<<
>>

3.2.2. Процесс медиавоздействия в аспекте каналов восприятия информации

Самым важным, пожалуй, отличием разных каналов СМИ является воздействие на различные каналы восприятия человека. Как известно, СМИ на настоящем этапе могут затрагивать следующие механизмы человеческого восприятия: зрение, слух, обоняние, осязание.

Последние два задействуются эпизодически с помощью подключения принципа дополнительности. Например, когда мы видим, как человек режет, а потом тщательно разжевывает лимон, у нас формируются соответствующие вкусовые реакции.

Информация, влияющая на эти каналы восприятия, неоднородна. Так, информация, апеллирующая к зрению, может иметь статичную (газета, журнал) и динамичную (телевидение, компьютер) форму.

Информация, апеллирующая к слуху, может иметь вербальный и невербальный характер (шум, музыка). Отличается она также ритмичностью и неритмичностью. Неритмичность способствует хаотизации мышления, повышает чувство тревожности. Ритмичность же, привычная нам еще до рождения, напротив успокаивает, а иногда вводит в состояние транса.

Каналы массовой информации обладают тенденцией сочетать в себе воздействие на максимально более широкий спектр каналов восприятия.

Так, телевидение сочетает воздействие на зрительные и слуховые каналы, а опосредованно – на осязательные и обонятельные. Соединение этих каналов восприятия приводит к резкому возрастанию эффективности внедрения в сознание любой информации.

Существует мнение, что в данном случае происходит «разрыв фильтров», которые определяют сообщения как истинные или ложные. Текст, преподносящийся на фоне любого видеоряда, уже не воспринимается критически в 74% случаев[76].

Пресса воздействует на зрительный канал и опосредованно на слуховой, обонятельный и осязательный. Радио воздействует на звуковой и опосредованно – на остальные. Интернет воздействует на все типы каналов. В зависимости от того, в каком СМИ работает журналист, он должен использовать в своих материалах образную систему, позволяющую максимально активировать все каналы восприятия человека.

Каналы восприятия информации тесно связаны с типом репрезентативной системы человека. В зависимости от того, какой тип репрезентативной системы у нас развит - аудиальный, визуальный или кинестетический - и какая репрезентативная система более развита, мы предпочтем тот или иной способ изложения и потребления сведений. И если тип репрезентативной системы автора совпадет с нашим, при прочих равных условиях мы получим больше информации, чем в случае, когда это не произошло.

Определить тип репрезентативной системы можно опираясь на фразы, которые часто использует человек.

Например, один человек, послушав лекцию, скажет, что он увидел в этой книге, как хорошо подобраны примеры, иллюстрирующие предмет разговора, что она прошла с блеском (визуал).

Другой скажет, что ему понравился тон беседы, ее гармоничный стиль, но он не смог настроиться на идеи автора (аудиал)

Третий скажет, что лектор рассуждает взвешенно, что слушатель в состоянии ухватить содержание, что он чувствует симпатию по отношению к автору (кинестетик).

Сравните: он демонстрирует идею, он говорит, он толкает идею.

Если вы проанализируете собственные тексты, то со временем определите, к какому типу относится ваша репрезентативная система.

Кроме того, вы, несомненно, можете адаптировать текст к вашей целевой аудитории. Так, если вы работаете в СМИ, целевая аудитория которого - киноманы, визуальные выражения будут уместны.

Особенностями каналов восприятия объясняется и строение текстов, и специфика работы журналистов в разных типах СМИ.

Порой в вопросе воздействия электронной информации используется категория знака. Причем под знаком в равной степени понимается картинка, звук, соотносящиеся с каким-либо реальным объектом. Проводится даже сравнение воздействия кадра на телеэкране и слова в газете. Иногда между ними ставится знак равенства. Но именно это сравнение позволяет уловить как раз принципиальную разницу в воздействии текста газеты и электронного сообщения. Дело в том, что число возможных кадров несоизмеримо больше числа слов, и воспринимаются они моментально. Слова же постепенно формируют в сознании картину происходящего. Когда человек читает публицистический текст, то по мере углубления в чтение он в воображении строит разного рода образы. Внутренним видением читатель сам рисует картину описанного, постоянно перепроверяет, сверяет ее с текстом и корректирует. Например, представление о внешнем виде героя может существенно, но неосознанно измениться от начала текста к его концовке. Воображаемые образы характеризуются неполнотой деталей, в них есть пробелы. Порой образ состоит из одного-двух признаков, несмотря на то, что текст содержал больше информации.

Зрителю нет необходимости совершать работу по переводу словесной информации в визуальную. Пластические и слуховые образы он получает уже «в готовом виде». Фильм освобождает его от некоторой работы, дает возможность отдохнуть. Он как бы на одну фазу сокращает путь информации в сознании человека.

Поэтому для восприятия информации по тексту газеты требуется большее время и порой большая сосредоточенность, чем для получения такого же объема сведений от электронного СМИ. Мы можем отдыхать, когда смотрим телевизор. Но чтение – это определенный труд.

