<<
>>

Гипнотический транс: на что это похоже

На протяжении последних двух столетий различные теоретики были полностью уверены в существовании семи (или девяти, или четырех, или более) фаз транса. На самом деле все не так просто, и провести границу между одной фазой и другой бывает очень нелегко, однако пробы для измерения глубины транса существуют.

Глубина транса частично зависит от восприимчивости субъекта, частично — от умения гипнотизера, но больше всего — от метода лечения. Для избавления от никотиновой зависимости вполне достаточно легкого или умеренного транса; для прове дения же хирургической операции следовало бы достичь чего-то более глубокого!

Опирачсь на практические потребности, можно выделить пять стадий транса в порядке увеличения уровня погружения: гипнозоподобное состояние, легкий транс, умеренно выраженный транс, глубокий транс, сомнамбулическое состояние. Термин «сомнамбулизм» — наследие позднего восемнадцатого и раннего девятнадцатого столетий — буквально означает «гуляние во сне», и поэтому не точен, однако он широко распространен в литературе по гипнозу. «Бодрствование во сне» — словосочетани г со столь же длинной историей — гораздо более подходящее выражение. Так как регулярно прибегающие к гипнозу индивиды вскоре вырабатывают быстрый способ полного погружения в гипнотическое состояние, то наблюдать стадии гипноза различной глубины легче у новичков. Если вы занимались самогипнозом, то, возможно, ощущали переход от стадии к стадии и на себе. Легкий транс напоминает состояние расслабленности, при переходе к более глубокому трансу впечатления становятся острее, образы — ярче и так далее.

Еще по мере углубления транса происходит угасание нашей общей ориентации в реальности (OOP). Любая ситуация, с которой мы сталкиваемся в течение дня, поистине уникальна. Другого подобного случая никогда не происходило раньше и не произойдет потом, даже свет на вашу входную дверь каЖДый день падает по-разному. Детство — время чудес, в том

числе и потому, что дети постоянно сталкиваются с событиями, которые не случались прежде, для них все свежо, все ново. По мере взросления наше Эго все больше становится в центр жизни; новые ситуации и впечатления в сравнении с уже произошедшими приобретают оттенок второстепенности. Каждый из нас формирует собственную і очку зрения на происходящее, разрабатывает свое мировоззрение, на основании которого дается оценка событиям и приобретенному опыту. То, что не согласуется с нашей системой, чаще всего отвергается, тогда как остальное сортируется в соответствии с заранее выработанной классификацией. Именно это психологи и называют «общей ориентацией в реальности» или OOP. В ней нет ничего плохого: она позволяет нам, например, осознавать различия между кино и реальной жизнью. И угасание нашей OOP в пользу особой, временной ориентации является одним из самых і павных изменений, происходящих во время гипноза. Чем больше мы отказываемся от привь; чной OOP — тем глубже транс. С угасанием OOP снижаются критические способности, и те вещи, которые в обычном состоянии не имеют доступа в наш мозг, например, разные обрывочные воспоминания, проникают в наше сознание. Именно таким образом, кстати, гипноз активизирует память. В целом, это и является причиной нашей открытости внушениям со стороны гипнотизер Поскольку OOP является механизмом редактирования и фильтрации информации, то при ее угасании в ходе транса мы подбираемся ближе к бессознательным областям нашего разума. Подсознание — это фундамент разума. Безусловно, далеко не все, хранящееся там, плохо, но есть и грязные углы, где таятся странные, а порой даже опасные вещи — всякие примитивные импульсы и желания. Все, что мы не хотим показывать себе и остальному миру, запрятано в один из таких углов. Каждое воспоминание где-нибудь да хранится и может быть восстановлено. То, о чем мы не думаем непосредственно в данный момент, по определению относится к бессознательному. Сознательный ум или рассудок характеризуется всем тем, что доступно нам прямо сейчас, его отношение к подсознанию можно сравнить с факелом, который человек берет с собой в подвал: мы используем наше сознание для освещения, для доступа в бессознательные области. Проблема заключается в том, что наше подсознание не просто воспринимает и хранит „„формации но еще ее как-то перерабатывает, совершенно независимо от сознания. Один ученый выразился по этому поводу следующим образом: «Подсознание вовсе не бессознательно, это Сознание бессознательно по отношению к тому, что осознрєт Подсознание». Гипноз — хороший способ под- лять из глубины подсознания спрятанный там материал, чтобы осознать его, принять и систематизировать.

Сам я не очень-то хороший объект для гипноза, однако в легкий транс вхожу без проблем, и мое самое главное субъектав ное впечатление об этом состоянии — полная двугмысленность переживаний. С одной стороны, есть уверенность, что стот вам захотеть, и можно будет не поддаваться никаким внушениям гипнотизера, ибо вы ясно понимаете, как и каким обпазом он заставляет вас что-то делать, с другой стороны, в голове вертится мысль: «Пожалуй, нет ничего плохого в том, чтобы следовать его указаниям, хотя бы ради успеха эксперимента». Следовательно, вы постоянно сомневаетесь: «Попробовать или нет?» И так происходит на протяжении всего сеанса Умные врачи используют данное состояние легкого замешательства, которое мы могли бы называть «параллельным сознанием», чтобы заронить в подсознание могущественные терапевтические идеи, к бо сомнения поглощают все внимание нашего сознания. В другом контексте (в связи со спиритическим сеансом) прекрасно описал это ощущение ирландский поэт У. Б. Йетс. Он обнаружил, что его руки и плечи начали подергиваться: «Я мог бы запросто остановить это,— писаі он позднее,— но я никогда не сталкивался с подобным явлением, и мне стало любопытно».

