР ДЛЯ НАРКОДЕЛЬЦОВ

Большинство сотрудников секретных служб уносят свои тайны в могилу. Автор же этих воспоминаний сам обратился к журналисту Л. Шарову с просьбой опубликовать их. При ознакомлении оказалось, что это несколько статей о наркобизнесе. В последнее время на страницах наших газет и журналов появилось много публикаций на эту тему, но в большинстве случаев они грешат надуманностью, привнесенной богатым воображением их авторов. Описанные же здесь события действительно имели место. Когда журналист спросил своего собеседника, почему бывший агент КГБ решил поделиться имеющейся у него информацией, незнакомец, назвавшийся Андреем Мациевичем (фамилия, безусловно, ненастоящая), ответил: «Это моя работа.
Хозяев у меня уже нет, товарищей и партнеров тоже нет, но работа осталась». Он сказал, что его работа заключается в обнаружении и ликвидации крупных наркоторговцев. И очень важно, чтобы сия публика помнила о той опасности, которую представляет для нее этот человек. Чтобы те, кто контролирует торговлю отравой, знали, что есть такой парень, который в любой момент может пустить им пулю в лоб. Автор воспоминаний родился в Киргизии, в Бишкеке, хотя по национальности он русский. Его предки перебрались туда еще в прошлом веке. Проблема наркомании необычайно актуальная для этих мест, не обошла стороной и нашего героя. Примерно лет в семнад цать он уже постоянно кололся. Для того, чтобы зарабатывать себе на наркотики, был вынужден помогать наркоторговцам, ездить в качестве курьера по Средней Азии и Сибири, получая зарплату «готовой продукцией». Вскоре он стал настоящим наркоманом, который временами был на краю гибели. Однажды вместе со своим другом он поехал по делам в Читу. Там ребята решили немного покайфовать, для чего купили у местного торгаша промедол. Но парней «кинули», продав им вместо наркотика какой-то суррогат. Приняв промедол, друзья потеряли сознание. Когда наш герой пришел в себя, ему было очень плохо, он понял, что находится на краю гибели. Хотел позвать на помощь приятеля, но тот не отзывался. Посмотрев на своего друга, Андрей понял, что тот мертв. То же могло случиться и с ним, если бы ему срочно не оказали медицинскую помощь. Андрея удалось спасти. Находясь в реанимации в местной больнице, он строил планы мести. По воспитанию Андрей был азиатом, и человек, из-за которого погиб его друг, должен был неминуемо поплатиться за это своей жизнью. Эти планы чуть было не реализовались сразу после выписки из больницы. Андрей вновь встретил барыгу, продавшего им промедол в тот злополучный день, и метко бросил в его горло нож, но только ранил торговца и тот остался жив. Андрея же вскоре забрали в милицию. Его преступление квалифицировалось как особо тяжкое — умышленное убийство. По приговору суда он получил восемь лет у СИ- ленного режима, которые отбывал в спецИТУ 148/8 что в татарском городке Альметьевске. Эта зона отличалась от многих других в первую очередь тем, что среди заключенных, отбывающих там свои сроки, практически не было тех, кто бы не знал о том, что такое наркотики. Говорят, эту тюрьму создали специально для тех, чьи преступления так или иначе связаны с наркотиками — для того, чтобы эта зараза не распространялась на других зэков. Среди сокамерников Андрея «ширялись» буквально все. Администрация тюрьмы смотрела на это сквозь пальцы, ясно сознавая, что изменить ситуацию не в ее силах. В зону постоянно подвозили новые партии наркотиков, а сидящие там зэки активно обменивались между собой опытом и информацией: где что можно достать и по каким ценам.
Налаживались новые связи, которые начинала использовать наркомафия после того, как заключенные выходили на волю. Многие зэки разбирались в химии и умели изготавливать самые оригинальные (и зачастую необычайно опасные для организма) отравы. Некоторые из заключенных некогда принадлежали к интеллигенции. Так, сокамерником Андрея был бывший главный врач Балтийского флота. Находясь в тюрьме, он выписывал медицинские журналы, из которых узнавал новые способы синтеза препаратов, дающих наркотический эффект. Многие его идеи осуществлялись прекрасным химиком, сидевшим в той же камере. Химик был пассивным «петухом», то есть, «опущенным», но сокамерники его уважали настолько, что даже наделили правом самому выбирать себе сексуальных партнеров. Такое в тюрьме — величайшая редкость. Что же касается ингредиентов новых наркопрепаратов, то с ними тоже особой проблемы не было. Они легко переправля- [ 218 лись через колючую проволоку, и чуть ли не все местное население не упускало возможности заработать на переправке наркотиков осужденным. События, о которых пойдет речь, начались уже после того, как Андрей отсидел свои первые пять лет. Это был 1984 г. Однажды его вызвали по селектору к начальству, что Андрей воспринял безо всякого воодушевления. Как и всякий зэк, «ментов» он не переваривал и их стукачом становиться не собирался. Однако случилось иначе. Человек, вызвавший Андрея «на разговор», был сотрудником всесильного тогда ведомства, три буквы аббревиатуры которого внушали страх и трепет каждому советскому человеку. А «ломать» такие люди умеют. Андрею не только пообещали возможность выхода на волю до конца срока, но и рассказали о многочисленных перспективах и пользе обществу, которые может принести его сотрудничество с этим ведомством. Андрей не устоял перед искушением и дал подписку о сотрудничестве с КГБ. Впоследствии он еще долго осмысливал этот шаг, изменивший всю его дальнейшую жизнь. Избрав тогда нелегкий путь тайного борца с наркобизнесом, Андрей остается верен ему и по сей день. Хотя для зэков такой человек — безусловно, предатель. Первым заданием КГБ была подготовка информационного обзора о жизни его камеры и всего лагеря. Особо важное значение имели сведения о земляческих группировках и точное указание авторитетов НАРКОМАФИИ 219 и охранников, тесным образом сотрудничавших с заключенными. Со своим заданием Андрей справился легко и добросовестно. Он даже в качестве «бесплатного приложения» прислал сотруднику КГБ свой план контроля над ввозом наркотиков в зону. Поняв, что Андрей — сотрудник толковый и честный, сотрудники КГБ вскоре выпустили его на свободу. Для того, чтобы ни у кого из сокамерников Андрея не возникло ненужных в этом случае подозрений, по зоне пошел слух, будто Андрею купили свободу его друзья. Это только увеличило его авторитет. Выйдя на волю, Андрей, однако, смог вернуться домой не сразу. Сначала он был вынужден поехать в Подмосковье, где подробно написал обо всем, что знает о преступных группировках, занимающихся торговлей наркотиками и о своей лагерной жизни. Там же его назначили секретным агентом недавно созданного в КГБ управления «В», специализировавшегося на борьбе с организованной преступностью. Теперь он мог вновь вернуться домой. Сборщик информации. После того как Андрей вновь вернулся в родные пенаты, его на некоторое время оставили в покое. Он даже начал забывать, благодаря кому на его голову свалилась долгожданная свобода. Но вскоре «органы» вновь напомнили о себе. К Андрею пришел человек, предъявил удостоверение сотрудника КГБ и сообщил парню, что он его куратор. Буквально в тот же день Андрей получил очередное задание. Ему предстояло снова сесть на иглу для того, чтобы стать своим среди местных наркоманов и собрать информацию о сотрудничестве наркоторговцев и органов милиции. Андрею сразу выдали первую зарплату — 180 рублей и 200 рублей на покрытие расходов, связанных с его деятельностью. Для того, чтобы парень не пристрастился к наркотикам, ему пообещали устроить курс дезинтоксикации в специальной лечебнице. Найти старых знакомых и снова стать своим среди них не стоило Андрею большого труда. Кроме того, дело происходило в его родном городе Фрунзе (ныне Бишкек). Для того, чтобы еще более упрочить свой криминальный авторитет среди местных уголовников, Андрей решил поучаствовать с ними в каком-нибудь мелком деле. Такая возможность вскоре представилась. Однажды компания наркоманов, среди которых был и Андрей, нетерпеливо дожидалась человека, посланного за очередной дозой. Уколоться до жути хотелось всем, но вот с деньгами были большие проблемы. И тогда Андрей предложил товарищам по несчастью пойти на дело. Накануне он присмотрел неплохое местечко, где было чем поживиться, — Дом культуры, в котором было немало различной аудиоаппаратуры и фотоприспособлений. Именно это учреждение и решили «выставить», т. е. обворовать. Андрей сам вызвался повести «братву» на дело. С ним согласились пойти еще двое дружбанов. Кража была совершена необычайно быстро и без каких-либо проблем. Куратор одобрил проявленную Андреем инициативу. Да и неудивительно: урона она принесла намного меньше, нежели пользы. В компании наркотов агент КГБ тут же стал своим человеком. В тот же день , Андрей был представлен барыге, поставляющему им наркотики. Но этого ему показалось мало. Для того, НАРКОМАФИИ 221 чтобы приобрести среди местной шпаны еще больший авторитет, надо было совершить серьезное преступление, а это было опасно. Но случилось так, что авторитет Андрея среди братвы необычайно возрос и без уголовных похождений. Однажды поздно ночью он вместе с приятелем шел домой после посещения притона. К ним прицепились искавшие «завязку» пьяные киргизы. Дело вскоре дошло до открытого рукоприкладства. И тогда Андрей выхватил нож. Умением обращаться с холодным оружием он отличался всегда. И ловко нанес тяжелые раны обоим нападавшим. Утром восхищенный приятель живописно рассказал «братве» о случившемся с ними прошлой