<<
>>

Выведение следствий


Прятки и отгадки, шашки и шахматы как бы являются показателями двух последовательных этапов развития интеллектуальных игр, в которых в свою очередь отражается ход развития детского мышления уже как отдифференцировавшепся интеллектуальной функции.
В прятках и отгадках (разгар этих игр — 4—6-й классы, т. е. подростковый возраст) мышление проявляет себя как искание неизвестного. В шашках, увлечение которыми начинается примерно с 5-го класса, и в шахматах, увлечепие которыми характерно скорее для юношеского возраста, мышление проявляет себя как предвидение последствий: такой-то ход влечет такие-то следствия.
Для того чтобы хорошо играть в шашки или шахматы, надо знать соответствующую теорию. Точно так же и в жизни предвидение последствий основано на знании результатов действия данных агентов. Предвидение, элементарно понимаемое как определенное ожиданне, может быть рассматриваемо как одно из явлений ассоциативной памяти и с генетической точки зрения связано с условными рефлексами и инстинктами. Предвидение, понимаемое как поведение по отношению к будущему на основании предвестников этого будущего, не есть сйецифически человеческое свойство: таково поведение и собаки, реагирующей условным рефлексом на условный раздражитель, и птицы, инстинктивно готовящейся к отлету на зиму.
Но, играя в шахматы, делают но только заученные ходы. Сплошь и рядом игрок оказывается в совершенно новом положении, и именно тогда ему приходится думать, какой сделать ход. Работа мышления проявляет себя по отношению к будущему там, где предвестник этого будущего не хорошо знакомое явление, но до известной степени новое. Эта работа состоит в том, чтобы усмотреть сходство этого нового явления с уже известны^, приложить к нему имеющееся у субъекта то или иное общее знание.
Хотя ребенок, как и мы, взрослые, силлогистически не рассуждает, однако эксперименты, имеющие целью выяснить, насколько посильны для ребенка те или иные виды силлогизма, выясняют некоторые особенности детского мышления. Такие эксперименты были произведены Шюсслером. Они выяснили, что самая легкая для школьника — первая фигура силлогизма (90% приблизительно верных и 70% совершенно верных решений в возрасте 12—14 лет). Совершенно иначе обстоит дело с остальными фигурами силлогизма. Не говоря о четвертой фигуре, слишком искусственной и потому весьма трудной даже для взрослых, оказывается, что только прибли
зительно треть (35,4% в возрасте 12—14 лет и 39,8% в возрасте 12—14 лет) решала предложенные силлогизмы второй фигуры; еще труднее оказалась для решеиня третья фигура силлогизма.
Что это значит? На какие особенности детского мышления это указывает? То, что дети младших классов примерно к 12 годам хорошо справляются с силлогизмами первой фигуры, свидетельствует о том, что они уже умеют полностью или частично прилагать данное общее положение к любому явлению данного рода. Не забудем, что как раз на протяжении младших классов ученик усваивает множество общих правил и деятельность его как ученика в очень сильной степени состоит в том, чтобы прилагать усвоенные правила. Он то и дело занимается этим. Так развивается мышление, пользующееся общими положениями, умеющее применять их в каждом данном случае, подходящем под действие этих общих положений. Начинаясь еще в дошкольном возрасте и проходя интенсивный тренаж в младших классах школы, это умение к 12 годам уже можно считать почти вполне развившимся.
Когда мы умозаключаем по второй фигуре силлогизма, мы исключаем нечто из данного вида, то ли потому, что у него нет признака, который вообще присущ данному виду, то ли потому, что у него есть признак, который вообще не присущ этому виду. Так мы поступаем, например, опровергая ошибку какой-нибудь классификации. Умозаключение по этой фигуре становится сравнительно посильным только к концу подросткового возраста. Это указывает на огромнейшие трудности оперирования учеников младших и средних классов с исключением, когда приходится что-либо исключать из-под действия общего правила, общего закона. И этот недостаток мышления школьника, обнаруживаемый посредством экспериментов с силлогизмами, можно обнаружйть также посредством простого наблюдения над школьной практикой. Общеизвестно, с каким величайшим трудом дается школьнику умение обращаться с исключениями: так, например, так называемые грамматические исключения являются бичом для школьников.
Но еще труднее, даже подросткам, дается силлогизм третьей фигуры. .Беда не в том, конечно, что они плохо решают эти силлогизмы, так как ими вообще никто не мыслит. Но эта непосильность для школьников данных силлогизмов выявляет одну очень большую слабость мышления детей и подростков. Эта слабость состоит в том, что они плохо умеют опровергать какое-либо индуктивное обобщение посредством подходящих для этой цели примеров. Для мышления школьников характерно, стало быть, недостаточно критическое от
ношение к подобным обобщениям. Насколько они сильно склонны к чрезмерно широким и даже чересчур поспешным обобщениям, настолько они слабы в критике этих обобщений.
<< | >>
Источник: Блонский П. П.. Избранные педагогические и психологические сочинения. В 2-х т. Т. 2. 1980

Еще по теме Выведение следствий:

  1. Историческое выведение черт, составляющих сущность философии, из общей связи систем
  2. Глава VII НЕКОТОРЫЕ ВАЖНЫЕ АКСИОМЫ, КОИ МОГУТ СЛУЖИТЬ ОТПРАВНЫМИ ПОЛОЖЕНИЯМИ ДЛЯ ВЫВЕДЕНИЯ ВЕЛИКИХ ИСТИН
  3. Причина и следствие
  4. § 2. Судебное следствие
  5. § 3. Судебное следствие
  6. ГЛАВА 24 ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛЕДСТВИЕ
  7. § 1. Органы предварительного следствия
  8. § 3. Начало предварительного следствия
  9. XX. Размножение следствий
  10. 6. Принцип Причины и Следствия
  11. § 2. Производство предварительного следствия
  12. § 2. Психологические аспекты судебного следствия
  13. СЛЕДСТВИЯ
  14. § 6. Окончание предварительного следствия
  15. § 5. Приостановление и возобновление предварительного следствия
  16. § 4. Предварительное следствие в уголовном процессе
  17. § 2. Предварительное следствие