Задать вопрос юристу

ПУТЬ АРЬЕВ БЫЛ ДОЛОГ


Археологические раскопки, проводимые в основном в центральных и южных областях Восточной Европы, дали возможность ученым проследить два исторически последовательных, взаимно связанных этапа развития этнических групп, населяющих эти территории.
Главным признаком, определяющим эти

этапы, был признан способ погребения как кремированных, так и некремированных покойных. Если в IV—III тысячелетиях до н.э. их останки погребали в ямах, то во II—I тысячелетиях эти останки клали в закопанные (полностью или частично) бревенчатые срубы или в наземные небольшие избушки, как и избушки, поставленные на столбы (отсюда в наших сказках «избушка на курьих ножках»). Первый из этих этапов получил название ямной культуры, а второй — срубной.
Исследователи отмечают, что древнеямная общность занимала обширные земли лесостепной и степной Европы от запада Черного моря и Белоруссии до Урала и была неоднородна по этническому (и языковому) составу. В ее восточных областях жили и носители так называемого тохарского, то есть индоевропейского, диалекта (Н. Мерперт. Древнейшие скотоводы Волжско-Уральского междуречья. М., 1974); Б. Горнунг. Из предыстории образования общеславянского единства. М., 1963). Выявлено, что в ямных погребениях III тысячелетия до н.э. к востоку от Южного Урала обнаруживаются черепа европеоидного типа, что говорит о миграции на восток древних «ямников».
Третьей своеобразной культурой принято считать приуральскую и зауральскую культуру арьев, получившую название ан- дроновской, как уже упоминалось.
Хозяйство народов, создавших эти культуры, было высоко развито: на хорошо обводняемых равнинах они занимались земледелием и, в меру запросов своего хозяйства, скотоводством, в предгорьях же и на просторах Евразийских степей ведущей отраслью было скотоводство, характерное для хозяйства арьев.
Известно, что уже в V тысячелетии до н.э., судя по находимым в погребениях останкам костей животных, предки славян и арьев имели стада крупного и мелкого рогатого скота и, главное, лошадей[6]. Развитие коневодства наряду с умением конструировать конные повозки и колесницы, способствовало во II тысячелетии до н.э. сравнительно быстрому уходу арьев на восток.
Тилак пишет также, что арьи разделились на две ветви, но опять же названий этих ветвей не приводит, а упоминает толь-

ко о раздельных божествах, которым стали поклоняться и приносить жертвы и те и другие. До сих пор точно не определено, когда именно и где они разошлись (если не были изначально разными).
Тилак мог иметь в виду разделение древних арьев именно на индоязычных и ираноязычных (первое название мы применяем здесь условно, так как в нашей науке оно пока не находит себе места). Полагая, что приуральские, уральские (как их считают, южноуральские) и зауральские племена арьев-андроновцев были ираноязычными, многие из исследователей упускают из вида упоминавшиеся уже выше поразительные схождения между славянскими языками (да и не только языками, но и другими явлениями культуры) и санскритом, как древним «предком» современных индо-арийских языков. Некоторые не находят места для предков славян ни в ямной, ни в срубной культурах, хотя в славянских языках меньше схождений с иранским, чем с санскритом.
По всей видимости, именно индоязычная часть древней общности арьев спускалась к югу параллельно (или вперемешку) предкам славян по землям Восточной Европы, почти не переходя за пределы Волги.
Судя по данным языка, единственно доказательного хранителя исторических фактов, пронесшего свои достоверные свидетельства через многие тысячелетия, картину передвижения с севера древних предков индоевропейцев можно себе представить как медленно движущийся поток, в котором вдоль восточной стороны («левой», как указывает Авеста) двигались, видимо, группы арьев, по средним землям Восточной Европы проходила волна славян, достигших впоследствии, как и арьи, Черноморского побережья, западнее этих групп лежали, вероятно, пути балто-славян, а крайней западной группой были предки будущих народов Западной Европы. Как бы примитивно ни выглядела эта схема, ее подтверждают факты дальнейшего расселения и исторического развития этих народов.
Если и сегодня вдоль южного побережья Балтийского моря в составе ряда западноевропейских народов сохраняются группы славян, то следует думать, что часть их продвигавшегося к югу массива могла отойти наряду с балтами к западу, обогнув это море. Задержимся здесь на миг и вспомним, что в трудах исследователей уже неоднократно подчеркивался тот факт, что варя-

