<<
>>

ПОЧЕМУ Я НЕ РЕЛЯТИВИСТ?

Моя неудача представить какую-либо метафизическую картину или проЬто объяснить возможность референции, истины, оправдания, ценности и т. п. часто вызывает вопрос: «Почему же тогда Вы не релятивист?» Я согласен с вопросом (и даже с раздражительностью, которая часто его сопровождает), потому что я могу согласиться с необходимостью знать, иметь целостное объяснение, включающее мыслителя в процесс открытия целостного объяснения того, что оно объясняет.
Я пе говорю, что эта необходимость является «избирательной» или продуктом XVI века, или что она осповывается на ложном предположении, что не существуют на самом деле такие вещи, как истина, оправдание или ценность. Я говорю о том, что проект обеспечения такого объяснения провалился,

Ои провалился не потому, что демонстрировал нелегитимную необходимость — что, может быть, более достойно уважения, чем человеческая потребность знать, — а потому, что вышел за пределы любого понятия объяснения, которым мы обладаем. Сказать это, возможно, не означает оставить навсегда великие проекты Метафизики и Эпистемологии (гадать, что принесет следующее тысячелетие или другой глубокий поворот в человеческой истории, подобный Ренессансу, не наше дело), а означает, что пришло время для моратория на Онтологию и Эпистемологию. Или так: пришло время для моратория на такого рода онтологические спекуляции, которые стремятся описать Содержание Универсума, и сказать нам, что Там Действительно Есть и что такое Собственно Человеческая Проекция, и для моратория на такого рода эпистемологические спекуляции, которые стремятся дать нам Единственный Метод, которым могут быть оценены все наши воззрения.

Объявление «моратория на эти проекты» является, в сущности, противоположным релятивизму/ Вместо того чтобы смотреть с подозрением на утверждение, что некоторые ценностные суждения являются разумными, а некоторые неразумными, иди, что некоторые Воззрения являются истинными, а некоторые ложными, или что некоторые слова имеют значение, а некоторые нет, я стремлюсь вернуть нас назад именно к утверждениям, которые мы постоянно делаем в конце конце» в нашей повседневной жизни. Принятие «очевидной картины» или жизненного мира (Lebenswelt), мира, как мы его проживаем, требует от нас, кто был (лучше или хуже) философски обучен, чтобы мы одновременно вернули наш смысл загадки (поскольку это является загадочным, что что-то может одновременно быть в мире и быть о мире) и наш смысл общего (то, что некоторые идеи «неразумны», является, в конце концов, общим фактом — только сверхъестественные понятия «объективности» п «субъективности», которые мы узнали из Онтологии и Эпистемологии, делают для нас неприемлемым существование в целом).

Оставляю ли я, тем самым, вообще какое-либо занятие для философов? И да, и нет. Сама идея, что поэт может говорить поэтам, приходящим после него, «что нужно делать», или новеллист может говорить новеллистам, приходящим после него, «что нужно делать», представляется абсурдной. Тем не менее, мы продолжаем ожидать от философов не только достижения того, что они могут достичь — иметь озарения, делать различения, следовать доказательствам и т. п., — но и сказать философам, которые придут за ними, «что нужно делать». Я предлагаю, чтобы каждый философ оставлял более проблематичным для философии то, что ей предстоит сделать. Если я в чем-то и согласен с Деррида, так это с тем, что философия является письмом, что она должна сейчас учиться быть письмом, чей авторитет должен постоянно завоевываться вновь и вновь, а ие наследоваться или признаваться, поскольку это — философия. Философия представляет собой, в конце концов, одну из гуманитарных, а ие естественнонаучных дисциплин. Однако, это ничего не исключает ни символической логики, ни уравнений, ии доказательств, ни эссе. Мы, философы, наследуем область, а ие авторитет. В конце концов, эта область восхищает множество людей. Если мы не разрушили окончательно это восхищение нашими строгостями или положениями, то есть нечто, за что мы действительно должны быть благодарны.

<< | >>
Источник: Грязнов А.Ф.. Аналитическая философия: Становление и развитие (антология). Пер. с англ., нем. — М.: «Дом интеллектуальной книги», «Прогресс-Традиция». — 528 с.. 1998 {original}

Еще по теме ПОЧЕМУ Я НЕ РЕЛЯТИВИСТ?:

  1. 5. В ЛОГОВИЩЕ РЕЛЯТИВИСТА
  2. 2. Скептики и релятивисты
  3. Почему мы спрашиваем «Почему»?
  4. 3.4. Почему убивают праведников?
  5. Глава 27 ПОЧЕМУ?!
  6. Почему жизнь?
  7. Почему Пекин?
  8. ПОЧЕМУ ОНИ НАС НЕНАВИДЯТ?
  9. Почему именно такая Вселенная?
  10. Почему мы сопротивляемся познанию?
  11. КТО И ПОЧЕМУ?
  12. Почему появилась эта книга?
  13. Глава 2. Почему я не люблю себя?
  14. I. Почему постдемократия?
  15. Джеймс Дэвис: почему происходят революции?
  16. ПОЧЕМУ ОТМЕНИЛИ ВЫПЛАТЫ КУРСАНТУ МВД?
  17. § 13. Почему «небыть» лучше, чем быть?