ночью. Андрея сильно зауважали, и вскоре он стал одним из лидеров местной шайки. И неудивительно, что именно его отправили в Талды-Курган с ответственным поручением. Он должен был сопровождать «гонца», посланного за наркотиками. Партия, которую должны были привезти Андрей и его коллега, была не очень большой, но и не маленькой — 500 стаканов маковой соломки. По тем деньгам товар оценивался примерно в 7500 руб. Об этой поездке сразу же было сообщено в КГБ, и там разработали план операции по аресту наркоперевозчиков. Поездка представляла огромный интерес еще и потому, что «гонцов» должен был встретить связанный с торговлей наркотиками милиционер, контролирующий этот маршрут доставки наркотиков. Андрею было поручено запоминать все «блатхаты» и постараться войти в доверие к наркоторговцам в Талды-Кургане, наладить с ними связи на предмет, якобы, дальнейших закупок. После этого всю компанию вместе с продаж- 999 ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ и КАТАСТРОФ LLL ным милиционером и наркотиками должны были арестовать. ]В зону должен был попасть и Андрей, но совсем ненадолго. К сорокалетию Победы планировалось объявить амнистию, под которую должны были провести и Андрея. Проинструктированный в КГБ Андрей старался ничем себя не выдать «братве» и специальной ручкой записывал нужные адреса на стельках своих сапог. Приехав на место, выяснили еще одну интересную подробность: брат торговца наркотиками в свое время «топтал зону» вместе с Андреем, посему встретили их в Талды-Кургане очень радушно и даже продали за те же семь с половиной тысяч не 500 стаканов кукна- ра, а 600. Окрыленные успехом, коллеги отправились в родные пенаты. На обратном пути их, как и предполагалось, встретили купленные «менты». Милиционерами, сотрудничавшими с наркоторговцами, оказались инспектор по наркомании и опер из уголовного розыска. Тогда же гонец, которого сопровождал Андрей, недвусмысленно заявил ему, что он свободен, а расчет произойдет через некоторое йремя уже во Фрунзе. Но Андрей запротестовал, сказав, что 100 дополнительных стаканов по праву принадлежат ему — ведь именно благодаря его связям их получили. А возвращаться в родной Фрунзе в скорс времени Андрей, якобы, не планировал, хотел за- , ехать в столицу, и поэтому он потребовал отсыпать ему долю «кайфа». Барыгам пришлось лезть в тайник, где лежали наркотики. Андрей свою часть получил, а кукнар назад в тайник так и не положили — посчитали, что, раз они едут на милицейской машине в сопровождении людей в погонах, опасаться нечего. Если бы кто-то из них мог предполагать, что в самом НАРКОМАФИИ 223 скором времени их машину «случайно» протаранит ЗИЛ... Операция была проведена четко, и не успели барыги выйти из своего «газика» и устроить разборку, как появились гаишники. Они тут же обнаружили наркотики. Ехавшие в машине милиционеры попытались вступиться за своих и спасти груз, тем самым окончательно выдали себя. Все шло своим чередом. В то время Андрею уже исполнилось 26 лет. Однажды, встречая Новый год в обществе нормальных ребят, он встретил женщину, которую полюбил с первого взгляда. Вскоре она станет его женой. Куратор из КГБ, безусловно, не одобрял грядущие перемены в жизни Андрея, но ведь сердцу, как говорится, не прикажешь. Андрея взяли через пару дней. У него в кармане нашли два ножа, являющихся холодным оружием. Его куратору, навестившему своего подопечного в СИЗО, работа Андрея понравилась настолько, что он увеличил ему зарплату и даже открыл трудовой стаж. Знаменательная для дальнейшей жизни Андрея встреча произошла весной 1985 г., когда он сидел s СИЗО. В их камеру «подселили» — корейца по имени Яша. По тому, как он вел себя в тюрьме, было видно — парень бывалый. К тому же, он был лично знаком с некоторыми из сидевших в камере. В честь новоприбывшего был заварен отменный чифирь, кто-то предложил Яше «пыхнуть» анаши. Тогда Андрей достал припрятанную маковую соломку и угостил Яшу укольчиком. Вот так и познакомились. Андрей сказал, что его назначили смотрящим за «ха- I 224 той», т. е. за камерой. Яша оказался имевшим три ходки вором-карманником. Поздоровавшись с братвой, Яша тут же с нескрываемым нетерпением спросил: «Буржуй здесь?». Он не ошибся — осужденный за хулиганство и наркотики Буржуй действительно находился в их камере. Когда пришел Яша, он мирно посапывал. Пришлось его разбудить. Разглядев лицо новоприбывшего, Буржуй изменился в лице. Выяснилось, что Яша сделал все, чтобы его перевели в эту камеру. Попасть сюда он хотел единственно ради того, чтобы отомстить. В свое время Буржуй посадил на иглу Яшину младшую сестренку, глумился над ней, пуская по кругу среди своих друзей и в конце концов продал в рабство в Каракалпакию за 300 г опия. Собрался совет зэков, и Андрей, чья должность смотрящего обязывала на нем председательствовать, спросил мнение «братвы». Яшино право на месть было всеми подтверждено. Яша начал с того, что жестоко избил своего недруга. В разборку никто из «братвы» не вмешивался, и несколькими четкими ударами Яша отключил Буржуя. Потом он схватил его в охапку и подтащил к стоящему у стены унитазу для совершения ритуала «опускания». Яша расстегнул штаны, вынул свой член и несколько раз прикоснулся им к губам Буржуя, после чего перевернул своего врага, обнажил его зад и провел своим пенисом между его ягодиц. Теперь Буржуй был признан «опущенником», а это клеймо не смывается даже после выхода из зоны. С момента «опущения» его был волен изнасиловать каждый желающий. Отлично разбирающийся в тюремных порядках Буржуй в тот же вечер попросил тюремщиков перевести его в специальную камеру для таких же, как он «петушатников». Кагэбэшники не обманули Андрея, и к сорокалетию Победы он вновь был на свободе. После медосмотра благодаря старанию людей из органов было сделано липовое медицинское заключение, о том, что Андрей болен туберкулезом и нуждается в госпитализации. На самом деле его положили в алма-атинское отделение военного окружного госпиталя для того, чтобы снять с иглы. После этого он прошел курс повышения квалификации, продолжавшийся вплоть до августа 1985 г. и окончившийся своеобразным экзаменом, который принимал лично куратор Андрея. Тогда же Андрея попросили составить подробную характеристику на его бывшего соседа по камере Яшу. Следующим заданием Андрея было создание сети собственных информаторов. Он начал с того, что вновь пристрастился к наркотикам. Ведь лучше всего работать именно с теми, с кем совместно колешься, — после принятия дозы люди часто выдают такие секреты, которые никогда бы не рассказали, находясь в трезвом рассудке. Для того, чтобы привлечь к себе людей, Андрей попросил у органов выдать ему наркотики. Вскоре он приобрел невольных помощников, но, безусловно, не открывал им, на кого он работает. В скором времени Андрею удалось выйти на известнейшего вора в законе Малика, живущего в Ташкенте. Андрей даже смог завести с ним отношения, близкие к дружеским, и получил приглашение вместе отметить Новый год в Ташкенте. f 226 Для того, чтобы Андрей смог войти в доверие к Малику, немало постарались люди из КГБ. Незадолго до приглашения в Алма-Ате гастролерами из России была обворована квартира одного богатого генерала. Среди украденного оказалась и прекрасная сабля-клыч, принадлежавшая когда-то бухарскому эмиру. Этот дорогой подарок должен был преподнести Андрей Малику, для того чтобы вызвать у него уважение. И действительно, с одной стороны, сабля числилась в списках похищенного, что свидетельствовало 6 причастности Андрея к краже, информация о которой наверняка была у Малика, а с другой — это несомненный знак почтения. Саблю передал Андрею его куратор, заодно познакомив его с человеком из ташкентского КГБ. Приехавшего за день до Нового года Андрея люди Малика встретили на вокзале. В праздничном вечере принимали участие только мужчины. По обычаю каждый из гостей должен был преподнести дорогой подарок хозяину. Дарили много шикарных золотых вещей, но сабля Андрея понравилась вору в законе больше всего. Вскоре он отзывался об Андрее, как о толковом парне, и принимал его за своего. В один из праздничных дней разговор зашел и о серьезных делах. По дороге домой с Андреем приключился неожиданный случай. На ташкентском вокзале его задержала милиция. Поводом послужил 1 г опия, явно подкинутый кем-то из «блюстителей порядка». Андрей попытался откупиться от милиции, что очень часто практикуется в тех местах, но те, как ни странно, не согласились взять деньги. Возможно, реальной причиной задержания послужило то, что Андрей приехал из Киргизии, а между этим народом и узбеками существует непрекращающаяся вражда. Во всяком случае, сразу после ареста Андрея жестоко избили и посадили в «отстойник», пытаясь раскрутить его на признат ние в каком-нибудь преступлении. После очередного избиения у Андрея появилась мысль потребовать у милиционеров сообщить о его задержании в местный отдел КГБ, но, к счастью, от этого шага он удержался. О коррумпированности узбекской милиции и тесных ее связях с наркобизнесом знают теперь все. Да и вопросы тех, кто его допрашивал, показались Андрею достаточно странными. Сломать Андрея не удалось, несмотря на все старания «ментов». И через три дня его, полуживого, были вынуждены отпустить, не предъявив никакого обвинения. У ворот тюрьмы Андрея встречали люди Малика. Вполне возможно, что именно они организовали это задержание. Но Андрей держался молодцом и не только не раскололся, но и показал силу своего духа и зарекомендовал себя как «отрицалово». Двери квартиры одного из