ги, призванные новгородцами на княжение, были не скандинавами и не германцами, а славянами из прибалтийской ветви. Их земля лежала у реки Неман, которую Ломоносов называет Руса, а летописи — рекой Русс и указывают, что «Словенск язык и Русскый един», а это означает, что варяги из Порусья, т.е. ва~ ряго-русы, были родственны новгородским славянам. Нет возможности восстановить пути и последовательность всех подобных древнейших передвижений, но, например, приход предков индоевропейцев к Черному морю засвидетельствован фактом расцвета в IV—III тысячелетиях до н.э. хорошо изученной Трипольской культуры на северо-западном его побережье.
Нам важно посильное выявление древнейших связей дальних предков арьев со столь же отдаленными по времени предками индоевропейских народов и (что для нас представляет особый интерес) предками славян. Точнее же будет их назвать не предками, а генетическими прапредками, как и следует воспринимать все упоминания о них в этой работе там, где речь идет о приполярном периоде их жизни.
Исследователи обнаружили в предгорьях Приполярного Урала и вдоль русла Печоры и ее притоков пещеры, которые служили в течение долгих веков молельными капищами. Раскопки выявили наличие в них инвентаря, указывающего на жертво- приносительные церемонии. В состав таких находок входят костные останки домашних и диких животных, а также наконечники стрел и копий, скребки и ножи, осколки керамических сосудов. Останки домашних животных (коров), ножи и керамику относят к раннему медно-бронзовому веку (конец III — начало II тысячелетия до н.э.) и, предположительно, связывают эти находки с расселившимися здесь предками финно-угорских народов, им же, предположительно, приписывают и многие каменные и костяные орудия охоты и рыболовства. Но при этом четко указывают на возможность унаследования этих вещей от предшествующего периода неолита, но не датируют их, сообщая лишь, что они составляют подавляющую часть находок. В описаниях также говорится, что в самых глубоких слоях почвы пещер обнаруживаются кости животных плейстоценового периода, а значит, пещеры не являются поздними карстовыми образованиями, и такой древний инвентарь мог принадлежать и более ранним их посетителям или жителям. Наличие обнаруженных костей древнейшей дикой лошади тоже, возможно, следует

связать с развитием коневодства у арьев в V—IV тысячелетии до н.э. (Описание пещер и их инвентаря см.: Канивец В.И. Ка- нинская пещера. М., 1964.)
Следует указать, что выявляемые наукой культурные и языковые схождения между финно- уграми и арьями относятся к древним контактам с зауральскими ираноязычными арьями, известными под названием анд- роновцев (прямыми потомками которых признаются скифы-кочевники Юго-Восточной Европы). В науке существует предположение о том, что арьи появились в Иране и Индии из областей Передней Азии, но оно не выглядит достаточно обоснованным, так как даже такие явления природы, которые описаны в древнеиндийской литературе (уходящей своими корнями в глубину тысячелетий), не прослеживаются в указанных областях. По данным антропологии наш ведущий ученый В.П. Алексеев также решительно присоединялся к точке зрения, что прародина индоевропейцев находилась на севере, а не в Азии. (Этногенетические аспекты антропологического изучения .Южной Азии. М., 1990.)
После появления книги Елачича в России не выходило из печати других откликов на труд Тилака — полярная теория не привлекла широкого внимания исследователей. (Монографию автора данной статьи «Индуизм» можно, пожалуй, считать первой у нас попыткой дать расширенное толкование его труда и подкрепить его утверждения ссылками на работы археологов, историков и лингвистов, освещающих прямо или косвенно проблему возможности связать корни индоевропейцев с крайним севером.) Вскоре эта попытка нашла свое подтверждение в работе литовского ученого А. Сейбутиса, опубликовавшего насыщенную новыми материалами статью «Миграции послеледникового человека как отражение изменений экологической обстановки» (Научные труды вузов Литовской ССР, серия «География», VIII, 1982). Автор датирует максимум ледникового оледе-

нения XVII—XX тысяч лет тому назад, указывает, что в это время племена индоевропейцев сначала расселились на севере Русской равнины, а впоследствии началось перемещение оттуда групп людей. Он признает, что Веды «были-сочинены далеко на севере». И в Ригведе и Авесте есть описания природы этих земель. Он указывает также, что расположение и названия рек, упоминаемых в Ригведе, можно возвести к гидрографической картине Русского севера в эпоху отступления последнего ледника и что «арктические сюжеты ригведского образца должны скрываться и в фольклоре других восточных индоевропейцев, в частности, в первую очередь балтов и славян».

