<<
>>

Психосоциальные ресурсы при сердечно-сосудистых заболеваниях

Психосоциальные ресурсы понимаются нами как совокупность индивиду­ально-личностных свойств человека и явных или скрытых возможностей его со­циальной среды и окружения. К ресурсам личности относят те свойства и каче­ства личности, а также возможности ее социального взаимодействия, которые расширяют возможности человека, его потенциал по достижению значимых целей и результатов.

Ресурсы у здоровых и больных могут иметь существенные разли­чия, что и обусловило наш интерес к этому вопросу.

Личностные ресурсы. Наибольшее число исследований ресурсов личности посвящено изучению таких психологических феноменов, как психологическая защита, копинг-поведение, адаптивность, личностный потенциал. Рассматривает­ся такое интегративное психологическое свойство личности, как стрессоустойчи­вость, или жизнестойкость, представление о котором активно разрабатывается со­временными авторами. Исследуются составляющие жизнестойкости, к которым относятся такие качества, как способность принимать вызов, вовлеченность, склонность принимать на себя ответственность за происходящие события [146].

В работе Т.В. Михайловой [98] подчеркивается, что компенсированные больные хронической сердечной недостаточностью менее склонны к использова­нию психологических защит, отдавая предпочтение применению конструктивных копинг-стратегий («проблемный анализ», «альтруизм», «сотрудничество», «об­ращение»). Они характеризуются адекватной самооценкой, средним уровнем агрессивности, интернальным локусом контроля, умеренно выраженной тревож­ностью и экстравертированностью.

И.Л. Гуреева [43] отмечает, что больные ИБС чаще используют такие ко- пинг-стратегии как самоконтроль, поиск социальной поддержки и принятие от­ветственности, что, возможно, способствует формированию адаптивного поведе­ния.

Социальная поддержка. Важной характеристикой функционирования лич­ности является социальная поддержка как сеть социальных контактов, система межличностных отношений, выступающих в роли ресурса для личности в труд­ных жизненных ситуациях.

Так, признаки личностной автономии в противовес социальной направлен­ности личности являются важными предикторами депрессии у больных ИБС [236]. Социальная поддержка также оказывает позитивное влияние на восстанов­ление гемодинамических показателей у больных с ССЗ в послеоперационном пе­риоде после имплантации кардиовертера-дефибриллятора [206].

Во многих работах, проведенных в рамках Западной культуры, проводится четкая связь между социальной поддержкой и прогнозом сердечно-сосудистых заболеваний. Данные о влиянии социальной поддержки в условиях других куль­тур и популяций практически отсутствуют. Японская исследовательская группа во главе с A. Ikeda [233] выявила, что низкий уровень социальной поддержки свя­зан с высоким риском смертности от инсульта у мужчин и не связан с заболевае­мостью.

Влияет ли социальная поддержка на приверженность здоровому образу жизни? Сравнительное исследование 5115 американцев европейского и африкан­ского происхождения, проведенное J. Allen et al. [232], дало возможность ответить на этот вопрос следующим образом. Поддержка положительно связана с большей физической активностью у всех исследованных, кроме черных женщин. В сочета­нии с высоким уровнем враждебности данная положительная взаимосвязь сохра­няется только у мужчин. Белые женщины с высоким уровнем социальной под­держки реже курят, но только при невысокой враждебности. Черные мужчины и белые женщины с высоким уровнем социальной поддержки и высокой враждеб­ностью употребляют больше алкоголя, но его количество умеренно.

Социальная поддержка является важным культуральным ресурсом при сер­дечно-сосудистой патологии и для представителей латиноамериканской культу­ры. К ресурсам здесь относятся вера, физическая активность, забота о семье, связи с друзьями [216].

Важными характеристиками, отражающими адаптационный потенциал личности у больных с ИБС, перенесших оперативное вмешательство, являются показатели, отражающие направленность и качество социальных контактов в до­операционном периоде.

Значимыми факторами благоприятного прогноза для больных ИБС, перенесших операцию коронарного шунтирования, являются экс- травертированная направленность личности и вынужденные ограничения соци­альных контактов в связи с заболеванием. В группе больных ИБС, перенесших стентирование коронарных артерий, адаптационный потенциал больше у лиц, не испытывающих существенных ограничений в физической активности, но испы­тывающих напряженность и неудовлетворенность в связи с заболеванием. Такие больные гораздо чаще возобновляют после операции трудовую деятельность [77].

Индивидуально-психологические черты личности также могут являться не только факторами риска, но и основой адаптационного потенциала в состоянии болезни. Так, по данным Ю.М. Никитиной [112] у больных ИБС благоприятный прогноз заболевания связан с преморбидными истерическими, ананкастными, тревожными (избегающими) и гипертимическими конституциональными лич­ностными чертами, соматотоническим типом соматопсихической акцентуации, невротической ипохондрией, сверхценной ипохондрией и развитием по типу «но­вой жизни».

Эффективной мерой социальной поддержки для больных с сердечной недо­статочностью пожилого возраста может оказаться и регулярное анонимное обще­ние со своими сверстниками по телефону в рамках специальной реабилитацион­ной программы.

Важность позитивного социального окружения и социальной поддержки на ранних этапах развития, т.е. в детстве, подчеркивается американскими исследова­телями [171], которые рассматривают его в качестве важного условия, снижающе­го риск ССЗ в зрелом возрасте.

Религиозность. Связь религиозности с состоянием здоровья или болезни в последние годы является предметом пристального научного интереса [239], [216], [179], [227].

Учеными ставится вопрос, насколько соотносится связанное с религиозно­стью поведение, способствующее здоровью, со снижением заболеваемости и смертности. Польский исследователь из Гданьского университета P. Zagozdzon, в связи с этим, отмечает, что религиозность оказывает благоприятное влияние на многие соматические и психические заболевания, в числе которых ИБС, рак, де­прессия, суициды, психозы, химические зависимости.

Религиозные практики и вера могут являться мощными источниками комфорта, надежды и смысла. Они связаны с полезными пищевыми привычками и сниженным риском злоупотреб­ления химическими веществами. В то же время, религиозность может иметь нега­тивные соотношения со здоровьем, в силу тесной взаимосвязи с невротическими и психотическими расстройствами [250].

Религиозная вера важна для многих пациентов с серьезными заболевания­ми, являясь для них позитивным копинг-ресурсом. Они часто обращаются к рели­гии и Богу в связи со своей болезнью. Это духовное взаимодействие может благо­приятно влиять на пациента за счет чувства успокоения, больших знаний о болез­ни, большей приверженности к лечению и более высокого качества жизни. В то время как результаты влияния молитвы на самочувствие при сердечно - сосудистых заболеваниях остаются противоречивыми [227].

Касаясь особенностей религиозного совладания, можно отметить, что рели­гиозное совладение с трудностями включает в себя: внутреннее совладание (ре­сурсом которого является интегрированная система ценностей, убеждений, наме­рений и действий); горизонтальное совладание (в основе которого лежит связь между людьми благодаря их общей идентичности в общине единоверцев); верти­кальное совладение (осуществляемое за счет отношений между человеком и Творцом) [165].

Духовные переживания также важны в состоянии болезни, поскольку они тесно связаны с эмоциональной сферой личности и ее нарушениями. Так, в дис­сертационном исследовании А.В. Немцева [110], показано, что биологические ис­следования духовности, основанные на интегративной нейропсихологической мо­дели духовных переживаний, указывают на области пересечения духовности и депрессивных расстройств (активность гипоталамо-гипофизарно-адреналовой си­стемы, и гипотетически - одной из серотониновых подсистем).

В работе ученых из Медицинского университета Мешхеда показано благо­приятное влияние поста во время священного для мусульман месяца Рамадан на снижение показателей риска сердечно-сосудистой патологии у больных с преды­дущим кардиологическим анамнезом [ 189].

Физическая и духовная практика йоги, восходящая к древним индийским религиозным учениям также рассматривается сегодня как средство, оказывающее определенное позитивное влияние на здоровье и на его поддержание при заболе­ваниях, в том числе и при сердечно-сосудистых [188], [176]. Если американские ученые из университета Техаса указывают, что йога оказывает неоднозначное влияние на уровень артериального давления у больных [176], то индийские иссле­дователи считают, что практика йоги и медитации однозначно способствует улучшению деятельности сердечно-сосудистой системы и психологического про­филя личности. Йога, по их мнению, может быть психофизиологическим стиму­лом для эндогенной секреции мелатонина, который, в свою очередь, ответственен за ощущение благополучия [188].

В ходе анализа научной литературы становится очевидно, что связь между духовным благополучием личности и состоянием ее здоровья вызывает все мень­ше сомнений. Г ораздо меньше известно о физиологических механизмах этого фе­номена. В работе J. Holt-Lunstad et al. [242] представлены результаты исследова­ния связи духовного благополучия личности с физиологическими рисками по за­болеваниям сердца. Так, при помощи регрессионного анализа установлено, что более высокий уровень духовного благополучия, определяемый по шкале FACIT- Sp-Ex, соответствует достоверно низким показателям систолического и диастоли­ческого артериального давления, низкому уровню С-реактивного белка, глюкозы натощак, триглицеридов, липопротеидов очень низкой плотности с учетом воз­раста, пола и посещения церкви.

Английские ученые из Королевского Колледжа также подчеркивают, что для больных с сердечной недостаточностью крайне важными копинг-ресурсами являются социальная поддержка и вера [225]. Схожие данные о большой значи­мости духовного благополучия для больных с сердечной недостаточностью полу­чены и американскими учеными [235].

В качестве резюме можно обозначить, что объем исследований психосоци­альных ресурсов личности при ССЗ, представленных в современной психологиче­ской и медицинской литературе, значительно уступает обширному массиву науч­ных данных, посвященных изучению факторов риска, что отражает явную недо­оценку роли ресурсного компонента в процессе лечения и профилактики ССЗ.

Все психологические ресурсы личности можно разделить на интраперсо- нальные (стрессоустойчивость, жизнестойкость, психологические защиты, копинг и др.) и интерперсональные (социальная поддержка, социальные контакты, забота о семье и др.). Роль религиозности как психологического ресурса на сегодняшний день оценивается исследователями неоднозначно и нуждается в уточнении.

1.5. Психологическая помощь и профилактика при сердечно-сосудистых заболеваниях

Формирование оптимальных представлений об особенностях адаптации личности при заболевании определяет стратегию диагностики, лечения и профи­лактики патологических процессов и состояний. В ситуации с ССЗ важность по­добного подхода связана с высокими эпидемиологическими показателями рас­пространенности, болезненности и смертности населения по причине кардиаль­ной патологии.

Данные о взаимосвязях между клиническими и психологическими характе­ристиками больных с кардиальной патологией помогают разработке дифференци­рованных подходов к психологическому сопровождению лечебно­восстановительного процесса [68].

Так, с учетом выраженности при артериальной гипертензии гнева как лич­ностной черты и стремления к его подавлению оправданы образовательные про­граммы, направленные на обучение больных управлению гневом и выражению эмоций [175].

После выявления у больных артериальной гипертонией характерных состо­яний психологической дезадаптации, выражающихся в соматизации тревоги, опа­сениях за свое состояние в связи с перспективами на будущее, появлении ригид­ных, труднокорригируемых установок Е.Б. Фанталова [157], предлагает специ­ально разработанную методику "Уровень соотношения "ценности" и "доступно­сти" в различных жизненных сферах" в целях когнитивной, личностно- центрированной психокоррекции в работе психолога с такими больными.

Учеными Стамбульского университета при проведении скрининга уровня здоровья школьников предлагается наряду с определением у них артериального давления и индекса массы тела изучать особенности экспрессии гнева [173].

С учетом того, что стресс оказывает прямое и опосредованное поведением влияние на организм человека, оба эти пути подлежат психологическому воздей­ствию в случае целенаправленной профилактики и коррекции ССЗ. Коррекцион­ная и профилактическая работа может осуществлять по двум направлениям: через коррекцию психологических характеристик, определяющих субъективную стрес- согенность событий для личности; через коррекцию эмоционального состояния и поведения в стрессовых ситуациях [153].

Обоснования применения психотерапии при психосоматических заболева­ниях глубоко и всесторонне проанализированы В.А. Ананьевым [16]. Им выделе­ны две основные роли в психотерапевтическом влиянии на болезненные процес­сы: «протекторная» роль, задача которой - смягчить реактивность структурного аттрактора болезни и «модулирующая» роль, задача которой - дать направление адаптационно-компенсаторным процессам, определяющим течение заболевания. Первая роль относится, в целом, к компенсаторному симптоматическому лече­нию. Вторая роль задает направление изменения структурного аттрактора болезни и может быть отнесена к адаптивному патогенетическому лечению.

В.А. Ананьевым [16] также выделены общие для всех больных зоны ком­пенсаторного психотерапевтического вмешательства: социальная сфера, эмоцио­нальная сфера,семейная сфера, психосоматическая сфера. Психотерапевтическую работу необходимо, по его мнению, строить в комплексе следующих целей и за­дач: повышение коммуникативной компетентности; саморегуляция; создание условий для отреагирования заблокированных эмоций; повышение фрустрацион- ной толерантности; усиление экстрапунитивной направленности, оптимистично­сти; гармонизация семейных отношений.

Им предложена универсальная профилактическая модель теоретико­практических представлений, взаимосвязанных между собой общим смыслом, идейными целями и технологиями, цель которой - максимальное раскрытие си­стемы потенциалов личности больного. В их число входят: потенциал разума (ин­теллектуальный аспект здоровья), потенциал воли (личностный аспект здоровья), потенциал чувств (эмоциональный аспект здоровья), потенциал тела (физический аспект здоровья), общественный потенциал (социальный аспект здоровья), креа­тивный потенциал (творческий аспект здоровья), духовный потенциал (духовный аспект здоровья) [16].

Н.А. Русина [137], выделяя несколько этапов в работе с психосоматическим пациентом, обращает особое внимание на пятый этап, который предполагает ра­боту с фундаментальными мотивациями (по А.Лэнгле). Работа с первой мотива­цией - «я есть, но каким образом мне справиться со своим бытием?» - заключает­ся в поиске внутренней опоры и развитии фундаментального доверия. Работу со второй мотивацией - «я есть, но как сделать, чтобы мне хорошо было здесь жить?» - можно осуществлять в техниках психосинтеза через согласование про­тиворечивых субличностей пациента, наполняя чувствами пространство соб­ственного бытия пациента. Поиск третьей мотивации - «я есть я, но имею ли я право быть собой?» - должен привести пациента к аутентичности. Работа может осуществляться как в техниках психосинтеза через отождествление или разотож- дествление, самоотождествление, «постижение своего я», так и с применением психодрамы и гештальт-терапии. Определение четвертой мотивации - «я есть, но каков смысл моей жизни в этом мире?» - заключается в работе с ценностями, кон­струировании новых смыслов, целеустроении и может выполняться с помощью техник рационально-эмотивной терапии.

В диссертационном исследовании Е.А. Евдокимовой [52] установлено, что абсолютное большинство больных кардиологического профиля нуждается в пси­хокоррекционных и психотерапевтических воздействиях. Основанием для их про­ведения, по ее мнению, являются наблюдаемые у них: пониженное настроение, замкнутость, тревожность, повышенная агрессивность, утрата уверенности в себе, снижение самооценки, что расценивается как проявления эмоционального стресса и личностной дезадаптации. Автором предложен и обоснован комплексный метод активной музыкальной психотерапии для кардиологических больных, включаю­щий пение, движение, игру на музыкальных инструментах в сопровождении фор­тепиано [52].

Особенности психокоррекционной работы с больными ГБ представляется Е.Б. Фанталовой [157] следующим образом: целесообразно придерживаться неди­рективных по форме и когнитивных по содержанию методов психокоррекционно­го воздействия. В диалоге с больным должны быть затронуты те проблемы, кото­рые лежат в основе наиболее глубоких внутриличностных конфликтов. Их об­суждение обеспечивает снятие субъективного прессинга, запрета со стороны смыслообразующего мотива, дает возможность переосмысления старых и нахож­дение новых путей его реализации.

Суть метода недирективной когнитивной психокоррекции в работе с боль­ными ГБ, предлагаемой Е.Б. Фанталовой [157] состоит в обеспечении возможно­сти постепенной актуализации ценностных, смыслообразущих мотивов и сов­местном с больными поиске подходов к их реализации. Субъективная психиче­ская неудовлетворенность, внутренний дискомфорт снижаются, таким образом, не за счет мгновенного разрешения проблемы или искусственного снятия симп­тома повышенного артериального давления, а благодаря появлению конкретной возможности "психологического манипулирования" этой проблемой, благодаря обеспечению попыток ее переосмысления.

По опыту Н.Ю. Кувшиновой [79], психологическая работа с больными ИБС должна быть направлена на снижение уровня тревоги, депрессии, гармонизацию внутренней картины болезни, коррекцию пессимистического объяснительного стиля, являющегося фактором, поддерживающим депрессивное состояние, кор­рекцию межличностных отношений с формированием возможности построения отношений, основанных на доверии и взаимопонимании. При проведении пси­хокоррекционных мероприятий следует учитывать «резистентность» к психокор­рекции у лиц с выраженной доминантностью.

Собственный взгляд на психотерапию при ИБС представлен в исследовании Я.В. Варлаковой [24]. По ее мнению, психотерапия больных ИБС должна опи­раться на следующие психологические и психофизиологические факторы: форму ригидности, когда астеническая форма ригидности рассматривается как прогно­стически неблагоприятный признак; функциональное состояние мозга, когда снижение уровня энергетического функционального состояния по величине оме­га-потенциала рассматривается как прогностически неблагоприятный признак; личностные особенности больного, когда сочетание пассивности, демонстратив­ности и шизоидности рассматривается как прогностически неблагоприятный при­знак для психотерапии.

В работе А.А. Великанова [28] подробно разобраны вопросы практической реализации психокоррекции при ИБС в различных клинических группах больных. Так, при планировании психокоррекции с больными ИБС пожилого возраста с тяжестью соматического состояния, сопутствующими психопатологическими проявлениями и выраженностью астении следует исключить применение слож­ных методик, направленных на изменение установок, убеждений, оценки инфор­мации. Целесообразны эмоциональная поддержка, эмпатия, снижение психологи­ческого дискомфорта. В ходе применения психокоррекции для пациентов пере­несших «внезапное коронарное событие» на фоне неблагоприятных социальных и психологических факторов целесообразно использование когнитивно­поведенческих методик, направленных на изменение оценки информации, свя­занной с психотравмирующими факторами в целях снижения их патогенного вли­яния. Для больных ИБС с выраженными показателями тревожности, в комплекс психокоррекционных мероприятий должны быть включены когнитивно- поведенческие методы коррекции тревоги. Для больных ИБС с наличием депрес­сивных состояний, для пациентов с сопутствующими проявлениями психопатоло­гической симптоматики целесообразно применение элементов когнитивной пси­хокоррекции и элементов поведенческой терапии (релаксационные методики). Для больных ИБС с наименее выраженными эмоционально-негативными состоя­ниями психологические мероприятия должны включать эмоциональную под­держку, предоставление возможности выразить чувства, связанные с ситуацией болезни и госпитализации; профилактику формирования эмоционально­негативных состояний в дальнейшем.

Обобщая, А.А. Великанов [28] пишет, что при планировании психокоррек­ционных мероприятий для больных ИБС важен учет клинической формы заболе­вания и сопутствующих особенностей психоэмоциональной сферы, в частности, проявления стеничности (агрессия, напряжение) у больных с инфарктом миокар­да, или формирование тревожно-депрессивных проявлений у больных с неста­бильной стенокардией.

Особенности психотерапевтической коррекции у больных артериальной ги­пертензией с пограничными психическими расстройствами описаны в исследова­нии М.В. Кирюхиной [64]. На ее взгляд, интегративная дифференцированная пси­хотерапия должна быть многоэтапной. Первый этап предусматривает установле­ние психотерапевтического контакта, исходя из характерологических особенно­стей больных, и постановку целей. Эффективно применение техник нейролингви­стического программирования и рациональной психотерапии. На втором этапе следует использовать технику краткосрочной позитивной психотерапии, эффек­тивную при создании мотивации и активизации ресурсов личности с изменением системы представлений, ценностей, а также с формированием ответственности. Использование техник эриксоновской гипнотерапии на третьем этапе позволяет воздействовать на психологическую составляющую заболевания, потенцировать эффект соматотропной терапии и нормализовывать психовегетативные соотно­шения с учетом особенностей личности больного артериальной гипертензией. На четвертом этапе рекомендуются коррекция внутренней картины болезни, психо­терапевтическая работа с психологическими защитами и вторичными выгодами заболевания, выработка адекватного отношения к комплексному поддерживаю­щему лечению, коррекция сопутствующих нервно-психических нарушений, под­держка самостоятельности и инициативы больного с помощью рациональной психотерапии, нейролингвистического программирования, гештальт-терапии, са­могипноза, групповой динамической психотерапии [64].

По мнению У.В. Лебедевой [89], основными целями психокоррекционной работы с больными с нарушениями сердечного ритма являются: профилактика и лечение психических нарушений, препятствующих проведению лечения заболе­вания, полноценной адаптации больных; оптимизация процесса психологической адаптации больных к изменившимся в связи с болезнью и проведенным лечением, особенно при тяжелой патологии сердца. Психотерапевтическое воздействие должно осуществляться на всех этапах лечения. Конкретные задачи и цели психо­терапии, форма и содержание определяются в первую очередь: особенностями психического состояния больных, личностной реакцией на заболевание, тяжестью соматического состояния, специфическими особенностями послеоперационного периода.

С целью коррекции психических нарушений и ускорения психологической адаптации больных к изменившимся условиям жизни автором использовались ме­тоды симптоматической (рациональной) психотерапии. Психотерапевтическое воздействие осуществлялось в форме индивидуальной и групповой психотерапии. Индивидуальные психотерапевтические сеансы проводились на всех этапах забо­левания и его лечения. Групповая психотерапия проводилась на стационарном этапе лечения. В дополнение к основным методикам психотерапии в необходи­мых случаях присоединялось использование приемов семейной психотерапии. Система психотерапевтического воздействия базировалась на индивидуальном подходе к каждому больному. Повышение эффективности психотерапевтического воздействия достигалось участием в психокоррекционной работе всех сотрудни­ков кардиохирургического и кардиологических отделений. Были разработаны примерные схемы бесед с больными на разных этапах лечения для хирургов, кар­диологов и среднего медперсонала [89].

Критериями эффективности психокоррекции больных ИБС, включающей индивидуальную и групповую формы работы, тренинги и направленной на стаби­лизацию эмоционального состояния, гармонизацию внутренней картины болезни, оптимизацию системы межличностных отношений пациентов, построение кон­структивной оптимистичной жизненной позиции, повышение приверженности терапии, по мнению Н.Ю. Кувшиновой [79], являются достоверное повышение интегрального показателя качества жизни и значений составляющих его психоло­гической сферы и сферы социальных отношений.

Как видно из приведенных примеров, накоплен положительный опыт пси­хологической помощи больным ССЗ, включающий разработки методологическо­го плана и примеры практической направленности. В то же время в системе пси­хологической помощи без внимания остаются психотерапевтические мишени в структуре личности больного, не стал предметом глубокого практического инте­реса адаптационный потенциал личности больного ССЗ.

Завершая обзор литературы, посвященной анализу современных научных преставлений об адаптации личности и ее особенностях при заболеваниях сердеч­но-сосудистой системы, важно подчеркнуть, что определение характера и меха­низмов адаптации личности в состоянии болезни становится все более актуальной задачей. Большинство имеющихся исследований посвящено изучению специфики нарушения адаптации, роли психосоциальных факторов риска, вопросам этиоло­гии и патогенеза психопатологических нарушений у больных ССЗ. При всей оправданности таких подходов вполне очевидно, что вне зоны научного интереса остаются сохранные стороны личности, определяющие имеющийся у нее потен­циал адаптации. Потребность исследования адаптационного потенциала лично­сти, ее адаптационных ресурсов, очевидных и скрытых возможностей также воз­растает в связи с широким внедрением в комплексное лечение больных ССЗ пси­хотерапевтических и психокоррекционных подходов, которые свидетельствуют об имеющейся основе для реализации биопсихосоциального подхода в кардиоло­гической клинике, необходимость чего, по нашему мнению, не вызывает сомне­ний.

Сопоставление различных взглядов на сущность адаптационного потенциа­ла личности, соотнесение их с результатами исследований об особенностях адап­тации личности в экстремальных ситуациях и при различных заболеваниях, при­вело нас к формулированию собственного понимания адаптационного потенциала личности.

Адаптационный потенциал личности при болезни, на наш взгляд, это интегральное понятие, объединяющее адаптационные характеристики лично­сти, отражаемые ее регуляторной активностью и адаптационными ресурсами, в контексте заболевания и жизненной ситуации (рисунок. 1).

При дефиниции понятия адаптации мы разделяем мнение проф. А.Н. Алё­хина [10], который предлагает при определении психической адаптации, рассмат­ривать ее как процесс «формирования, коррекции и трансформации опыта в про­цессе переживания» на основе теории отношений, принимаемых за «сложную си­стему смыслов и значений, формирующуюся в процессе жизненного опыта, де­терминирующую поведение и переживания человека в конкретных ситуациях».

Рисунок 1 - Структура адаптационного потенциала лично сти при болезни

Как видно из предложенного нами определения, адаптационный потенциал личности при болезни является интегральным понятием и включает регулятор­ный, ресурсный и ситуативный компоненты. При этом регуляторный компонент адаптационного потенциала личности характеризует возможности личности больного к осознанной саморегуляции, осуществляемой на основе регуляторных процессов и в соответствии с регуляторно-личностными свойствами.

Ресурсный компонент адаптационного потенциала личности объединяет конструктивные психологические свойства и качества личности, позволяющие преодолевать сложные жизненные ситуации. Ресурсы могут быть внешними и внутренними, явными и скрытыми, интраперсональными и интерперсональными.

Ситуативный компонент, также обозначаемый нами как «адаптогенный контекст» [22], связан с особенностями восприятия больным своего заболевания, спецификой переживания конкретной ситуации протекания адаптационного про­цесса, жизненными обстоятельствами, иными факторами, к примеру, наличием тяжелых сопутствующих заболеваний, фактом оперативного лечения. При болез­ни в данный контекст также предлагаем включать категории факторов риска за­болевания и удовлетворенности своим состоянием в связи с заболеванием (каче­ства жизни), как составляющих, напрямую связанных с успешностью адаптаци­онного процесса.

Итак, изучение отечественной и зарубежной литературы по проблеме адап­тации личности показало, что в настоящее время крайне мало информации об особенностях адаптационного потенциала личности у больных с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, несмотря на то, что изучение, определяющих его факторов имеет большое значение для совершенствования системы лечения и профилактики ССЗ. На основе результатов проведенного анализа, считаем целе­сообразным строить исследование адаптационного потенциала больных ССЗ на базе изучения характера и взаимосвязей удовлетворенности больных своим физи­ческим и психическим состоянием со спецификой регуляторных механизмов лич­ности, ресурсной роли социальной поддержки и религиозности личности с учетом актуального клинического состояния больного и вклада психологических факто­ров риска в развитие ССЗ.

<< | >>
Источник: ЛАЗАРЕВА Елена Юрьевна. КЛИНИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АДАПТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ У БОЛЬНЫХ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Чебоксары. 2016

Еще по теме Психосоциальные ресурсы при сердечно-сосудистых заболеваниях:

  1. Пограничные нервно-психические расстройства
  2. ГИПНОТЕРАПИЯ: ДУХ И ТЕЛО
  3. 1.2. Особенности адаптационного потенциала личности при болезни
  4. Факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний
  5. Психосоциальные ресурсы при сердечно-сосудистых заболеваниях
  6. СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
- Cоциальная психология - Возрастная психология - Гендерная психология - Детская психология общения - Детский аутизм - История психологии - Клиническая психология - Коммуникации и общение - Логопсихология - Матметоды и моделирование в психологии - Мотивации человека - Общая психология (теория) - Педагогическая психология - Популярная психология - Практическая психология - Психические процессы - Психокоррекция - Психологический тренинг - Психологическое консультирование - Психология в образовании - Психология лидерства - Психология личности - Психология менеджмента - Психология мышления и интеллекта - Психология педагогической деятельности - Психология развития и возрастная психология - Психология стресса - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Самосовершенствование - Семейная психология - Социальная психология - Специальная психология - Экстремальная психология - Юридическая психология -