Внешне поведение человека под гипнозом может и не отличаться от такового в его обычном состоянии. Однако внутри происходят интересные вещи. Наиболее типичными переживаниями являются следующие: наступаег расслабление; внимание отвлекается от происходящего вовне в пользу внутреннего мири, преобладает ощущение, что психические процессы каким-то образом расширились, несмотря на сужение сознания; появляется некоторое безразличие (снижение ассоциативной деятельности), ведущее к живой заинтересованности идеями, в особенности теми, которые подкидывает гипголог; обнаруживается сравнительная неподвижность и фиксация на отдельных чувсівеннлх переживаниях (например, на ритме голоса гипнотизера, который может восприниматься независимо от личности последнего);

происходит искажение восприятия времени и частичная потерт памяти, когда полчаса проходят, как пять секунд; пассивный поток переживаний похож на сон; появляется їЛОї ичность восприятия («логика транса»;, при которой аномальные ситуации воспринимаются как должное. Если спросить находящегося в глубоком трансе субъекта, о чем он думает, то ответом, скорее всего, будет: «Ни о чем». Но на самом деле он — весь внимание: слушает и ждет дальнейших внушений от гипнотизер;

Кого можно загипнотизировать?

Американский гипнотерапевт Милтон Эриксон считал, что если кого-то не удается загипнотизировать, то лишь по вине гипнотизера. Любой человек поддается гипнозу. Кто может противиться заразительному энтузиазму толпы? Кого не приводят в волнение военные марши? Попробуйте во врет просмотра по телевизору захватывающего триллера не напрячься и не сползти при этом на краешек стула. Нам нравится быть конформистами, нравится, когда другие нас принимают. Мы не любим внутренних и внешних конфликтов. Пресс конформизма и делает нас восприимчивыми. Некоторые исследователи определяют гипноз как состояние повышенной внушаемости. Пусть это и не совсем адекватное и полное определение, но частица истины в нем есть: повышенная внушаемость — это необхс - димейший компонент восприимчивости к гипнозу (гипнабель- ности). А поскольку мы все обладаем какой-то внушаемостью, следовательно, любого из нас можно загипнотизировать.

Разумеется, все мы восприимчивы не в одинаковой степени. Во введении говорилось, что имеется три ключевых компонента гипноза: восприятие (или сфокусированная внимательность), диссоциация и внушаемость. У высокогипнабель- ных людей все три параметра находятся на высоком уровне. Наиболее интересен первый из них — восприятие или способность погружаться (образно — входить) в поставленную задачу. Он означает,— и это очень важно,— что люди с высокой гипнабельностью умеют контролировать свое внимание. Привести в легкий транс можно всех, однако в десяти процентах случаев потребуется столько попыток, что достижение эффек і не оправдает потраченных усилий, и поэтому, с практической точки зрения, можно сказать, что десять процентов населения не подвержены гипнозу. Около тридцати процентов населения без труда достигают легкого транса, примерно тридцати пяти процентам доступен умеренно выраженный транс, и оставшиеся двадцать пять процентов могут войти в состояние глубокого транса (хотя некоторые специалисты понижают эту цифру всего лишь до пяти процентов).

Ученые используют «шкалы внушаемости» в психологических тестах, состоящих из множества вопросов, предназначенных для оценки гипнабельности человека как по объективным, так и по субъективным критериям. Я знаю восемнадцал таких шкал (Стэмфордская шкала гипнотической восприимчивости, шкала гипнотической восприимчивости Гарвардской группы и другие) и не собираюсь рассматривать все «за» и «против» каждой из них, замечу только, что главная выгода от них — некоторая стабильность психологических экспериментов по гипнозу. То есть можно составлять группы из испытуемых с равной внушаемостью по какой-то одной шкале, гот звить контрольные группы с более высокими и более низкими показателями и так далее.

Если гипнотизер применяет всего одну единственную технику введения, то в некоторых случаях его может постичь неудача, ибо одна и та же методика может не подойти всем без исключения людям. Поэтому гипнотизер обязан быть гибким. Даже сопротивляющиеся пациенты, на которых провалились все другие методики, обычно отступают перед сбивающей с толку техникой, где в быстром темпе даются внушения относительно разных частей тела, чувствующих тяжесть или легкость. Я .сратко коснусь других способов іреодоления сопротивления в другой главе, когда буду говорить о Милтоне Эриксоне, потому что это было его особым даром.

Часто говорят, что по сравнению со взрослыми дети от семи до четырнадцати лет более восприимчивы к гипнозу, а самый пик приходится на возраст девяти—десяти лет. Возможно, есть доля истины и в современном представлении о том, что люди с сильно развитой фантазией, способные полностью погрузиться в книгу, фильм или собственную иллюзию, игравшие в детстве в игры, требующие воображения, более восприимчивы к гипнозу, чем все остальные. Для гипноза необходимо отстранение от действительности, а склонным к фантазии людям сделать это проще: °ни легко выделяют часть себя в воображаемую зону, в то время как внешний мир становится для них менее реальным.