местных авторитетов были теперь для него открыты, там он на протяжении целой недели залечивал раны. В качестве гостинца «на дорожку» ему дали полкилограмма опиума. Следующие операции Андрея были связаны с торговлей гашишем. Этот наркотик в те времена давал намного больше прибыли, нежели опий. Его продавали в такие лагерные районы, как Кемерово, Новосибирск, Омск. Наркотик тоннами привозили из Средней Азии, где он стоил относительно дешево, и продавали в Сибири. Была даже разработана своеобразная система бартера — за наркотики расплачивались лесом. Назад в Среднюю Азию шли целые f 228 составы, загруженные досками, фанерой, ДСП. Схема была отработана: полученный товар, являвшийся дефицитом, реализовывался с большим наваром через лесоторговые базы. Заодно отмывались деньги. Неплохо грели руки на этих делах не только бандиты, но и партийные бонзы. По заданию Малика, Андрей на протяжении трех месяцев разрабатывал специальный маршрут, проходящий около Токтогульского водохранилища, через города Кара-Куль и Кемерлаг. Потом Андрей участвовал в переправке грузов. Сведения, добываемые им, были просто бесценны. Благодаря им было снято все руководство 3-го и 27-го Лесных исправительно-трудовых учреждений. В последующие годы Андрей еще не раз проявлял себя как отличный сотрудник КГБ. При его участии прошла операция в Астрахани, в ходе которой было изъято 70 кг опия, стоивших тогда 2 млн рублей. Информация, которую поставлял Андрей, оказывалась губительной как для бандитов из окружения Малика, так и для крупных чиновников киргизского и узбекского МВД. Даже на партийную верхушку Средней Азии удалось собрать впечатляющий компромат. Для этой цели была создана специальная группа, поставлявшая наркотики детям и родственникам крупных государственных деятелей этих республик. «Долбаться по вене» «золотая молодежь» любила, и все вакханалии, устраиваемые на роскошных дачах их пап, снимались скрытой видеокамерой. В 1988 г. Андрей Принимал участие в качестве охранника в глобальном «сходняке» наркомафии. Там бандиты приняли «историческое» решение по возможности порвать связи с «красными баями» и наладить контакты с афганскими моджахедами, вовсю торговавшими опием. Именно после этого наркотики потекли ручьем из охваченного войной Афганистана. Наркоторговля постепенно переходила на качественно новый уровень, о котором в прежние времена мелкие барыги не могли даже мечтать. Жизнь Андрея того времени состояла не только из разработок операций. Отношения с его девушкой стали настолько близкими, что они уже стали подумывать о свадьбе. Встречаясь со своей возлюбленной, Андрей на время забывал, о том, какой жизненный путь он себе избрал. Он вполне сознавал, что жить нормальной семейной жизнью не сможет. Однажды он признался своей девушке, что промышляет кражами и употребляет наркотики, но заметил, что ворует только у зарвавшейся номенклатуры, а это выглядело даже романтично. Наркотики он пообещал со временем бросить и вылечиться от их зависимости. На страницах своих воспоминаний Андрей много размышляет о своей работе. Он, бывший уголовник, имевший соответствующий своему статусу менталитет, все же прекрасно сознавал, что презираемые всеми сексоты — люди, необходимые каждому государству и любому обществу. Ведь именно от них во многом зависит успех в борьбе с преступностью. Причем если официальные сотрудники правоохранительных органов получают за свои достижения звании и медали, то сексот остается безвестным. О нем вспоминают в лучшем случае лишь после его смерти. А погибнуть представители этой профессии имеют массу возможностей. В любой момент их мо- f 230 гут разоблачить, и тогда о быстрой смерти без мучений мечтать не придется. Пойманных агентов спецслужб бандиты пытают неделями, используя необычайно изощренные способы, вызывающие у любого нормального человека дрожь. Сотрудниками секретных служб люди становятся по-разному. Кого-то ловят на каком-нибудь преступлении и начинают шантажировать. Кто-то становится секретным агентом, надеясь получить материальную выгоду, а кто-то просто причисляет себя к представителям этой профессии по идейным соображениям. Но работа секретного агента такова, что вскоре она становится жизнью того, кто ее избрал. Начинается раздвоение личности, когда человек просто не может быть самим собой, живя постоянно в страхе, что его «расколют». Весьма своеобразны и отношения с представителями КГБ, которых Андрей называл хозяевами. Пока агент нормально работает, ему платят пусть небольшую, но все же зарплату, всячески поощряют. Если же сексота разоблачают, про него просто забывают. Его вычеркивают из всех списков и, по сути, бросают на произвол судьбы. А для того, чтобы его не завербовала противоположная сторона, иногда устраивается «физическое исчезновение». Видимо, КГБ не случайно завербовало именно Андрея. Органы явно знали о том, что его друг погиб из- за наркоторговца, и ненависть к этим людям должна была укрепиться в сердце Андрея. К тому же, он сам в свое время прочно сидел на игле и не понаслышке знал о том, что это такое. Андрей работал не за страх, а за совесть, не ради денег, а за идею. Через некоторое время наркоторговля станет тем явлением, с которым он будет бороться самостоятельно, без малейшего принуждения с чьей бы то ни было стороны. Вскоре Андрею пришлось сменить профессию. Убийца убийц. Несмотря на то, что со своими обязанностями Андрей справлялся неплохо, со временем люди из КГБ решили его переквалифицировать. В ноябре 1988 г. его вызвали в Казахстан, в Нурдай, где находился некий стратегический объект среднеазиатского военного округа и была база КГБ. Путь Андрея лежал через Алма-Ату, где его ждали на конспиративной квартире. Одним из тех, кого он там встретил, был уже знакомый ему Яша. Его, как выяснилось, тоже завербовали. Двоих других из группы Андрея звали Иргаш Усман- ходжаев и Павел Воронцов. Как объяснили собравшимся люди из КГБ, методы их работы становились все менее эффективными. Пойманных благодаря усилиям Андрея наркомафиози зачастую оправдывали в судебном порядке или выносили просто смешные приговоры, благодаря которым опасные преступники получали крохотные сроки наказания. Тогда альянс коррумпированных чиновников и крупных наркоторговцев уже практически полностью сформировался. Приходилось действовать более решительно. И КГБ приняло решение сформировать под своим крылышком бригаду киллеров, специализирующихся на физическом устранении главарей наркомафии. Перед тем как Андрей и ребята из его группы приступили к непосредственной работе, они должны [ 232 были пройти своеобразные «курсы повышения мастерства». Распорядок дня был жестким. Подъем в 4.00, пробежка, упражнения, завтрак, занятия по стрельбе, обед, три часа сна, снова бег, снова стрельба... Однажды ученикам дали команду стрелять на поражение в свиней, одетых в бронежилеты. Они освоили не только табельное оружие, но и популярные в определенных кругах обрезы, пробивающие любую броню. Кроме того, ребят научили пользоваться холодным оружием, изготавливать зажигательные смеси из подручных материалов; Они умели в считанные секунды превратить гранату в мину замедленного действия с помощью бечевы и серной кислоты. Учили пользоваться оружием, не издающим шумов, изготавливать глушители из подручных материалов. Получили навыки, позволяющие без ясобых хлопот проникать в чужой дом. Но больше всего запомнился так называемый «курс спецобучения»: будущих боевиков учили изготавливать химоружие. И, наконец, освоили методы физического воздействия с целью добычи информации. Главная истина, которую ребята должны были усвоить, — «нет человека, которого невозможно сломать». Вопрос только в том, как ломать. Необходимо сразу лишить человека воли к жизни, объясняя, что он может умереть быстро, сразу, а может долго мучиться. Тот, кому надеяться больше не на что, вряд ли будет врать. Были и особые методы получения информации, апробированные, судя по всему, еще НКВД в 1937— 1940 гг. Признание добывалось при помощи пакета и нашатырного спирта, были и новшества, вроде электротока. Короче, после окончания школы обыч ные ребята стали настоящими профессионалами в области смерти. Пришло время проявить свои знания на практике. Группа разделилась на две. Андрей попал в пару с корейцем Яшей. Была налажена система контактов между боевыми парами. Первой операцией Андрея было уничтожение барыги, привезшего в город Ош десятикилограммовую партию опия из Казани. При встрече куратор ознакомил ребят с планом и задачей операции. Им предстояло убить торговца, забрать деньги и ценности и устроить в его доме пожар. Люди из КГБ должны были нейтрализовать наркокурьеров, а Яша с Андреем под их видом явиться к барыге. В целях успешного проведения операции ребята были снабжены не только оружием и ампулами с горючей смесью, но и изрядным количеством «винта». Действительно, наркотики пришлись очень кстати. Ожидая сигнала действовать, Андрей и Яша буквально дрожали от волнения. Первое дело, как-никак... Накрутив на стволы глушители, боевики выскочили из машины и бросились в дом барыги по приставной лестнице. Ворвавшись во двор, сразу пристрелили собаку. Через секунду вслед за ней отправили и ничего не успевшего понять охранника, затем ворвались в дом. Барыгу удалось застать врасплох. Не успел он и слова вымолвить, как уже получил мощный удар стволом в живот. Началась процедура пыток. О'ХЛ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ И КАТАСТРОФ Местонахождение наркотиков он выдавать напрочь отказался. Тогда связанному торгашу надели