Вместе с тем, при телепросмотре мы все время осуществляем работу по согласованию видео- и звукоряда. Учитывая теорию иконического текста, можно понять, что подобно тому, как текст визуализируется, картинка вербализуется в нашем сознании. Мы получаем два текста сразу – созданный нами по картинке и предлагаемый журналистом. Если в этих текстах есть несовпадение, нас ожидает серьезная работа.

В исследовании «Психология искусства» великий режиссер и теоретик кинематографа С.М. Эйзенштейн сформулировал два принципиальных для любого вида творчества вопроса: в чем тайна метода искусства и откуда сопутствующее искусству воздействие. Режиссер предложил один из интересных с психологической точки зрения вариантов ответа: все факты, которые мы традиционно относим к сфере творчества, принадлежат к совершенно точному комплексу явлений – они возвращают нас к диффузному, первобытному мышлению: «Мало того – и к тем состояниям психики, которые либо филогенетически повторяют их - в детском мышлении, или в патологических явлениях – регрессируют к нему (сон, наркоз, шизофрения)»[77]. Именно этот подмеченный Эйзенштейном глубинный процесс воздействия искусства в конечном счете обеспечивает эффект массовизации потребления информации: нам всем – каждому представителю аудитории – интересны некие общие вопросы, которые обращают нас к древним явлениям и процессам. Мы все застываем у экранов, наблюдая сцены смерти, и вздрагиваем, когда слышим звуки, тревожащие наши атавистические ощущения. Часто на этих общих реакциях основывается стимуляция внимания в рекламных роликах.

С другой стороны, конкретное воплощение произведения включает индивидуальность автора, и эта его особенность позволяет оригинально интерпретировать сообщение, а потому, в силу действия мозаичности восприятия, позволяет и избирательно относиться к потреблению информации. Нас всех испугает или расстроит сообщение о трагедии, и все же каждый отреагирует по-своему. В условиях, когда сообщений становится все больше и больше, мы становимся более избирательными, мы более тщательно подходим к отбору информации. А это обеспечивает процесс индивидуализации.

Процесс индивидуализации связан еще и тем, что журналист, помимо стремления охватить как можно более широкий круг аудитории, одновременно испытывает потребность вступить в интимный доверительный контакт с читателем, зрителем, слушателем. Интимизация повествования – это еще один процесс, стимулирующий индивидуальные оценки сообщения. Все эти особенности, наряду с развитием техники и технологии в сфере информирования, все чаще заставляют ученых задуматься над термином «СМИ». Возможно, его уже пора заменить на термин «средства индивидуальной информации», или эта проблема будет все более и более актуальной в будущем.

И все же исследователи журналистики единодушны в том, что одним из существенных типообразующих признаков средств массовой информации на современном этапе становится аудиторный признак. Е.И. Пронин В книге «Пресса и общественное мнение»[78] вводит понятие «предметизатор» - человек, толкующий сообщение, - и убедительно доказывает огромную разницу в восприятии одного и того же сообщения разными предметизаторами. При этом он отмечает одну действительно серьезную проблему: для журналиста содержание подготовленной им информации представляется совершенно однозначным, а вот аудитория может воспринять ее в совершенно другом (а точнее – других) значении. Действительно, каждая аудиторная группа, а порой и каждый представитель аудитории, будет по-своему реагировать на сообщения. Только один параметр коммуникационной модели – степень диалоговости, - подчеркивает различия СМИ разных типологических групп.

<< | >>
Источник: А.М. Шестерина. Психология журналистики Учебное пособие. 2010 {original}

Еще по теме 3.2.2. Процесс медиавоздействия в аспекте каналов восприятия информации:

  1. Перекрытие каналов утечки информации
  2. ЛИКВИДАЦИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ПЛЮРАЛИЗМА И БЛОКИРОВАНИЕ КАНАЛОВ ЗАПАДНОЙ ИНФОРМАЦИИ
  3. 2. Двойной аспект в способе явления вещи восприятия
  4. Природа информации. Новое определение аспекта
  5. ПРОЦЕСС ВОСПРИЯТИЯ
  6. Глава 4. Теория аспектов или качественный анализ информации
  7. § 1. Концепции процессов восприятия и понимания речи
  8. § 1. Единицы процесса порождения и восприятия речевых высказываний
  9. ГЛАВА 8 ПСИХОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОЦЕССОВ ПОРОЖДЕНИЯ И ВОСПРИЯТИЯ РЕЧ
  10. Глава 8 Как способствовать процессу изменения ценностей, установок и особенностей восприятия?
  11. 4.2. Хранение и переработка информации человеком, принятие решений и познавательные процессы
  12. 9.2. Социологические аспекты правотворческого процесса
  13. СТРУКТУРА И НРАВСТВЕННО-ЭСТЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОЦЕССА ТРУДА
  14. § 7. Психологические аспекты деятельности адвоката в гражданском процессе
  15. § 2. НАЦИОНАЛЬНЫЕ (ЭТНИЧЕСКИЕ) АСПЕКТЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ ПРОЦЕССОВ
  16. 7. НЕКОТОРЫЕ ЧЕРТЫ ПРОЦЕССА ПЕРЕВОДА В ТЕОРЕТИЧЕСКОМ И МЕТОДИЧЕСКОМ АСПЕКТАХ
  17. § 2. Психологические аспекты организации гражданского процесса и психология его участников