Достаточно примечательно обстоятельство, что, оказывается, трудно загипнотизировать невменяемых людей. Чем лучше может сконцентрироваться человек на отдельном сенсорном возбудителе (например, голосе гипнотизера) и не отвлекаться, тем легче его ввести в гипноз. Пожалуй, именно это и объясняет, почему душевнобольные с трудом поддаются гипнозу. Однако не беспокойтесь: если вы — трудный для использования гипноза объект, это еще не значит, что вы сумасшедший!

Гипноз, Пи-видимому, нельзя назвать однородным феноменом; возможно, он представляет собой комбинацию целого ряда характеристик, включающих в себя способность фантазировать и входить в роль, каждая из которых делает человека более восприимчивым. И если он так сложен по своей природе, то искать простую зависимость между восприимчивостью и типом личности глупо. В викторианские времена считалось, что женщин легче загипнотизировать, чем мужчин. Но современные тесты не подтвердили это открытие; оно возникло на основании предрассудка девятнадцатого века, будто бы женщины являются слабым полом, а для гипноза необходимо подавление воли.

Противоречит фактам и популярное воззрение, что вы, должно быть, глупы, раз поддаетесь гипнозу. Напротив, гипна- бельность напрямую зависит от интеллекта или, по крайней мере, от способности к концентрации. На этой идее основан комический эффект фильма «Эббот и Костелло встречаются с убийцей, Борисом Карловым» (1949). Костелло подозревается в убийствах людей в отеле, где он работает коридорным. Мистик Карлов пытается его загипнотизировать, но Костелло, увы, слишком глуп, чтобы поддаться гипнозу. На самом деле существует параметр поважнее интеллекта—это самооценка человека: людей с низкой самооценкой труднее загипнотизировать предположительно потому, что они либо больше опасаются за себя, либо менее заинтересованы в самоисследова- нии, либо не хотят, чтобы их изучали.

В общем, как бы ни старались психологи, установить взаимосвязь между восприимчивостью и типом личности пока не уцается. Раньше полагали, что гипнабельные люди отличаются от остальных более устойчивыми связями с правым полушарием мозга. Правое полушарие, если говорить коротко, управляет левой стороной тела, его целостностью (левши представляют исключение), а также ориентацией в пространстве, тогда как левое — правой стороной тела плюс вербальным, логическим и линейным мышлением. Можно, следовательно, ожидать, что художник больше полагается на свое правое полуша- е а университетский профессор — на левое. У большинства из нас доминирует левая половина мозга. Некоторые недавние эксперименты с участием высокогипнабельных испытуемых показали, что они значительно лучше выполняют задачи для правого полушария, чем плохо поддающиеся гипнозу люди.

Однако события, происходящие в мозге во время гипноза, включают в себя гораздо больше, чем просто переключение на недоминирующее полушарие. Сама по себе смена ведущей роли между полушариями, похоже, происходит не всегда, а преимущественно у легко гипнотизируемых людей. Более того, доминирующее в норме полушарие во время гипноза тоже активно, причем активность того или иного полушария в каждый конкретный момент, по-видимому, зависит от рода задачи, поставленной перед испытуемым. Отсюда следует, что переключение между полушариями, возможно, нельзя назвать причиной гипнабельности, оно является лишь частью общей способности хорошо восприимчивых к гипнозу людей переходить из одного состояние в другое — отстраняться. Работа по исследованию связей гипноза с деятельностью мозга еще не завершена. Так, например, ранние исследования вроде бы указывали на то, что высокогипнабельные люди — это те, у кого легко наступает альфа-состояние. Волны альфа-диапазона (8-13 Hz) — это «тот производимый мозгом шум, когда мозг бодрствует, но мало работает», например, человек уже проснулся, но держит глаза закрытыми. Однако современные данные говорят о том, что для гипнабельных субъектов и, быть может, для гипноза вообще характерен более медленный тета-ритм (4-7 Hz), соответствующий состоянию дремоты.

Экспериментальные данные указывают на то, что чувствительность к гипнозу каждого конкретного человека можно улучшить, как если бы она была неким навыком, доступным для освоения. Хотя опыт практикующих гипнологов показывает, что повышение уровня восприятия, скорее, связано с преодолением начального сопротивления. Дело не в том, что пациенты чему-то Учатся, просто они становятся менее пугливыми и начинают больше доверять врачу. Существует и другая точка зрения — довольно сильная и интересная теория,— в соответствии с кото рой проще игипнотизировать человека, когда естественные рш - мы его тела протекают в режиме расслабленного состояния.

Можно ли сопротивляться гипнозу, как это, к примеру, делал Ким в новелле Редьярда Киплинга (1901), повторяя про себя таблицу умножения, дабы не допустить галлюцинаций, которые ему приказывали видеть? Конечно, можно. Вы должны захотеть поддаться гипнозу, а иначе все бесполезно Суще- сгвуют способы борьбы с вашим нежеланием, и, как я уже говорил, Милтон Эриксон был в этом мастер. Но даже ему для успешного преодоления сопротивления пациента необходимо, чтобы тот подсознательно захотел быть загипнотизированным, несмотря на протесты своего рассудка.

Феномены гипноза

Гипнотические феномены могут быть разделены на разный категори”. Во-первых, происходят изменения в работе гладкой мускулатуры, отвечающей за непроизвольные сокращения: дыхание становится глубже, в животе урчит, глаза увлажняются, какие-то мышцы конвульсивно по іергиваются, ритм сердца и пульс ускоряются или замедляются. Вы 4} вствуе ге вялость и тяжесть в руках и ногах. Эти феномены пегко объяснимы, они суть признаки легкого гранса или обычного расслабления. Но по мере углубления транса начинают проявляться более необычные феномены: происходят изменения в работе поперечнополосатых мышц, отвечающих за волевые сокращения, перемены в чувственном восприятии, могут возникнуть галлюцинации и некоторые другие явления психического порядка. Нельзя думать, буцто эти феномены характерны единственно и только для гипноза, они могут возникать спонтанно или, например, при наркотическом опьянении. Но для нас важно, что все они индуцируются также и в ходе гипноза, что сыграло немаловажную роль в егс истории.

Изменения в работе произвольных мышц

Каталепсия — это состояние, когда одна мышца или группа мышц становятся неподвижными. Многие гипнотизеры говорят в начале введения: «Вы не можете открыть глаза. Как бы. вы ни старались, ваши веки закрыты плотно, словно заклеены». Проба на невозможность открыть глаза является для гип- цотизера одним из способов проверки успешности погружения. Мышцы век стансвя гея каталептичными. Полная каталепсия, когда все тело становится твердым, и есть то, что применяют гипнотизеры на сцене в уже описанном трюке под названием «человек-доска». Однако гипнотизер может внушить и каталепсию руки, ноги или чего угодно. Иногда наблюдается и противоположный эффект, аномальная пластичность.

Другими изменениями являются расслабление, возникающее как естественный результат комфортного самочувствия клиента в кабинете гипнотизера, и рост мускульной силы. Знаменитый английский психолог Дж. А. Хэдфилд измерил силу у трех мужчин в нормальном, бодрствующем состоянии. Они выжали, в среднем, сто один фунт15. Затем он загипнотизировал ш и внушил, что они ослабли; при этом каждый выжал всего лишь около двадцати девять фунтов. Потом, не выводя из гипноза, он сменил внушение на противоположное, что они стали очень сильными,— и средний жим поднялся до ста сорока двух фунтов Таким образом, испытуемые оказались способными увеличить СВОЮ СИЛ)' на сорок процентов. Польза от применения данного феномена в спортивном гипнозе— очевидна. Хотя этот феномен был подтвержден массой других исследователей, неизменной характеристикой гипнотического состояния он все-таки не является, и сейчас многие психологи считают, что мышечные показатели увеличиваю" ;я, скорее, в результате усиленной мотивации, а не чего-то, присущего самому гипнозу Однако в пользу гипнотической природы роста таких способностей свидетельствуют сообщения о шаманах, развивающих в состоянии транса удивительную сил).

Изменения в чувственном восприятии

В работе наших органов чувств может произойти два вида изменений. Во-первых, возможно обострение ощущений. Его обозначают специальным термином—гиперестезия. Иногда результат гиперестезии бывает совершенно удивительным, что, возможно, объясняет многие якоб^л паранормальные явления, столь любимые у исследователей девятнадцатого века. Человек под гипнозом, например, может различить слова, написанные на листке бумаги, который он сам никогда не видел, если кто-то другой смотрит на этот листок; на самом же деле он ориентируется по отражению слов в \ лазах читающего. Во время шоу гипнотизеры нередко собирали у публики носовые платки, перетасовывали их и давали испытуемым, чтобы те вернуть, платки владельцам; возможно, здесь играло роль обостренное обоняние. Испытуемые замечают малейшие перепады . омпературы, разницу в весе вплоть до пяти грамм. Во всем этом поражает не сама по себе способность человека к обостренному восприятию чего- либо. Если вы вдруг ослепнете и попадете в незнакомое помещение, то через несколько дней научитесь избегать препятствий, ориентируясь исключительно на слух. Так что гиперестезия :ia- ложена в каждом человеке. Замечательна здесь быстрота «пробуждения» в испытуемом новой способности. Быть может, это результат сужения фокусировки внимания.

К другим важным изменениям относятся анальгезия и анестезия. Первый термин, как правило, обозначает локальную потерю ощущения, а второй — бессознательное состояние, побочным результатом которого является полная потеря чувствительности. Данные феномены хорошо знакомы нам по телевизионным и прочим выступлениям гипнотизеров. Все мы знаем, что загипнотизированный человек может уколоться булавкой или обжечься сигаретой и ничего не почувствовать. Прикладное значение здесь очевидні, особенно в медицине, во времена, когда еще отсутствовали чадежные анестезирующие средства. И сейчас анестезия с помощью гипноза не потеряла своей актуальности, поскольку многие пациенты страдают аллергией на обезболивающие препараты или просто хотят избежать попадания лишней «химии» в свой организм. Перед внушении [ полной анестезии гипнотизер обычно проверяет восприимчивость клиента с помощью «перчаточной» (потеря чувствительности ограничивается ладонью) или «рукавной» (то же, но на всей руке целиком) анестезии. Способность не ощущать боль, вероятно, самый поразительный, а в медицинском контексте — и самый важный феномен, связанный с гипнозом. Я буду возврг - щаться к нему время от времени на протяжении книги.

Гипнотизер также может «обмануть» наши органы чувств и вызвать галлюцинации. Они бывают позитивными и негативными. Позитивная галлюцинация — когда субъект воспринимает то, чего нет, а негативная — когда не может воспринять то, что есть. Оба вида галлюцинаций очень легко индуцируются во время гипноза и, конечно, относятся к излюбленным номерам всех эстрадных гипнотизеров: «Вы держите в руках букет цветов. Почему бы не подарить его вон той девушке?» Иногда появление галлюцинаций связано с постпшнотическими внушениями. Терапевтической целью подобных галлюцинаций является вызов ТОЙ самой абреакции, о шіцающего эмоционального разряда, о котором я упоминал раньше. Предположим, пациент боится пауков; галлюцинации с их участием могут принудить его встать лицом к лицу со своим страхом и преодолеть его. В «Царстве нереального» Амброза Бирса (1890) загипнотизированные люди видят предметы и даже события, никогда не имевшие места. Несмотпя на то, что факт гипнотических галлюцинаций хорошо установлен, для их индукции необходимы команды со стороны оператора; они не могут возникнуть самопроизвольно ниоткуда, как это описывается в рассказе Бирса.

Различные психические явления

Наиболее важное психологическое изменение — настолько важное, что оно часто рассматривается как определение гипноза— это гиперсуггестивность. Поскольку спонтанных гипнотических феноменов очень мало, в основном они возникают лишь по команде гипнотизера, можно сказать, что большинство из них объясняется возросшей внушаемостью, суггестивностью.

Искажение восприятия времени. Наряду с каталепсией относится к спонтанным феноменам гипноза. Полчаса проходят, словно пять минут. Иногда искажение времени приводит к появлению способности выполнять сверхзадачи. В одном опыте женщина с успехом насчитала на кусте хлопка восемьсот шее тьдесят два шарика за три секунды. У нее даже хватило времени на проверку под листьями, чтобы не пропустить ни одного.

Сверхскоростное обучение и творчество. Эксперименты, произведенные за железным занавесом в Советской России, показали, что загипнотизированный человек может выучить от ста двадцати до стг пятидесяти иностранных слов в час. Учитель должен их произносить особым образом, меняя ласковый тон на командный голос, а успокаивающая музыка помогает создать благоприятствующий скоростному обучению фон. Однако более надежный способ улучшения обучения при помощи гипноза — это дать клиенту расслабиться и отодвинуть в сторону все тревоги и прочее, мешающее обучению. Именно так могут быть вскрыты дремлющие таланты. В настоящее время причина усиления іворческих способностей благодаря гипнозу не вполне ясна. В соответствии с одной из самых интересных теорий, предложенных психологом Пэтом Бовер- сом, предполагается, что гипноз задействует в мозгу нейронные сети, не подвластные сознательному контролю (отсюда та легкость и естественность, о которых часто говорят испытавшие гипноз). В этих сетях устанавливаются новые ассоциаці л а создание новых ассоциаций и является творческим процессом.

Спонтанная возрастная регрессия. Я уже упоминал возрастную регрессию в качестве одной из методик лечения, однако стоит отметить, что иногда она происходит спонтанно во время гипнотического транса. У Марселя Пруста вкус печені я «мадлен» немедленно вызывал воспоминания о прошлом. Точно так же и в ходе транса какое-нибудь ощущение может внезапно пробудить воспоминания детства, и испытуемый переживет их заново. Гипнотизер легко определяет, когда такое случается, потому что голос и фразы испытуемого начинаю: звучать по-детски.

Паранормальные явления. Оккультные исследователи, особенно в девятнадцатом столетии, связывали возникновение паранормальных явлений с тем, что индивид задействует в ходе гипноза некий другой уровень разума. Ст этого, как полагали, и случается телепатия, предскг зание будущего и ясновидение. В наши дни такое объяснение никого не устраивает. Если что-то подобное и случается, то, как правило, не в связи с гипнозом. Хотя если бы удалось показать,— а идея сама по себе не является абсурдной,— что гипноз повышает вероятность вхождения в рассредоточенное состояние, наподобие грез наяву, при котором по парапсихологическим исследованиям улучшаются пси-способности, то связь между гипнозом и паранормальными явлениями следовало бы пересмотреть и оценить по-новому.

Я должен кратко упомянуть здесь о пусковых механизмах психосоматического лечения и даже о контролировании органических функций, таких, как кровотечение, температура тела и слюновыделение. Это подлинно гипнотические явления, и они столь важны, что я собираюсь отложить рассказ о них до одиннадцатой главы, где подробно рассказывается о современной теории и практике гипнотерапии.

Гипермнезия и амнезия

Гипермнезией называют состояние, когда испытуемый воскрешает в памяти события, о которых в сознательном состоянии вспомнить не мог. О памяти я расскажу подробнее в восьмой главе, здесь же повторю только свое мнение о механизме явления. Как я уже говорил, гипноз снижает порог критического отношения. Фрагменты воспоминаний, которые обычно считались слишком неточными и не воспринимались всерьез, теперь могут проходить сквозь критический фильтр и приниматься на веру. Гипермнезия чрезвычайно неустойчива: вам или удается вспомнить то, что действительно было, или не удается, существует также вероятность принять ложное воспоминание за истинное.

65

Амнезия — другой известный феномен гипноза, который часто используется в литературе и кино. Однако, к несчастью для писателей, спонтанная амнезия — явление крайне редкое и, как правило, ограничивается теми людьми, которые могут входить в глубокий транс. Гораздо чаще амнезия возникает благодаря намеренным внушениям гипнолога, преследующего те или иные медицинские цели. В спонтанной же амнезии таинственного не больше, чем в забвении ночных снов: вы помните, что видели какой-то сон, но не можете представить его в словах и картинах. Одна девушка, у которой я брал интервью, быта загипнотизирована во время представления и проделывала очень необычные, но не унизительные действия вроде сворачивания в позу зародыша и тому подобное. Так вот, потом она почти ничего не помнила о происходившем, пока подруги не спросили: «Разве ты не помнишь, как делала то-то и то-то?» Ее рассказ, в смысле возвращения памяти, был похож на утреннее пробуждение после тяжелой попойки. Возникновение спонтанной амнезии иногда может объясняться тем, что чем глубже вы погружаетесь, тем с большей вероятностью сталкиваетесь с материалом, вытесненным в подсознание, с материалом, который ваше сознательное «Эго» отказывается воспринимать. Другой причиной может быть самовнушение, то есть некоторые люди верят в обычность амнезии и, таким образом, сами и вызывают ее у себя под гипнозом.

Постгипнотичєскиє внушения

Факт того, что человек может действовать согласно установкам, внушенным под гипнозом, когда сеанс уже закончился, поражает воображение. Все феномены, которые мы обсудилі можно вызвать и постгипнотически, особенно негативные и позитивные галлюцинации. Конечно, постгипнотичєскиє внушения популярны у эстрадных гипнотизеров, которые говорят испытуемым, что даже после пробуждения при слове «четверо» те буду г подпрыгивать в воздух и размахивать руками. Пусковое слово затем намеренно произносится. Хороший гипнотизер обычно внушает сразу нескольким субъектам разные действия в ответ на различные пусковые слова. В гипнотерапии клиенту, который хочет бросить курить, внушается, например, что вкус сигарет будет для него отвратительныг Часто отмечается, что выполняющие постгипнотическую команду люди находят, если, конечно, у них получается, оправдание своим действиям. Вот простейший пример: вам сказали почесать левую коленку, и вы ) верены, что действительно чувствуете в ней зуд. В более сложных случаях, если вас, допустим, попросили открыть книгу на заданной странице и прочитать абзац, вы скажете, что старались, мол, найти отрывок, который особенно любите.

Надежность постгипнотических внушений не стопроцентная. Если человеку велят выполнить действие в определенное время, он может его вообще не выполнить, или выполнить в другое время, или у него возникнет только побуждение выполнить это действие. Человек всегда имеет выбор, подчиниться ему или нет. Однако чаще внушения все-таки действуют. Спорным является вопрос, впадает ли человек в некий транс при выполнении постгипнотического внушения (некоторые психологи, такие, как Ева Баньи, пользуются термином «возбуждеї ное состояние трансах»)? Гипнотические шоу вызывают порой законную тревогу: «А что если гипнотизер, который только что зозвратил жертву обратно на свое место с внедренным постгип- отическим внушением, случайно даст ей уйти из театра, не странив внушение?» Как долго может это длиться? Ведь кол- теги по работе немало удивятся, если при словах «Как насчет іанча в четверг?» кто-то начнет прыгать и размахивать руками! 1 осттипнотические внушения могут работать долгое время. Я ;лышал об одном гипнотизере, который сказал своему пациенту другу: «Как только я дотронусь до твоего пальца, ть будешь мгновенно загипнотизирован». Четырнадцать лет спустя он случайно на вечеринке коснулся пальца того парня, и — раз! — голова человека откинулась на спинку кресла.

Некоторые психологи, такие, как Дж. Милн Брэмвелл, успешно ставили эксперименты, в которых испытуемые с очень небольшой погрешностью угадывали необходимый промежуток времени: «Через двадцать одну минуту вы сделаете то-то и то-то». Как отмечает Уильям Джеймс в «Многообразии религиозного опыта» (1902), эти эксперименты важны, ибо свидетельствуют о наличии у людей неординарных способностей. Есть, например, подсознательная часть нашего разума, которая может точно отсчитывать пройденное время. Очень многим людям знакомо переживание, когда они говорят себе перед сном: «Я должен проснуться в шесть часов ровно», и, не прибегая к помощи будильника, действительно встают вовремя

Скрытый наблюдатель

Я уже упоминал, что психологи, изучающие гипноз, при случае используют автоматическое письмо. Приведу один очень известный эксперимент. Профессор Эрнест Хилгард (Ernest Hilgard) из Стэнфордского университета был озадачен тем, что при использовании гипноза для обезболивания пациент сообщает об отсутствии боли, хотя обычные непроизвольные ин- дикаторь боли (такие, как КГР — кожно-гальваническая реакция16) свидетельствуют об обратном. Он индуцировал рукавную анестезию, в результате которой пациентка могла держать руку в резервуаре с ледяной водой. Он спросил ее, что она чувствует, и та ответила: «Ничего, никакой боли». Однако он также попросил ее с помощью другой руки информировать о появлении боли, ранжируя степень болевых ощущений по шкапе от одної ч. до десяти. Тощ? она, по-прежнему громко отрицая боль, начала писать серию возрас тающих цифр, показывающих усиление болевых ощущений, что естественно при погружении руки в ледяную воду. Отсюда и из некоторых других эксперимен тов Хилгард вывел существование в нас так называемого «скрытого наблюдателя. > — некой части нас самих, которая бодрствует даже во время перехода сознания в иное состояние. Скрытый наблюдатель не чувствует боли, но осознает ее, даже если боль заблокирована или скрывается за порогом амнезии.

*

Сам Хилгард всегда очень сдержанно отзывался о назначении скрытого наблюдателя. Он никогда не разрешал себе вслух произнести (на словах он все отрицал), что его эксперименты продемонстрировали существование более глубокой части нас самих, которая всегда бодрствует и которую мы можем иногда осознавать. На самом деле только половина испытуемых в его экспериментах выявляла скрытого наблюдателя, да и то если они относились к «высшим», то есть обладали высокой гипнабельно- стью. Он заключні, что по сравнению с другими людьми «высшие» более искусны в отстранении и потому с большей вероятностью могут ощутить присутствие скрытого наблюдателя.

Но экспериментальные данные и случаи из жизни указывают на то, что скрытый набтюдатель есть в каждом, и я сам придерживаюсь такого же мнения. Людям, пратс икующим медитацию <как и всем, кто когда-нибудь видел «пророческие» сны), наверно, знакомо ощущение когда вы спите и одновременно понимаете, что спите. Феномен «хирургической памяти», при котором пациент под анестезией слышит и запоминает комментарии хирургов, особенно если они могут травмировать широко известен в медицинских кругах и заставляет хирургов быть гораздо более осторожными в своих выражениях, дабы послеоперационному лечению не повредило дурное расположение духа больного. Пережившие автомобильную аварию нередко рассказывают, как откуда-то возникала «высшая» часть их существа и действовала с такой скоростью, что все происходящее казалось замедленной съемкой события. (Возможно, это объясняет, каким образом упомянутая ранее женщина смогла насчитать так много шариков хлопка на кусте за столь короткое время.) Все это формы отстранения (диссоциации). Вот как один из испытуемых описывает скрытого наблюдателя:

Скрытый наблюдатель — аполитичный, безэмоцио- нагьпый, деловой... Скрытый наблюдатель — это часть меня. Есть «Я первый», «Я второй» и «Я третий». «Я первый» загипнотизирован, «Я второй» загипнотизи рован и наблюдает, «Я третий» действует, кс?да я пробужден... Скрытый наблюдатель осведомлен обо всем, что происходит; поле зрения у пего чуть уже, чем у «Я третьего», он словно спит и одновременно не спит, при этом полностью осознает ва:ии действия... Скрытый наблюдатель видит больше, задает больше вопросов, он все время в курсе происходящего, но искать контакта (с ним) совершенно излишне... Он как ангел-храни- телъ, оберегающий от действий, которые замарали бы вас... И пока кто-нибудь не скалсет мне вступить в контакт со скрытым наблюдателем, я не буду этого делать. Он просто там.

Иногда, особенно в критические моменты жизни, события оставляют на нас свой отпечаток. «Если бы я не пошел именно в этот детский сад, я бы никогда не встретил сестру Бобби, которая потом представила меня Марте, что привело к походу в Эксетер в тот день и встрече с женщиной, которой предстояло стать моей женой»,—что-то вроде этого. Похоже, существует скрытая часть каждого из нас, организующая наши поступки в масштабе всей жизни, не отвлекаясь на ежесекундные детали. И хотя Хилгард смог выявить скрытого наблюдателя только у половины своих пациентов, я думаю, что он есть у всех. Может быть, они чересчур привыкли к нему и не подозревали, что ищут что-то очень знакомое; или он слишком глубоко запрятан и обладает чрезвычайно тонкой организацией, чтобы его можно было так просто увидеть.

Предположение и предупреждение

При обзоре феноменов гипноза кое-что странное бросилось мне в глаза, и я отважился выдвинуть следующее предположение. Эксперименты Хилгарда по выявлению скрытого наблюдателя привели его к выводу, что метод гипнотического обезболивания не избавляет от боли на самом деле, а Прячет ее за «барьером, похожим на амнезию», как он его назвал. Это связывает воедино три главных феномена гипноза: скрытого наблюдателя, анестезию с анальгезией и амнезию. Пойдем дальше и свяжем анальгезию не только с амнезией, но и с каталепсией. Вы бы не смогли держать руки вытянутыми на уровне плеч в течение пятнадцати минут, если бы не сдерживали боль. Так в один узел увязываются сразу четыре гипнотических феномена.

Более того, есть основание полагать, что и искажения времени связаны с амнезией. Не говорят «время движется медленно», только — «время прошло медленно». Значит, только оглянувшие назад, вы можете оценить, быстро или медленно текло время Время сжимается, и полчаса проходят, как пять минут, лишь тогда, когда вы, оглядываясь на эти полчаса, припоминаете событий только на пять минут, забывая все остальное. В ходе гипноза этому дополнительно сіііл;обствует сужение фокуса вашего внимания, которое ограничивает количество переживаемых событий.

Я полагаю, что в феноменах гипноза можно обнаружить аналогию с «единой теорией поля» в физике. Необходимо выявить тот единственный феномен гипноза, который сможет объяснить сразу все уже имеющиеся. В настоящее время ставки, в основ ном, де іаются на способность диссои кировать или менять состояния сознания. Большине гво прочих феноменов гипноза можно подогнать под одну планку с помощью предположения, что вы переключаетесь с одного способа мышления на другой, более свободно оперирующий категориями образов и принципиально по-новому комбинирующий ранее возникшие мысли и идеи.

Однако если мы говорим подобным образом о феноменах гипноза, как субъективных, так и объективных, значит, мы признаем, что гипнотический транс — это весьма определенное, особенное, отличное от других, измененное состояние сознания (ИСС)17 со своими собственными признаками и симптомами. Данная идея в высшей степени противоречива. И хотя в истекшем столетии мало у кого вызывала сомнение связь между гипнозом и ИСС (и до сих пор есть люди, бездумно придерж* вающиеся такого мнения), последние 50-60 лет по этому и некоторым другим родственным вопросам ученые вели ожесточенные споры. Можно с уверенностью сказать, что в среде профессиональных психологов, наверное, нет ничего, что привело бы к появлению столь же контрастных и несовместимых точек зрения. Они спорят не только по поводу того, что представляет собой гипноз и с чем его едят, но даже и по поводу того, существует ли он вообще (некоторые предпочитают помещать слово в уст-

пашающие кавычки); они не могут прийти к единому мнению по доводу метода най іучшего измерения гипнабельности и необходимости поиска такого метода; они спорят о техниках введения и о том, чего и сколько можно достичь с помощью гипноза; они расходятся і том, можно ли отнести другие методики, такие, как акупунктуру, к гипнозу или нет. Доказать существование гипнотического транса настолько трудно, что маг Крескин (Жорж Кресге) предложил вознаграждение в сто тысяч долларов каждому, кто это сделает; и уже отбил на суде пар; весьма обнадеживавших притязаний. Боюсь, прочтение данной книги не поможет вам добиться награды, но, надеюсь, она убедит вас в том, что гипнотическое состояние действительно существует.

В НАЧАЛЕ

В начале (или почти в начале, в сущности, не важно) был, возможно... гипноз. «И погрузил Господь Бог человека в виепкий сон; и когда тот уснул, взял одно из ребер его...»,— читаем мы в книге Бытия (Быт. 2:21). Конечно, здесь нет ссылки на гипноз, и вообще не сказано, каким образом Господь Бог навел на человека сон, однако один или два писателя-энтузиаста цитировали данное место именно в русле гипнотизма А может; Бог использовал наркотические растешь, растущие в Эдеме? Но если бы цитата и относилась к гипнозу, то она означала бы одновременно и первое упоминание о хирурі ми. произведенной под гипнозом, поскольку спящий Адам был подвергнут крайне болезненной операции — сотворению женщины из запасного ребра!

Однако шутки в сторону! Стоит только взять книгу по гипнозу, как тут же, в первой главе или даже в первом параграфе мы читаем: «Гипнотизм — это старинное искусство, его секреты были известны древним египтянам и грекам и дошли до наших дней». Конечно, энтузиастам простительно желание придать своему любимому предмету ауру почитаемой античности, но, я надеюсь, истина имеет не меньше прав на существование, нежели такого рода фанатичная преданность. К сожалению, утверждения о древности гипнотизма никогда не подкрепляются сносками на соответствующие авторитетные источники. Нам придется взглянуть на все свежим взглядом, т. е. заново проверить тексты. Таковых совсем не много,

к тому же большинство из них весьма сомнительно. В целом, предыстория гипнотизма на Западе до появления Месмера очень слабо документирована и трудно воспроизводима.

<< | >>
Источник: РОБИН УОТЕРФИЛД. Гипноз. Скрытые глубины. История открытия и применения. 2006

Еще по теме Гипнотический транс: на что это похоже:

  1. Глава XXV (Что) хотя о добром ангеле говорится, что он не может грешить только потому, что имеет такое знание после падения диавола, — все равно это к славе его
  2. Глава XI О ТОМ, ЧТО НЕПОЗВОЛИТЕЛЬНО СОЗДАВАТЬ КАКОЕ-ЛИБО ЗРИМОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ БОГА И ЧТО ДЕЛАЮЩИЕ ЭТО ВОССТАЮТ ПРОТИВ ИСТИННОГО БОГА77
  3. ЧТО ЭТО БЫЛО?
  4. Что все это значит?
  5. ЧТО ЖЕ ЭТО ТАКОЕ — КАСТА?
  6. Украина – что это такое?
  7. Белоруссия – что это такое?
  8. Эго — это не что-то личное
  9. Что делать, если это не так?
  10. Что делать, если это не так?