на голову мешок с нашатырным спиртом. Но и после этого он не выдал тайника. Процедура повторилась, потом еще раз и еще... Через полчаса торговец отдал им не только наркотики, но и все золото, какое только было в доме. Опиума оказалось даже больше, чем предполагали — почти 17 кг. Плюс к этому — миллион рублей денег. Торговца и охранника добили выстрелами в затылок, а дом подожгли с помощью зажигательных ампул. Затем Яша и Андрей, все еще находящиеся «под винтом», спокойно покинули горящую «кайфхату». Никто из местных преступников даже не заподозрил, что эту операцию провернули «свои» люди. Бандиты решили, что барыгу «завалили» приезжие из России. К тому же, такого рода сведения распространяли и люди из КГБ. Благодаря операции удалось убить сразу двух зайцев: не только устранить крупного торговца смертью, но и инспирировать серьезные разборки между киргизскими бандитами и их казанскими и сибирскими коллегами. На следующей сходке было решено разобраться с «русаками», для чего в Россию поехали киллеры с соответствующими заказами. А Андрею с Яшей за успешное проведение операции выдали баснословные по тем временам премиальные — по десять тысяч рублей. Через некоторое время в распоряжение КГБ поступила информация относительно того, что в Джалал- Абаде наркоторговцев прикрывал не кто-нибудь, а районный прокурор. Он был киргизом и опекал своих, в то же время сражаясь с ненавистными узбеками. Привлечь его к ответственности в судебном по рядке не представлялось возможным: у прокурора были обширные связи в киргизском ЦК. Оставалось одно — «замочить». Для операции пришлось собрать обе пары. Было установлено, что прокурор выехал за пределы Сенташского колхоза. На выезде из ущелья решили устроить ему засаду. Иргашу выдали милицейскую форму и «гаишный» мотоцикл. Трое его подельников спрятались неподалеку среди камней, держа наготове обрезы с картечью. Иргаш остановил «уазик» прокурора, но тот был настолько пьян, что просто послал «тупого мента» подальше. Тогда открыли огонь. Шофер упал после первого же выстрела, но был жив, а приказа его убивать не было. Знающие люди понимают, что остается от мишени после обстрела картечью в ближнем бою. На горной дороге валялась бесформенная туша, истекающая кровью. Узбек Иргаш не преминул сказать про прокурора пару «ласковых» слов на своем языке. ? Все произошло буквально в считанные секунды, убийцы умчались на мотоцикле. По дороге мотоцикл был сожжен, а куратор получил сообщение о том, что операция прошла успешно. В то время убийство такого высокого должностного лица являлось чрезвычайным происшествием и прогремело на всю страну. Оно еще больше обострило противостояние между узбеками и киргизами. К тому же, из-за несдержанности Иргаша шофер понял и рассказал, что убийство совершили узбеки. В Оше киргизские милиционеры задерживали узбеков и «запускали их под пресс», пытаясь добиться признания. В Фергане одновременно происходил обратный процесс. Виновных, тем не менее, так и не нашли. Боевики из спецгруппы занимались своей деятельностью не только по приказу куратора, хотя его слово было законом. Отомстив Буржую, Яша сделал только половину того, что хотел. Оставалось еще свести счеты с человеком, который промышлял тем, что менял опий на девочек «конченным» наркоманам. Живой товар потом выгодно сбывался развратной киргизской номенклатуре. И Яше удалось найти именно того барыгу, который продал в рабство его сестренку. Этого торгаша ждала мучительная смерть. Однако узнав об этом, куратор пришел в дикое негодование. В состояние еще большего возмущения его ввело сообщение о том, что Андрей собирается жениться. Он долго кричал, что у тайного агента не может быть семьи, но Андрей не прислушался к его доводам, и в июне того же года состоялась свадьба. Жена узнала о том, кем на самом деле является ее муж, и Андрей пообещал ей, что постарается завязать с КГБ. Андрей прекрасно знал, что бывает с теми, кто предает интересы мафии. Однажды он даже присутствовал на подобной экзекуции. Его в качестве сотрудника службы безопасности (там он даже имел звание «он-баша» и командовал десятком боевиков) пригласили поучаствовать в так называемом «тое» — что-то вроде нашего пикника, в котором, однако, участвуют только мужчины. На сей раз должен был состояться совместный «той» узбеков и киргизов. Местом отдыха мафия выбрала живописный берег реки Кара-Суй. Зарезали баранов, накрыли столы. Среди присутствующих был и Иргаш, который приехал из Узбекистана и был отдан в распоряжение Андрея для помощи в охранных мероприятиях. Праздник начался бурно и весело, с музыкой и пловом. Но вдруг авторитеты отвлеклись от развлечений и собрались в круг. Кроме отдыха, на таких мероприятиях обычно решаются важные для преступных группировок дела, устраиваются «правилки» и суды. Так было и в этот раз. Перед судом предстал секретный сотрудник, которого выдали узбекским бандитам милиционеры из Киргизии. Подъехал служебный «уазик» и из него вытащили связанного и избитого в кровь человека. Глядя на него, Андрей понимал, что на его месте мог оказаться и он сам. Передача «легавого» происходила не без определенной торжественности, и люди в милицейской форме не смущались «светиться» на бандитском шабаше. Правиловкой занялся старейший вор в законе Малик. Он долго издевался над беднягой, спрашивая: «Ты кто, «мент» или сука?». Но связанный измученный пленник оказался не лыком шит. Погиб он тяжело, но с достоинством. Не ответив ни на один вопрос авторитетов и не прося о помиловании (в таком случае его может заменить лишь легкая смерть), он вдруг громко сказал Малику: «Твоя сестра проститутка, и я ее отымел на могиле твоих родителей». Это была просто неслыханная дерзость. Он гордо держался до последнего. Но когда бандиты стали выкалывать ему глаза, от крика не удержался даже этот герой. Потом крик стал переходить в нечленораздельные звуки: пойманному отрезали язык, затем уши... Когда бедняге рубили пальцы на руках и ногах, он еще подавал признаки жизни. Поизмывавшись вволю над беднягой, бандиты бросили его умирать на солнцепеке. Ни Андрей, ни Ир- гаш не могли не то чтобы помочь своему собрату выжить, но даже помочь ему умереть. В противном случае ужасающий гнев пьяных авторитетов был бы неизбежен. Это происшествие много изменило в душе Андрея. Ему стало страшно, страшно не только за себя, но и за свою семью. Он уже не мог бросить своего ремесла, и дело даже не в том, что он боялся это сделать. Просто, Андрей привык убивать, убивать убийц, и в этом он находил нечто, что делало его жизнь осмысленной. Оставалось только попросить куратора перевести его снова в разряд информаторов. После долгих споров куратор дал добро, но до этого Андрей должен был еще поучаствовать в одном сложном и опасном деле. В те времена КГБ постепенно терял свой авторитет. Наступила перестройка, сопровождавшаяся рядом грандиозных разоблачений всех и вся. И материалы о злодеяниях Комитета Госбезопасности оказали во многом «медвежью» услугу борьбе с наркомафией. Зимой 1989—90 годов была ликвидирована агентура Б-10 Главного управления. Потом наступил черед тех, кто занимался работой, напрямую с политикой не связанной. В то же время структуры власти становились все более коррумпированными. Бывшие партийные руководители перевоплотились в демократов и продолжали делать свое гнусное дело, воруя и транжиря народные деньги. Связи между ними и криминальными структурами в Ошской области, где жил Андрей, становились все более тесными. В ход пускалось все, вплоть до национальных лозун гов. Хотя общеизвестно, что на криминальный мир законы национальной вражды не распространяются, и узбеки отлично ладили с киргизами. В феврале 1990 г. на сходке воров в законе Средней Азии и Казахстана даже было принято соответствующее решение: всякий, кто попытается внедрить в воровской мир идеи национальной розни, подлежит немедленному уничтожению. Простых же жителей это правило не касалось, и национальная рознь стала активно разжигаться в Киргизии. Киргизов натравливали на узбеков, заявляя, что узбеки эксплуатируют их народ. На этой почве были даже конфликты между заключенными в джа- лабатской зоне. Зачинщиков беспорядков, по национальности киргизов, вскоре убили, но конфликты вроде этого продолжались и впоследствии. Какое-то время все четверо членов боевой группы занимались выявлением инициаторов конфликтов. Это было связано и с тем, что на опиумном рынке творились непонятные дела. Если в советские времена этот рынок был строго поделен на зоны влияния, то теперь стали появляться неведомо откуда взявшиеся наркоторговцы. Появилась и анаша — своеобразный стимулятор национальных конфликтов. Именно ее вместе с водкой принимали участники многочисленных погромов. Андрей, понимая, в какой опасности находится его страна, попросил у куратора разрешения вывезти в Алма-Ату, где в то время было относительно спокойно, свою жену. Сначала выехал в этот город сам, чтобы подготовить там квартиру. Но по дороге про изошла авария. Такси, в котором ехал Андрей, врезалось в КамАЗ. Пришел в себя только в больнице, и сразу же вышел на свой отдел в казахском КГБ, так как нельзя было терять связь со своими. После этого Андрея перевели в окружной госпиталь, где условия были намного лучше. Там он узнал, что межнациональные конфликты в его родном Оше переросли в вооруженные выступления, во Фрунзе объявлено чрезвычайное положение, а Ошская область переполнена войсками. Безусловно, Андрея в первую очередь интересовало, что стало с его женой. Ему сказали, что с ней все в порядке. Как только он встал на ноги, поехал в Киргизию. Там он узнал о судьбе тех людей, которые в последние годы были так ему дороги. ...Из охваченного кровавыми погромами города беременную жену Андрея вывозил Яша. Выехать благополучно им не удалось, машина попала в плотное окружение озверевших обкуренных и упитых фанатиков. Обойтись без драки было невозможно. Спасая женщину, отбиваясь от наседающей толпы, Яша получил множество ранений, но остался жив. Жену Андрея тоже удалось спасти от смерти. Но у нее случился выкидыш, и, испытав сильнейший стресс, она лишилась рассудка. В больнице оказались и другие члены боевой группы, безуспешно пытавшиеся навести в городе порядок. Агентурная сеть управления «В» была частично рассеяна, частично изолирована милицией. Именно тогда огромнейшую роль в жизни Андрея сыграл его куратор. Именно он поспособствовал бы- НАРКОМАФИИ 241 строму его отъезду в Ташкент. Андрей на случай эвакуации получил второй паспорт, а его безопасность гарантировало удостоверение сотрудника МВД. В откровенных разговорах с Андреем куратор назвал даже имена продажных сотрудников МВД и областных УВД. Сильнейшую психологическую травму перенес Андрей, узнав, что его жена вряд ли когда-нибудь станет нормальным человеком. Она его даже не узнавала, хотя врачи надеялись на то, что с течением времени рассудок вернется. Но этого не случилось. Не выдержав всего, что с ней произошло, жена Андрея вскоре покончила жизнь самоубийством. Один в поле. Перемены в общественной жизни отразились и на структурах государственной безопасности. Репрессиям в КГБ республик Средней Азии стали подвергаться все те, кто говорил по-русски. А сверхсекретная картотека агентуры, судя по всему, и вовсе попала в руки наркомафии, получившей реальную возможность отправить на тот свет своих недругов. Ребята из группы Андрея спаслись только потому, что их куратору удалось своевременно уничтожить все архивы об отделении «С», где они работали. Продолжать делать свое дело в сложившихся условиях не представлялось возможным, и куратор был вынужден распустить подразделение. Над его членами нависала реальная опасность физического уничтожения. Поэтому он объявил Андрею и его друзьям, что теперь они свободны от обязательств о сотрудничестве с КГБ. Порекомендовал спасать свои жизни, эвакуироваться под видом беженцев. Принуждать кого-либо к работе теперь он не мог, но все же сказал, что их деятельность будет продолжаться, только теперь уже [ 242 независимо от кого-либо. Сообщил о возможностях контактов с аналогичными группами, существующими в бывших союзных республиках: таджикской «С-5», узбекской «С-б» и особым отделом Московского по- гранотряда. Дал адреса своих личных знакомых из Ташкента и Душанбе. Теперь их отношения стали еще более дружескими, и все строилось исключительно на взаимодоверии. Сам куратор был направлен инспектировать Тору- гартскую таможню и Тянь-Шаньский погранотряд. Уезжая туда, он чувствовал, что это поручение ста-, нет для него последним. На зимнем перевале Долон, необычайно опасном даже в летнее время года, его «уазик» сорвался в пропасть и падал почти триста метров. Судя по всему, причиной смерти куратора стал вовсе не несчастный случай. Недругов у него было хоть отбавляй, и честный сотрудник органов госбезопасности для многих был своеобразной костью в горле. Оставшись без «хозяина», ребята были вынуждены сами определять план своих дальнейших действий. Вся ответственность легла на плечи Андрея, которого еще в начале существования боевой группы назначили главным. И он выработал своеобразную идеологию, позволяющую бойцам найти смысл своего существования в борьбе со злом. Еще раньше Андрей стал называть боевиков из своей группы собаками: дикими существами, готовыми испо^рить любой приказ хозяина. Так было легче жить. По крайней мере, не возникало никаких сомнений в правильности выбранного пути. Теперь ситуация усложнилась тем, что хозяев у членов группы больше не было. Но работу надо было продолжать. Очень много времени заняло восстановление сети контактов в среднеазиатских республиках, уже разорванные к тому времени. Стараниями Иргаша и Павла удалось найти боевиков из аналогичных подразделений «С-5» и «С-6» — узбекского и таджикского. Их осталось семь человек, значит, всех вместе было одиннадцать. Ребята готовились к отчаянным действиям, направленным против наркомафии. Шел уже 1991 г., когда межнациональные войны охватили всю Среднюю Азию. На фоне всеобщего упадка единственными, кто ухитрялся получать все большие прибыли, были наркодельцы. Особую роль тут сыграла война в Таджикистане, благодаря которой посевы мака появились на границе этой республики и давно неспокойного Афганистана. Властям, занятым построением суверенитета и другими глобальными проблемами, было явно не до них. Опиум в те времена стал чуть ли не межнациональной валютой, единственным конвертируемым платежным средством: рубли к тому времени основательно «съела» инфляция. В охваченных войной государствах возникла проблема с продовольствием, и наркотики иногда стоили дешевле хлеба. Этим пользовались мафиози, меняющие опий на муку и другие продукты. Ужесточилась и политика в отношении русскоязычного населения среднеазиатских республик. Для того, чтобы выработать план противостояния мафиозным структурам, ребята из трех бывших боевых групп решили собраться вместе, устроить что- то вроде «сходки». Действительно, теперь они являлись такой же неформальной группировкой, как и бандитские, только цели преследовали совершен- [ 244 но другие, прямо противоположные. Ребята из Узбекистана и Таджикистана признали своих киргизских коллег лидерами. Главной базой нового формирования решили сделать город Ош, который к тому времени стал центром наркобизнеса региона. В первую очередь нужно было решить вопрос, где брать финансы для осуществления всего задуманного. Но способы добычи чего бы то ни было боевики знали получше всякого. Троим из них было дано задание раздобыть без особого шума деньги. Что они и сделали, «наехав» на председателя районной организации потребсоюза. Проблем с жилплощадью в Оше не было: большинство русских к тому времени уже покинули этот город. На вырученные средства удалось купить две квартиры, находящиеся одна над другой. Их соединили между собой, пробив потолок. В свое время Андрей был не последним человеком среди ошской «братвы». Для того, чтобы избавиться от ее назойливого внимания, Андрей распускал слухи относительно того, что после смерти жены он сошел с ума, и промышляет лишь по мелочи, совершая карманные кражи и иногда выступая в роли посредника при покупке ханки. Теперь утраченные связи вполне могли пригодиться. В первые же дни существования новой группы стала активно собираться информация о местных наркоторговцах и их связях между собой. Каждый из членов группы взял на себя один из регионов распавшегося уже к тому времени СССР. Добыть информацию было не так уж сложно: несмотря на все политические потрясения, мафиозные связи остались практически неизменными, пережив даже Советский Союз. Если раньше лишь отдельные представители органов внутренних дел были связаны с наркоторговлей, то через некоторое время среди повязанных на этом были самые крупные начальники, не говоря уже об их подчиненных. Для того, чтобы хоть как-то противостоять расцвету криминального бизнеса, в Киргизии на основе «шестых отделов» милиции были созданы подразделения, специализирующиеся на борьбе с наркоторговлей. Работали они поначалу неплохо, что не могло не радовать Андрея и его друзей. Они часто снабжали эти подразделения конкретной информацией, в коей недостатка не было, и даже планировали вступить с ними в более тесные контакты. Этому помешал один случай, обычный для Киргизии того времени. Благодаря стараниям «собак» в Джалал-Абадском районе за продажу опия задержали заместителя начальника районного отдела внутренних дел. Но никакого наказания он не понес: через пару дней вдруг «выяснилось», что вместо 500 кг опия, служивших следственным доказательством, у милиционера при обыске было найдено... мумие. А тех оперуполномоченных, которые осуществляли задержание начальника, вскоре перевели в участковые. Впрочем, и среди милиционеров были те, кто никоим образом не принадлежал к наркомафии, а наоборот, боролся с распространением отравы. Правда, выйти на таких людей «собакам» до поры до f 246 времени не удавалось. Пока сами «менты» на них не вышли. Однажды Андрея задержали по непонятной причине в аэропорту «Манас», откуда он собирался лететь в Новосибирск. Отрицать того, что он принимал наркотики, Андрей не мог, и его «закрыли» в камере. Вполне возможно, что интерес к нему был связан с тем, что Андрей был известен в определенных кругах как телохранитель авторитетов. Андрей полагал, что никаких последствий задержание за собой не повлечет. Но через сутки к задержанному неожиданно проявили огромный интерес высокопоставленные сотрудники милиции. С ним беседовал человек в погонах майора. Андрей забеспокоился, что его «раскусили» как информатора, а сам «мент» на самом деле является ставленником мафиози. От своей причастности к борьбе против наркобизнеса Андрей отнекивался как мог, хотя ему не верили. Он уже готовился к жуткой смерти, но дело неожиданно приняло совершенно другой оборот. Как выяснилось, Андрей был знаком с майором Эсе- ном, допрашивавшим его когда-то раньше. И хотя Андрей не запомнил своего коллегу по КГБ (а майор был переведен в милицию именно оттуда), Эсен его узнал. Именно Эсен участвовал в первой операции Андрея: сидел за рулем «ЗИЛа», протаранившего, машину, которая везла наркотики. Вкратце Эсен поведал о том, что он ищет надежного агента из бывших подопечных куратора для одной крупной операции. Некоторые люди в киргизских госструктурах решили ликвидировать маршруты переправки опиума через Киргизию. И Андрей не отказался помочь майору Эсену. Сотрудничество с этим майором оказалось достаточно плодотворным. Совместными усилиями удалось нейтрализовать три попытки перевозки наркотиков в Сибирь и захватить 40 кг опия и 300 кг гашиша. За решетку в итоге сели в общей сложности 18 человек, причем четверо из них прежде носили милицейскую форму. После того как в 1993 г. Киргизия приняла решение выйти из рублевой зоны, Андрей получил от Эсена задание узнать как можно больше о способах перевода грязных денег забеспокоившихся мафиози в Россию. Задание было выполнено. Благодаря Андрею и его ребятам удалось узнать, что деньги переводились в основном через Таджикистан, где еще имели хождение рубли. Конец сотрудничества «собак» с Эсеном печален, но характерен для стран Средней Азии. Майора назначили начальником отдела по борьбе с наркотиками Чуйской области. Должность опасная, и Эсену она стоила жизни. Машину в которой ехала вся его семья, остановили киллеры. От пуль погиб не только майор, но и его жена и дети... Война до победного. Вскоре Андрею стало понятно, что, опираясь на официальные структуры, наркомафию не предать. Слишком уж велико было искушение у власть придержащих получить свою долю от огромных прибылей торговцев смертью. И тогда ребята решили действовать по-иному. Наркоторговцам была объявлена настоящая войн~. I 248 Удалось выяснить, что большой груз наркотиков перевозился в поезде «Бишкек—Москва» в сопровождении русских в пограничной форме. Это было в начале лета 1993 г. Нужно было действовать. Когда поезд проехал Кызыл-Орду, в купе, в котором ехали сопровождающие груз, ввалился Андрей. Он заправски-имитировал пьяного: расхристанный, в руках недопитая бутылка водки: «Ннн-а-ачальник, бу- ухнем?». Пограничники попытались выпроводить пьяного за дверь, отказавшись с ним пить. Но тут откуда ни возьмись появился Яша. Самый активный «погра- нец» получил по голове, а в руках у налетчиков появились пистолеты. Перевозчикам сразу дали понять, с кем они имеют дело, и один из них тут же раскрыл местонахождение тайника с наркотиками: 40 кг ханки лежали в армейских ящиках для оружия. Даже чистосердечное признание не спасло троих «пограничников» от смерти. Надев на пистолеты глушители, Яша и Андрей «завалили» их на месте и ночью сбросили с поезда через окно. То же сделали с наркотиками, предварительно сунув в ящики, где они лежали, по термитной шашке. Опасаясь быть рассекреченными, Яша и Андрей сошли с поезда на следующей же станции. В Москву они решили поехать на следующем поезде. Наладить контакт с организациями, которые остались от старых структур КГБ в столице России, Андрею и Яше не удалось. Благодаря своим старым связям, полученным еще на зоне, друзья смогли найти жилье. На время они забыли о борьбе с наркобизнесом. НАРКОМАФИИ 249 Но наступило время возвращаться в Ош. За то время, пока они отсутствовали, погибли ребята из Узбекистана, организовавшие операцию по захвату наркокаравана в опиумном поясе. А те, кто остался в живых, о Яше с Андреем уже забыли, решив, что они навсегда отошли от борьбы. Следующее дело «собак» было связано с новым каналом транспортировки наркотиков из Афганистана в Бишкек, проходившем через Хорог и Ош. Информации о нем катастрофически не хватало, и это не способствовало успеху предприятия. Вычисляли нужные им сведения аналитическим путем. Перевозить наркотики через перевалы зимой опасно. А новые партии опия попадают в Ош чуть ли не каждый день. Вскоре удалось установить мафиози, контролирующего транспортировку наркотиков по этому маршруту. Им оказался некто Урмат — бандит с восьми летним стажем. Специально для операции Иргаш с Павлом достали в Фергане машину. За авторитетом была установлена слежка. И вот однажды он вышел вместе со своей «братвой» из кабака, сел в свою «тойоту» и поехал за город. В укромном безлюдном месте его встретили. На дороге стояла «пятерка» возле которой голосовал Андрей. Думая, что ему нужна помощь, Урмат велел остановиться. Его охранников отправили на тот свет без всяких проблем. Сам же мафиози был нужен живым. Поэто му оставалось его связать. Он долго и отчаянно сопротивлялся, но в конце концов все же оказался связанным и в наручниках. «Пятерка» поехала в сторону гор. Там мафиози ждала пытка. «Собаки» знали, что Урмат принадлежит к старой генерации преступников — так называемым «бродягам». А это значит, что «прессовать» его можно очень долго, а он все равно ничего не расскажет, несмотря ни на какие методы физического воздействия. Такие люди привыкли к самым жестоким пыткам. Посему Павел, бывший врач, предложил один необычайно оригинальный способ добычи информации. Урмату, не ожидавшему ничего подобного, вкололи пять кубиков наркотика калипсола. Наркоторговец вместо того, чтобы мучиться от пыток, начинал «ловить кайф», но продолжалось это недолго. Через пять минут ему ввели изрядную дозу «винта». Ощущения у Урмата сменились. После повторения процедуры он был готов ответить на любые вопросы. Этот метод добычи информации называется «качелями», или «эликсиром правды». Человека в таком состоянии очень легко психологически сломать, заставить говорить. И соврать он не может. После того как вся интересующая «собак» информация касательно наркотрассы была зафиксирована на магнитофонной ленте, Урмата «вырубили» еще одним уколом калипсола, в который был подмешан опиум. Пистолет Урмата вложили в его руку, посадили его в родную «тойоту», а рядом бросили мертвых головорезов-охранников. Флакон из-под наркотиков бросили на пол машины. Умирал мафиози в блаженном сне. НАРКОМАФИИ Только после того как сведения, сообщенные Урма- том, были проанализированы, стало ясно, как четко организованы мафиозные маршруты по переправке наркотиков. Для того, чтобы нейтрализовать трассу, пришлось искать контакты с пограничниками. Надежных людей удалось найти среди бывших «кагэбэшников» из управления «В», перешедших в погранвойска, в Мургабский погранотряд. Андрею пришлось зимой ехать в штаб этого отряда, расположенный в глухой местности. Поначалу командир отряда отказался от всякого сотрудничества с «собаками» и порекомендовал Андрею убираться восвояси. Но вскоре он понял, что Андрей выдает себя именно за того, кем он является. Иначе как бы он мог узнать все телефоны спецсвязи и секретные позывные. К тому же, Андрей продемонстрировал ему кассету с голосом Урмата и поделился другой информацией. Было решено действовать совместно. В распоряжение погранотряда поступили люди из отряда «С-5». Командир еще долго извинялся по поводу того, что у него не было средств для оплаты агентурных сведений, но Андрей объяснил, что дело тут не в деньгах. Подготовка к операции началась незамедлительно. Вся зима прошла в занятиях горным туризмом и упражнениях в стрельбе. Действовать начали только в мае 1994 г. Тогда удалось выяснить, что в Хорош идут машины с продовольствием, а обратно они возвращаются уже переполненные опиумом. Стало известно, что готовится транспортировка трехсоткилограммовой партии наркотика, причем после перевала Кызыл-Арт машину с грузом будут сопровождать люди в форме киргизской милиции, а в Оше наркотики уже ждут покупатели. Наступило время действовать. В горы отправились Яша, Иргаш, Павел и Идрис из таджикского отделения «С-5». На содействие со стороны -погранотряда особенно рассчитывать не приходилось: они в это время были заняты нейтрализацией очередной вылазки боевиков. У Идриса, прошедшего Афганистан, был хороший опыт партизанской деятельности. Когда машина- с грузом достигла перевала Кызыл-Арт, там ее уже ждала хорошо организованная засада. Произошла жестокая перестрелка, перевозчики не желали сдаваться без боя. «Собакам» пришлось активно использовать «калашники» и гранаты, четверо милиционеров и двое шоферов, сопровождавших груз, ответили не менее жестоким огнем. Но перевозчиков наркотиков уже ничто не могло спасти. Ни одного из них не осталось в живых. Машина вместе с грузом тоже была уничтожена. Но и «собаки» не обошлись без потерь. В бою погиб мусульманин Иргаш. Там же, на перевале, его и похоронили. Андрей узнал об успехе операции после того, как появились сведения', что КамАЗ с грузом не прошел контрольный пункт Сары-Таш. Коррумпированная милиция из областного УВД пошла по неверному пути, и бандитам сообщили, что груз уничтожили таджики. Следующая операция «собак» связана с пансионатами на берегу Иссык-Куля. Многие из них попали под контроль местных мафиози. Один из них, Ахун, контролировал торговцев наркотиками из Турции. Было решено его убить, так как «собаки» посчитали, что если Ахуна не станет, в среде турецких барыг начнутся разброд и шатание. Но проблема заключалась в том, что бандит знал в лицо и Андрея, и Яшу. Посему надежда была в основном на Павла. В августе того же года Ахун со своей «братвой» отдыхал в пансионате «Алтын-Кум». Преступники неплохо проводили время, считаясь самыми «крутыми» в районе. Перед операцией «собаки» сняли в Бишкеке двух неплохих на вид девок легкого поведения. Паша поехал с ними в пансионат, где отдыхал Ахун, и снял там «шале» — что-то сродни вилле. Начал «оттягиваться» как ни в чем не бывало, на полную катушку. Прямых контактов с авторитетом он решил не заводить, понадеявшись, что тот сам обратит на него внимание. Вскоре так и случилось. Ахун положил глаз на девушек Павла. Он приказал своим «браткам» «наехать» на Павла и забрать у него девок. Тот, на удивление, не стал перечить и согласился их продать. Такое отношение к прекрасному полу, шокирующее каждого европейца, для Средней Азии отнюдь не редкость. Характерно, что за живой товар Павел взял не деньгами, а ханкой. Две девушки были оценены всего в двести граммов этого наркотика. Получив свою цену, Паша исчез. Все это время не прекращалась слежка за Ахуном и его людьми, которую вели остальные «собаки», расположившиеся в соседних пансионатах. Однажды Ахун усадил барышень на катер и с характерным для него видом «солидного кабана» повез их кататься по морю. «Собаки» немедленно вырядились в пляжные костюмы и сняли небольшой прогулоч- [ 254 ный катерок. На прогулку Ахун отправился в сопровождении лишь одного охранника. Никаких подвохов от увеселительной прогулки он не ждал. Разомлевший от солнца и вина Ахун никак не среагировал на стремительное приближение катера с «собаками». Он вряд ли успел даже испугаться. Прозвучали тихие выстрелы — на стволах Андрея и Яши были глушители. Дело происходило в нескольких километрах от берега, и стрельбу не могли услышать. Проституток пожалели, решив не убивать. Вряд ли они могли сообщить кому-либо что-нибудь определенное. К тому же, Яша и Андрей были в масках. Попросили их только передать «братве» Ахуна привет из Красноводска. Таким образом был дан ложный след, ведь в Красно- водске есть тюрьма, в которой в свое время отбывал срок Ахун, «братва» наверняка подумала, что его «завалил» кто-то из бывших сокамерников. Следы были заметены настолько тщательно, что никакой возможности выйти на «собак» у бандитов не было. Кроме того, если бы даже они начали тщательное расследование, то все равно выяснили бы только то, что катер снимал некий кореец. А для того, кто не принадлежит к этой национальности, все корейцы на одно лицо. Ожидания Андрея и его компаньонов оправдались. Сразу после смерти Ахуна начались склоки, связанные с разделом сферы влияния. Киргизские наркоторговцы решили вытеснить турок, к этому были подключены и люди из милиции. Вскоре дело дошло до кровавых побоищ. Пограничники, с которыми связались в свое время «собаки», им сильно помогли, передав досье на офицеров киргизского батальона, замешанных в наркоторговле. Некоторые лица были Андрею уже знакомы — их ему приходилось видеть в кафе «Ак-Жол», где обычно оттягивались «братки». Остались и знакомые среди этой публики. И Андрей пошел в этот кабак для того, чтобы выследить продажных военных. Один из «братков» работал в местном баре и с удовольствием пересказал Андрею все новости. Именно из его уст Андрей услышал о том, что преемник убитого Урмата Джениш вскоре будет устраивать в кафе «днюху» (день рождения). Как правило, такие мероприятия отличаются не только чествованием юбиляра и солидной пьянкой, но и тем, что устраивается своеобразная сходка авторитетов, на которой решаются многие актуальные вопросы. Джениш также был в числе знакомых Андрея, и потому он позволил себе прийти на его день рождения даже без приглашения. Подпитый авторитет принял его с распростертыми объятиями. Да и подарок Андрея Дженишу понравился: ему досталась коробка, в которой лежал «Макаров» с глушителем. Андрея усадили за стол, налили в рюмку водки. В чествовании принимали участие не только местные «братки», но и многие другие люди, чье появление в кругу бандитов может быть было связано лишь с целью их арестовать. Но арестовывать в этот вечер никто никого не собирался, милиционеры чокались и обнимались с отъявленными преступниками. Праздник снимали видеокамерой. Никто не боялся, что лента «засветится» там, где ей «светиться» не следует. Как известно, на подобных сходках рекой льется не только водка. Желающие принять наркотик вполне могут себе это позволить. Для тех, кто колется, было даже выделено специальное помещение. Не устоял перед искушением и Андрей, и после дозы «винта» алкоголь на него практически не действовал. За столом ему удг лось познакомиться с лейтенантом КМС. И во время задушевной беседы, «как кабан кабану», военный сообщил Андрею о том, что вскоре должен ехать в Хорог сопровождать последнюю зимнюю колонну. После того как колонна начала движение, в Мургаб- ский отряд были переданы номера машин, на которых доставлялись наркотики, и фамилии водителей. Тогда в ходе грамотно проведенной пограничниками операции удалось захватить ни много ни мало 600 кг опия. Сопровождающие груз открыли по пограничникам огонь, но те были готовы к такому повороту событий и вскоре подавили сопротивление. За многомиллионной стоимости груз была уже внесена предоплата, и заказчиков не волновал тот факт, что его накрыли на границе. Крайним оказался все тот же Джениш. Смотреть видеозапись, сделанную на его недавнем дне рождения, смогут теперь только его друзья. Самого юбиляра уже давно нет в живых. Кстати, кассеты с записью этой пьянки представляли отличный компромат на многих сотрудников милиции. Поэтому «собаки» решили заполучить их. Выяснилось, что Джениш хранил записи в своем офисе. Украсть кассеты было делом Павла. Но его заметили. Подгулявшие на юбилее сотрудники милиции тоже прилагали все усилия для того, чтобы достать эти кассеты, и, видимо, один из них заметил Пашу. К счастью, найти «русака», укравшего ценные кассеты, поручили именно Андрею, который снова стал своим в группировке. За живого Павла ему даже пообещали «забашлять» две тысячи долларов. Причем с просьбой убрать Пашу, или, что лучше, доставить его куда надо, к Андрею пришли не кто-нибудь, а милиционеры из отдела по борьбе с наркомафией. У них даже была Пашина фотография и отпечатки его пальцев. Нужно было срочно отправить Павла куда-нибудь за границы республики. Решили эвакуировать его в Узбекистан, но потом передумали, и Павел три месяца прятался в бункере. Его поиски не прекращались, в них «участвовал» и сам Андрей. Он же и сказал «браткам», будто ему удалось разузнать, что Паша давно смотался в Россию. Через некоторое время Павлу удалось добыть поддельный паспорт. Его уже, можно сказать, перестали разыскивать, когда произошло нечто невообразимое. Видимо, сыграло свою роль то, что Павлу целых три месяца пришлось безвылазно просидеть в четырех стенах. Психика его стала давать сбои. Однажды, когда все «собаки» уехали из города (Андрей — в Таджикистан, а Яша повез собранные ими аудио- и видеозаписи с компроматом на многих сотрудников органов внутренних дел в Бишкек), Павел наконец-то покинул свое убежище. Видимо, он принял то ли [ 258 «винт», то ли ханку, иначе сложно объяснить, почему опытный боец ни с того ни с сего схватил автомат Калашникова и пошел в кафе «Ак-Жол». Там его, безусловно, узнали. Народу в этот вечер в кабаке было много, и большинство посетителей принадлежало к местной группировке. Первым открыл огонь Павел, поэтому пока остальные повыхва- тывали оружие, ему удалось пристрелить человек десять. Потом, израненный, он уходил от преследовавшей его милиции. Когда шансов на спасение уже не оставалось никаких, Паша мужественно приставил дуло автомата к своему виску. Сдаваться живым было не в его правилах. Несмотря на все старания Андрея и Яши, наркоторговля в регионе продолжала развиваться. Машины с опиумом приходили в республику постоянно, кроме того, из опиума в Киргизии научились делать героин — наркотик намного более опасный. Но несмотря на то, что, казалось бы, сама жизнь убеждала «собак» в бесполезности их рвения, своего дела они не бросали. Следующей весной Яша и Андрей решили съездить в Бишкек, где был назначен новый министр внутренних дел. Раньше он служил в органах госбезопасности, и с ним можно было попытаться найти понимание. Поехали, безусловно, не с пустыми руками. Информации о деятельности ошских бандитов накопилось к тому времени предостаточно. На министра вышли благодаря земляку Яши, который работал в одном из отделов местного МВД. Ему и передали копию досье на ошскую группировку. После этого в Оше начались разборки. Люди из министерства устроили инспекцию, и многие их коллеги из УВД лишились работы. Арестовали торговцев наркотиками. Все это удалось объяснить как разборку между северно-киргизскими кланами и южанами. Но у мафиози закралось подозрение, что группировку кто-то сдал. Фамилия предателя пока неизвестна, но поиски в этом направлении, как сказали Андрею, ведутся уцелевшими на своих должностях «ментами». Во время разговора с местным авторитетом Кады- ром Андрей узнал, что вовсю раскручивается производство героина. Кадыру нужны связи Андрея в Новосибирске, Кемерово и Барнауле. Именно барнаульские «братки» должны были доставить уксусный ангидрид, необходимый для производства героина. Проблем с доставкой опиума стало меньше. Появилась и возможность переправлять изготовленный героин на Запад, в Германию. Мафия ожидала первого немецкого эмиссара, который должен был забрать пробную партию героина. Кадыр предложил Андрею поехать в Барнаул и стать сопровождающим машины с уксусным ангидридом. В качестве гонорара ему предлагалось ни много ни мало 3 тыс. долларов. Это свидетельствовало о том, что мафия собиралась поставить производство наркотиков на широкую ногу. Отправляясь в Барнаул, Андрей еще не знал, что запланированная им и Яшей операция окажется последней. Андрей должен был встретить груз в Усть- I 260 Каменогорске. Времени на раздумья не оставалось, и Андрей с Яшей двинулись в путь. До Усть-Каменогорска Андрей добрался вместе с басмачами на двух машинах «Нива». Вскоре своим путем туда же приехал и Яша. Машину не пришлось долго ждать. Это был здоровенный КамАЗ, до верху нагруженный двухсотлитровыми бочками с ангидридом. Используя только одну бочку, можно было получить 15 кг крэка — опаснейшего наркотика, о котором у нас до поры до времени не знали. Тронулись в путь рано утром на следующий день. «Нива», в которой сидел Андрей, двигалась впереди КамАЗа. Сзади его сопровождала вторая «Нива». Яша должен был встретить караван на трассе в районе Балхаша. В условленное время он уже был там. В операции снова был использован старый прием. Яша вылез из своей «пятерки», открыл капот и стал голосовать, делая вид, что его машина сломалась. Преступники и на сей раз клюнули на эту удочку. Чтобы сильно не «светиться», Андрей взял с собой только нож и револьвер. В тот момент, когда один из бандитов затормозил, рука с «пером» резко сделала круговое движение влево. Обращаться с холодным оружием Андрей умел прекрасно. Нож попал басмачу прямо в печень, и тот мгновенно умер. В ту же секунду двое бандитов, сидевших на передних сидениях, получили по пуле в затылок. В остальных машинах каравана в этот момент еще не знали о том, что произошло в «Ниве». Андрей выскочил и остановил КамАЗ. Вслед за ним остановилась и «легковушка». Когда она приблизилась, в руках у Яши уже был автомат Калашникова. Андрей молниеносно ворвался в кабину КамАЗа и вытащил оттуда перепуганного водителя. Надо сказать, что в этом случае водитель машины, перевозившей груз, не был связан с мафией. Он даже не знал, что конкретно находится у него в кузове и кто является заказчиком поездки. Бандиты, охранявшие груз, были представлены ему как сотрудники службы безопасности на дорогах, и он ни о чем не догадывался. Когда Андрей прицелился в ничего не понимающего водителя, тот первым делом стал просить пощады. Таких, как «собаки», не разжалобишь, и не им объяснять, что самое лучшее средство избавиться от свидетелей — их физическое устранение. Но водитель и в самом деле был не причем, поэтому убивать невинного человека «собаки» не стали. Водителя отпустили с миром, наказав ему крепко-накрепко держать язык за зубами. Ни Андрей, ни Яша даже не предполагали тогда, какую оплошность допустили. Яше не составило большого труда уложить на месте экипаж второй «Нивы», после чего надо было уничтожить следы преступления. Машину с грузом, как всегда, подожгли, несмотря на то, что действие происходило на трассе. И когда Андрей с Яшей уже покидали место происшествие, за их спиной все было объято пламенем. Химики знают, что уксусный ангидрид хорошо горит, особенно если его полить бензином и соляркой. [ 262 Теперь главной задачей «собак» было как можно скорее добраться до Бишкека. Ведь груза в скором времени должны хватиться. А найдут его быстро. Все было готово для того, чтобы убрать самого Кады- ра — главного наркомафиози всего региона. После этого можно было какое-то время отдохнуть, укрывшись где-нибудь в российской глубинке. Это было решено сделать как можно быстрее, пока никто не хватился груза и ничего не заподозрил. Посему друзья сразу рванулись в гостевой домик, где Кадыр часто принимал наркотики и расслаблялся. Местного наркобарона там не оказалось, зато в домике нашли гостя из далекой Германии, развлекавшегося с проституткой. Приняв его за эмиссара, приехавшего за крэком, «собаки» не ошиблись. «Колоться» немец не хотел очень долго, но использование электротока быстро развязало ему язык. Он сам отдал Андрею привезенные им с собой деньги. Сумма оказалась впечатляющей. Но его не спасло от смерти даже это. Хотя, надо сказать, смерть немца была совершенно бессмысленной. Бандиты уже знали о том, кто уничтожил драгоценный для них груз химикатов. А Яшу они, как выяснилось, подозревали уже давно. Его вычислили продажные «менты» и сообщили, что именно он передал сведения в министерство. Кроме того, шофер, которому, по сути, подарили жизнь, отблагодарил «собак» тем, что добравшись до первого населенного пункта сразу же позвонил прямо в Ош. «Собакам» повезло, что бандиты не смогли застать их врасплох. Но охота на них началась дикая. Стало ясно, кто причинил наркомафии столь много вреда. Кроме того, и Андрей, и Яша значились в милицейском розыске, и опасность подстерегала их и с этой стороны. Было решено срочно уходить в горы, прочь от цивилизации. Но была опасность того, что перевалы и горные тропки окажутся под снегом, тогда двигаться будет практически невозможно. Не теряя времени, друзья двинулись в сторону озера Сон-Куль, к чабанам. Там они провели зиму — спокойно и размеренно. Три зимних месяца прошли быстро. Поиски их не прекращались. «Собаки» надеялись на вмешательство министра внутренних дел, но к тому времени выяснилось, что его уже сместили. Пора было покидать страну. Уходили порознь. Андрей смог нормально добраться до Новосибирска. А вот Яше не повезло. Его взяли в Джамбуле казахские милиционеры, которые, видимо, сотрудничали с киргизами. Им его и передали. Яшу посадили в бишкекский СИЗО. Смерть его была долгой и мучительной, как и смерть всякого агента, рассекреченного мафией. Кстати, официальной ее причиной был назван... туберкулез. Андрею повезло больше. Он перебрался в Подмосковье. Правда, это, а также смена фамилии, еще не означало, что ему удалось полностью избежать преследования. Однажды в то место, где он находился, нагрянули «братки». Благодаря своим навыкам Андрею удалось отбиться, погиб один из нападавших. Благо, нужен Андрей преступникам только живой, иначе деньги, которые отдал ему немец, пропадут безвозвратно. Заключительная часть воспоминаний Андрея содержит его размышления, зачастую достаточно абстрактные. Он пишет о своих переживаниях, о том, как во сне он вздрагивает в те минуты, когда будто наяву видит своих друзей: Иргаша, Павлика, Яшу... Безусловно, потрясения, пережитые этим человеком, не могли не отразиться на его психике. Впрочем, кроме «лирических отступлений», в воспоминаниях есть и конкретные факты, цифры, предложения. Андрей пишет, что российское руководство пока что само не может осознать, какой опасности подвержена эта страна. Судя по тому, что Андрей в курсе всего происходящего в российском криминальном мире, «собака» еще не утратила нюх. Так, Андрей пишет, что наибольшая опасность «наркотизации» России исходит из Чечни. В то время, когда писались воспоминания, война с ней еще не кончилась, но военные действия не помешали работе чеченских наркомафиози. Приводятся сведения о том, что им удалось выкупить у азербайджанцев «золотой» московский наркорынок. Деньги за это были заплачены смешные — всего лишь 10 тыс. долларов. Но не пойти на столь невыгодную для себя сделку азербайджанские авторитеты не могли. В противном случае их ожидала бы неминуемая расправа. НАРКОМАФИИ 265 Интересные мысли высказываются и относительно известного киллера Александра Солоника, которому дважды удавалось бежать из-под стражи. Андрей отказывается верить, что этого квалифицированного боевика, специалиста по восточным единоборствам, смогли задушить в камере, как паршивого кота. Скорее всего, пишет Андрей, смерть была инсценирована, ведь врагов у Александра было хоть отбавляй. Судя по всему, с Солоником ему довелось быть лично знакомым. И об этом человеке он не отзывается плохо. Ничего о дальнейшей судьбе Андрея неизвестно. Возможно, мафии все же удалось его найти, а возможно, он ушел от преследования и пока занял выжидательную позицию. Тогда он еще обязательно заявит о себе. Ведь роль борца с наркомафией была для него не просто ролью, а практически его жизнью. Последняя фраза воспоминаний была следующей: «Есть такая секретная заповедь: никогда не води компанию с тем, с кем бы ты не хотел умирать».
<< | >>
Источник: Н. В. Белов. Энциклопедия преступлений и катастроф. Наркомафии. Производство и распространение наркотиков. 1998

Еще по теме КИЛЛЕР ДЛЯ НАРКОДЕЛЬЦОВ:

  1. Проблема Исследование для себя и для всех, для науки и для практики.
  2. §6. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТЕХНИЧЕСКИХ УСТРОЙСТВ ДЛЯ ВОСКРЕШЕНИЯ ЛЮДЕЙ И ДЛЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ УТРАЧЕННЫХ ОРГАНОВ.
  3. С.              Т. Шоцкий Школа для детей или дети для школы
  4. 5. ПИТАННЯ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЮ З АДМІНІСТРАТИВНОГО ПРАВА УКРАЇНИ (для іспиту)
  5. 4. Учет как вспомогательное техническое средство, общее для права и для политической экономии.
  6. ГЛАВА ПЕРВАЯ [Общие топы для возражающего против тезиса и для защищающего его]
  7. РАЗДЕЛ 1 Современная социология: для всего мира или для каждой из стран?
  8. Приложение 4.Стратегии для переговоров по торговлеуслугами в сфере образования. Возможныеподходы для Австралии
  9. РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОРПОРАТИВИЗМ: «ДЛЯ ОБЩЕСТВА ИЛИ ДЛЯ ГОСУДАРСТВА»?
  10. 1.4. Истины, общие для христиан и для греков
  11. ДЛЯ СЕБЯ ИЛИ ДЛЯ ДРУГИХ!
  12. 3.13.7. Значение теории первобытной экономнки для материалистического понимания истории вообще, для решения проблемы источника развития производительных сил в частности
  13. Воронков Н. А.. Экология общая, социальная, прикладная: Учебник для студентов высших учебных заведений. Пособие для учителей. - М.:Лгар. - 424 с., 1999
  14. § 1. Создание Комитета для разработки проекта принципов и мер, необходимых для лучшего обеспечения протестантской религии, законов и свобод английских подданных
  15. ALIVD.VAS.IN.HONOREM. .ALIVD.IN.CONTVMELIAM. Один сосуд для почётного, другой для низкого употребления
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -