<<
>>

ЧАВЧАВАДЗЕ

609

20 Антология, т, 4

Илья Григорьевич Чавчавадзе (1837—1907) — выдающийся писатель-мыслитель, популярнейший деятель национально-освободительного движения в Грузии XIX е. Окончил юридический факультет Петербургского университета.

Мировоззрение Чавчавадзе сложилось на почве грузинской действительности, под влиянием идей русских революционных демократов. Чавчавадзе — революционный демократ, борец против крепостничества и само- державия — стоял на позициях философского материализма, критиковал идеалистические взгляды на природу. В 80-х годах он выдвинул идею примирения классов и сословий, но, несмотря на это, до конца жизни остался непримиримым врагом царизма и сторонником буржуазно- демократического прогресса.

Фрагменты из произведений Pi. Г Чавчавадзе подобраны автором данного вступительного текста Ш. Ф. Ма- медовым по изданию: П. К. Р а т и а н и. Илья Чавчавадзе. М., 1958.

[ФИЛОСОФИЯ]

Жизнь есть единая река, образуемая из двух больших потоков; один питает тело, другой — дух. Если иссякнет любой из них — организм нации умрет, как дух без тела или тело без духа. [...] Жизнь есть корень, а искусство и наука — ветви, вырастающие из него. Как ветви, выросшие из-под земли, покрываются плодами и, созрев, опять отдают в землю свои семена, чтобы они вновь пустили новые корни и на этих корнях снова взросли новые ветки, так и ветки, выросшие на корнях жизни, — наука и искусство — несут на себе плоды жизни и, когда созревают для семян, снова отдают их жизни, чтобы снова появилась на них завязь новой жизни. Вот такое отношение имеет сознание к жизни и в свою очередь жизнь — к сознанию (стр. 46).

Всякий человек, у которого глаза не застланы туманом, видит, что жизнь сегодня уже не та, что была вчера, что она меняется, идет вперед и несет обновление всему. Нравы, обычаи, мысли, чувства и выражающий их язык меняются под всемогущим влиянием движения. То, что вчера еще человеку представлялось нерушимой истиной, было облечено его уважением, как неизбежная необходимость, часто случается, что сегодня уже кажется ошибкой, да еще такой грубой, что вызывает наше удивление: как мог прежний человек признавать нерушимой истиной такую явную нелепость, как он мог быть лишен разума и зрения настолько, что не умел отличать белого от черного и черное называл белым. И разве так случается оттого, что мы умнее тех, прежних людей? «В чужой войне человек — мудрец», — говорит Руставели. Если мы даже при нашей хваленой разумности были бы окружены той обстановкой и обстоятельствами, которыми был окружен прежний человек, не думаю, что мы смогли бы избежать общей ошибки, над которой мы так высокомерно смеемся сегодня. [...]

Вся история человечества во всех ее сферах, где человек имеет победоносный успех или ие имеет его, есть не что иное, как нескончаемая борьба между «да» и «нет». Всякая истина, всякое дело, которое человечество открыло для улучшения, усиления и возвеличения жизни, сердца и ума людей, достигнуты путем борьбы между этими «да» и «нет». Открытие истины и дело того или иного устроения и упорядочения жизни не имеют иного пути, иомимо этого единственного. В сердцевину какого бы предмета или явления, созданного руками или разумом человеческим, мы ни заглянули, всюду увидим, что все они вышли из огня и бури, т. е. из борьбы между этими «да» и «нет». Правда, победа одного из них — «да» или «нет», положительного или отрицательного — не всегда означает победу истины, но все же борьба между «да» и «нет» является единственным путем для поисков и открытий истины. Недаром одним ученым мудрецом сказано, что к ошибке ведут тысячи дорог, к истине же один- единственный путь. И путь этот есть противопоставление «да» и «нет».

20'

611

Вот почему отрицание (нет) самостоятельно, без противопоставления ему положительного утверждения (да), без борьбы с ним совершенно бессильно при поисках истины, точно так же как бессильно положительное утверждение (да) в случаях, когда оно самостоятельно решает вопрос. Борьба между «да» и «нет», их противопоставление друг другу и поиски правды этим путем есть критика. А критика по природе своей нечто такое, что в одно и то же время, при изучении одного и того же предмета заставляет действовать и «да» и «нет» для открытия истины, для установления правды (стр. 51—52), Мкинвари! [...] Величествен он, тих и спокоен, но холоден и сед. Вид его поражает, но не волнует меня. Он леденит и не греет, одним словом, он по-настоящему Мкинвари. Всем своим величием Мкинвари вызывает только удивление, но не любовь к себе. К чему мне его величие? Мирские треволнения, вихри и бури, людские радости и печали не вызывают дрожи даже единого мускула на его высоком челе. Хоть и стоит он на земле основанием своим, но головой упирается в небеса и, надменно отвернувшись в сторону, остается недосягаем. Не люблю я ни такой высоты, ни такого отступничества, ни такой недосягаемости. Да будет благословен богом все тот же бешеный, неуемный, упрямый, непокорный и взбаламученный Терек. Сорвавшись с груди черной скалы, с ревом несется он, и ревом же ответствует ему окрестность. Люблю я скорбные вопли Терека, его неукротимую борьбу, ропот и сетования. Терек представляется мне волнующим и примечательным выражением проснувшейся человеческой жизни; в его мутных водах виден весь перегар бедствий страны.

Нет, не люблю я Мкинвари, его холод студит, а белизна старит! Он высок! К чему мне его высота, если я не достигну до него, а оп не склонится ко мне. Нет, не люблю я Мкинвари... Счастлив ты, Терек! Ты хорош тем, что пе знаешь покоя. А ну-ка остановись хоть на краткий миг, и ты обратишься в вонючее болото, и этот устрашающий рев твой заменится кваканьем лягушек. Движение, и только движение, мой Терек, даст силу и жизнь всей Вселенной, всему миру. [...]

Всюду, где только достойный истории народ живет самостоятельно, существует двоякий строй мысли, и в этом двояком строе мыслей заключается течение жизни. Один из них тот, который уже найден жизнью, установлен и действует сегодня, другой — который требуется и необходим сегодняшнему дню. Эти два строя действуют неусыпно и постоянно. Когда тот строй, который необходим сегодняшнему дню, проникает в плоть и кровь если не всех, то во всяком случае большинства, будет освоен и понят большинством, тогда побеждает этот второй строй и занимает главенствующее положение во всех делах. И тогда уже этот строй занимает место первого в жизни. Разумеется, пока это случится, жизнь идет вперед и выявляет все новые надежды. Поэтому у только что победив- шего строя появляется противник — следующий новый строй. Так идет жизнь человечества, и нет конца такому ходу жизни. Сама история человечества не что иное, как подобное шествие вперед (стр. 55—56).

Силы, властвующие над Вселенной, озаряющие ее солнцем и светом, посылающие дожди, выращивающие плоды и растения, творящие другие подобные явления, были обожествляемы всеми народами на земном шаре. До тех пор, пока наука не пришла на помощь человеку в понимании явлений природы, все эти силы были непостижимы и непознаваемы для человеческого разума. Между тем разум человеческий, на какой бы ступени развития ни находился сам человек — будь он варваром или культурным, — обладает свойством: он вечно задает один и тот же вопрос про этот многокрасочный мир: что это, откуда и как? [...]

А раз это так, раз для непросвещенного человека великие явления природы остаются непонятными, то что же делать только что пробудившемуся человеческому со- знанию, как не уверовать в существование некоего всемогущего незримого существа и не приписать ему сотворения всего того, чего причину и истоки сам человек ие в силах разрешить, не в силах постигнуть? В этом надо искать причину возникновения всех тех божеств, которых древние народы, да и теперь еще живущие дикари создают для объяснения каждого такого явления, ведь божество всемогуще. Солнце — это величественное светило, льющее свет на мир, дарующее всем жизнь, луна, звезды, ветер, дождь, гром и молния, даже дерево, которое возникает из крошечного семени и вследствие какой-то таинственной, разумом не постижимой силы превращается в огромное ветвистое и тенистое растение, — все эти удивительные явления для темного человека являются тайной, непонятным и непостижимым для него всемогуществом, а отсюда недалеко до обожествления этой непостижимой силы. Сравнение верований самых разных народностей подтверждает, что разум человека всюду шел по этому пути и в каждом явлении или предмете подразумевал присутствие непостижимой силы и для каждого из них создавал отдельного бога как свидетельство, причину и исток этой силы. [...]

Такая общность направления человеческого разума должна была приводить к одинаковым выводам, и поэ- тому мы видим удивительную схожесть религии у разных народов, даже тех, исторические пути которых пе встречались... Поэтому общность религии или богов не всегда означает заимствование одним народом от другого. Вполне возможно, что в таких случаях один народ создает сам по себе такую же религию, как и другой, находящийся в подобной природе и подобных обстоятельствах (стр. 70—71).

Вы тем кичитесь,

Что обвиняете нас

В безверии, отрицании бога?

Бога несправедливого и незаконного,

Бога фальши

Наше поколение никогда не признавало; Бога коварства И лицемерия,

Бога праздности оно отрицало; Бога жадности И разбоя

Оно уступает вам подобным. Но мы верим в бога, Разящего праздных,

Спасающего обремененных и тружеников,

В бога страждущих,

В бога угнетенных,

В бога, милующего немощных;

За проповедь всеобщего братства,

Равенства,

В мире распятого,

Укрощающего сильных (мира сего),

Мироволящего слабым,

В того, кто преследуем вам подобными;

В того, кто обрушивается и попирает

Двоедушие

И лицемерие,

Кто осуждает и изгоняет

Фарисеев

и Саддукеев (стр. 77).

<< | >>
Источник: В. Богатов и Ш. Ф. Мамедов. Антология мировой философии. В 4-х т. Т. 4. М., «Мысль». (АН СССР. Ин-т философии. Философ. наследие).. 1972

Еще по теме ЧАВЧАВАДЗЕ:

  1. 8.1 Аксиологическая концепция культуры. Культурные ценности
  2. ЧЕРНЫШЕВСКИЙ
  3. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  4. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  5. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  6. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  7. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  8. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  9. ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I., 1986
  10. Басин Е.Я.. Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли), 1999
  11. Хендерсон Изабель. Пикты. Таинственные воины древней Шотландии, 2004