Он писал: «К обстоятельному рассмотрению и оценке природного фонда Ригведы первым приступил выдающийся индийский ученый Б.Г. Тилак... чрезвычайно пристально с надлежащей ответственностью взялся за эту работу... изучил сравнительную мифологию, тексты Ригведы сопоставил с астрономичес-
Карта приледниковых рек по А. Сейбутису

Предполагаемая локализация ригведского гидрографического комплекса Синдху: 1 — ледниковые покровы померанской (вепсовской) стадии;
2 — приледниковые водоемы (по Д.Д. Квасову); 3 — предполагаемый поток Синдху, местоположение современных топонимов; 4 — Индига;
5 — Инта; 6 — Индус, 7 — Кубена' 8 — Кыма



кими, геологическими и археологическими фактами...» А. Сей- бутис тут же настоятельно указывает на предшествующую его статье работу литовского ученого и путешественника А. Пошки, который был поражен открытиями Тилака и после поездки в Индию писал в 1967 году, что «...по сохранившимся сегодня обычаям, молитвам, традициям возможна гипотеза, что Веды были сочинены далеко на севере в эпоху последнего межледниковья, и в связи с похолоданием климата их сочинителям приходилось отступать на юг».
А. Сейбутис пишет, что «Б.Г. Тилак свою теорию об арктической родине Ригведы обосновывал на заре развития ледниковой теории. Следует отдать должное этому великому ученому за столь смелую и далеко идущую гипотезу, которая, однако, до сих пор не получила более широкого признания».
Да, к великому сожалению, арктическую теорию Б.Г. Тилака и особенно его мысль о том, что истоки Ригведы связаны с последним межледниковьем, обходили и обходят стороной и европейские переводчики, и аналитики Ригведы, и неуклонно идущие по их стопам наши отечественные санскритологи, из-за чего тормозится и весь процесс сопоставления ведических реалий с индоевропейским и, в частности, со славянским язычеством. Счастливым исключением следует признать работу-С.В. Жарнико- вой, составившей обширный список русских северных рек с выявлением возможности расшифровки их исконного значения через санскрит[7].
Археолог Н. Членова не соотносит свои материалы с книгой Тилака, но приводит некоторые данные, прямо или косвенно поддерживающие его соображения, как, например: «В настоящее время есть веские основания предполагать, что люди срубной и андроновской культур были иранцами по языку». И далее она пишет, что «наиболее важные совпадения ареалов срубной и андроновской культур с ареалом древнеиранских и индоарийских гидронимов, проникновение... срубно-андроновских памятников далеко на север, от Мокши и Камы до верховьев Урала» (Волга и Южный Урал в представлениях древнейших иранцев и финно-угров во II — начале I тысячелетия до н.э. Советская археология, № 2, 1989).

Упомянутые здесь подобные указания на север или приближения к таким указаниям дают право надеяться, что рано или поздно замалчивание книги Тилака прекратится.
Языком этноса и Вед является санскрит в своей древней форме. От него произошли в своей значительной мере и сложившиеся в новой эре индоарийские языки. А где складывался сам санскрит? И есть ли в мире родственные ему наречия? Вот тут мы и должны вспомнить такое научное название, как индоевропейская семья языков.
Индо? Европейская? Как и когда могли объединиться в одну семью языки стран взаимно столь отдаленных? Есть только один ответ — в глубочайшей древности и на какой-то сближающей их территории. Подумаем здесь о множестве указанных воспоминаний в древнеиндийской литературе, касающихся Арктики. Случайными они быть не могли. И вывод может быть сделан только один — арьи пришли в Индию из Приполярья, сохранив в своих гимнах и сказаниях описания природы этих далеких от нее северных областей.
Разные точки зрения на эту проблему известны науке, но одно не подлежит сомнению — определение обширной языковой семьи как индоевропейской. Нельзя понять, как она складывалась, не нырнув в глубину тысячелетий. Из множества трудов по вопросу о степени близости отдельных ее составляющих четко выясняется, что ближе всех друг к другу стоят славянские языки и древнеарийский санскрит — сходными и даже общими в них являются не только сотни слов, но и многие грамматические категории, не свойственные другим языкам этой семьи. Но все же семья есть семья, а значит, все ее члены в той или иной мере должны быть взаимно родственны.
А почему? В ответах на этот вопрос тоже царит разноголосица, но все сходятся только в том, что из Индии никто и никогда в обозримых веках не приходил в Европу, чтобы обучать все ее население санскриту. А это говорит в пользу того решения, что все предки индоевропейцев должны были некогда добольно тесно соседствовать и постепенно, век за веком, создавать и развивать сходные в разной мере элементы своих языков.
Мысль ученых то оборачивалась к Арктике, то устремлялась в другие области, но вся литература арьев (как индоязычных, так и ираноязычных) твердо указывала на север, и этого не обойти стороной.

«Глубина народной памяти измеряется десятками тысячелетий... Нам необходимо рассмотреть отражение в народной культуре разных представлений, порожденных разными эпохами жизни человечества»[8] [9], — писал наш великий ученый, академик Б.А. Рыбаков, который призывал к совершению «экскурсов в глубины первобытных эпох». И мы видим, что Б.Г. Тилак высказывает в своем труде предположение, что кроманьонцы, т.е. «люди разумные» (Homo sapiens), развивали свою изначальную цивилизацию на приполярных землях именно в период последнего межледниковья. И в то время там было тепло (что утверждает и американский исследователь У. Уоррен), и теплый климат восстановился после последнего сравнительно кратковременного оледенения, завершившегося в XII—XI тысячелетиях до н.э., — об этом благоприятном климате и обильной растительности на крайних северных землях написано много исследовательских работ палеоботаников, палеозоологов, геологов и астрономов.
Ушел ледник в этот «молочный, белый океан», теплый Гольфстрим повернул к северу в ту эпоху, и далекие предки индоевропейцев, вернувшиеся на эти земли, когда завершилось последнее оледенение, стали, видимо, развивать ранние формы скотоводства. Действительно, не тогда ли они и начали впервые использовать перекисшее молоко, добывая упомянутый напиток бессмертия?
И вот теперь ученые выяснили, что именно славянские языки наиболее близки к арийскому санскриту. Это можно объяснить только тем, что в Приполярье далекие предки славян жили, видимо, в наиболее близком соседстве с предками арьев, поддерживали с ними, вероятно, тесные хозяйственные связи, и, более того, вступали в родственные отношения. Вот почему именно в славянских языках, и в частности в русском, сохраняются до сих пор не только сходные, но, и общие с санскритом термины родства, местоимения, названия числительных и т.д. Подробнее об этом будет сказано ниже.
Эти близкие и родственные нам предки арьев шли к югу по будущим русским землям Восточной Европы, и путь этот занял не одну сотню лет. Академик О.Н. Трубачев в одной из своих работ2 пишет, что индоязычные арьи оставили многочисленные

следы в названиях мест от Севера до Причерноморья и Прикас- пия. Они кочевали в III—II тысячелетиях до н.э. к юго-востоку, уводя стада от засухи. Прокочевав в основном по землям Средней Азии, они достигли северо-западных областей Индии. Здесь уместно указать на то, что О.Н. Трубачев приводит в указанной работе следующие слова из труда русского историка И. Штрит- тера (1771): «Не бесполезно такожде и для любителей российской истории знать похождение того народа, который в древние времена имел жительство в соседстве, или паче в пределах России, хотя бы после того и в совсем другую часть света он переселился».
Расселяясь по землям Индии, арьи стали смешиваться с местным населением, результатом чего стало изменение их «северно-расовой» внешности, а также их хозяйственного уклада и религии. Прежде всего следует указать, что доарийские народы Индии с глубочайшей древности относились к негро-австрало- идным расовым типам, т.е. отличались от светлокожих и в основном светлоглазых арьев темной пигментацией кожи и глаз, на чем в дальнейшем мы остановимся подробнее.
Шли столетия, и постепенно арьи в Индии забывали многое, что было связано с древнейшими областями их жизни, и только «преданья старины глубокой», традиционные поверья и суеверия сохраняются в народной памяти, смешавшись с новыми формами мировосприятия, царившими в среде доарийских народов. Именно эти древние черты, дошедшие до сегодняшних дней, и дают исследователям возможность вскрыть глубинные пласты истории и выявить архаичные связи между далекими предками индоевропейских народов.
<< | >>
Источник: Гусева Н.Р.. Индия в зеркале веков. 2002

Еще по теме ПУТЬ АРЬЕВ БЫЛ ДОЛОГ:

  1. Глава VII О ТОМ, ЧТО ЗАКОН БЫЛ ДАН НЕ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ДРЕВНИЙ НАРОД ЗАМКНУЛСЯ В СЕБЕ, НО ЧТОБЫ ДО ВРЕМЕНИ ПРИШЕСТВИЯ ИИСУСА ХРИСТА ПИТАТЬ ЕГО НАДЕЖДУ НА СПАСЕНИЕ, КОТОРОЕ ОН ДОЛЖЕН БЫЛ ПОЛУЧИТЬ ВО ХРИСТЕ723
  2. Был ли Соловьев Христом?
  3. А БЫЛ ЛИ ЗАГОВОР?
  4. Техника 14. «Если бы я был...»
  5. БЫЛ ли Порфирий отступником?
  6. К Ньютон не был ньютонианцем
  7. § 1. Был ли Ленин ревизионистом?
  8. КТО БЫЛ ДО НАС?
  9. 1.2. Начальный период. Был ли материализм?
  10. § 1. Кто был более прав?
  11. А.Я.Зись Чему свидетелем был
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История наук - История науки и техники - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -