Первые земледельцы Нижней Месопотамии и Элама


В VII тысячелетии до н. э. земледельческо-скотоводческие племена гор Загроса начинают расселяться в поисках новых пространств для своих полей и новых пастбищ для скота. Возможно, при этом впереди шли именно пастушеские племена, знакомые с земледелием, но занимавшиеся в основном выпасом стад.
Их поселки первыми появляются на окраинах Месопотамской низменности. Таково, например, поселение Али-Кош в предгорьях Загроса в Юго-Западном Иране [93]. Его обитатели жили в неказистых глинобитных хижинах, разводили коз, а в качестве растительной пищи довольствовались в основном дикими растениями, хотя и были знакомы с окультуренными пшеницей и ячменем. Однако главная линия развития культуры проходила не здесь. В долинах притоков Тигра, а затем и в Верхней Месопотамии по Евфрату мы находим ту оседлую культуру земледельцев и скотоводов, которая, по существу, лежит в основе всех последующих достижений цивилизации Двуречья.
Эта культура, относящаяся к VI тысячелетию до н. э., получила название Хассуны. Долгое время уровень ее развития также представлялся весьма архаическим, но раскопки арабских археологов на поселении Телль ас-Савван, около Багдада, и советских ученых на Ярым-тепё, к западу от Мосула, позволили кардинальным образом пересмотреть это представление. Происхождение самой хассуиской культуры довольно сложно. В ней отчетливо выступают западные элементы, восходящие к раннеземледельческой культуре Северной Сирии и Юго-Западной Малой Азии. Вместе с тем могут быть прослежены связи и с культурой древнейших земледельцев-скотоводов Загроса. Поселения хассунской культуры распространены на территории Северной Месопотамии и областей к востоку от Тигра, а их южная граница достигает района Багдада. Спускаясь вниз по течению Тигра, древние земледельцы вступали в зону, где количество осадков было недостаточно для выращивания устойчивых урожаев. В ре-


  1. Расписная керамика стиля Самарры%
  • тысячелетие до к. а.

зультате именно здесь, едва ли не впервые в мире, начали применяться ранние формы искусственного орошения. Скорее всего это была задержка паводковых вод запрудами и плотинами, а также проведение первых, пока еще небольших каналов.
Ил. 15 При раскопках городища Телль ас-Савван обнаружено большое количество зерен культурных растений, в том числе четырех видов ячменя, трех видов пшеницы и одного вида льна. Показательно наличие шестирядного ячменя, характерного именно для областей поливного земледелия. На другом памятнике, расположенном на среднем течении Тигра, — Чо- га-Мамй — найдены даже остатки самих древних каналов. Высокого уровня достигло и скотоводство. Если горные пастухи довольствовались разведением коз и овец, то здесь был приручен и крупный рогатый скот. Таким образом, основу хозяйства составляли развитое скотоводство, а также земледелие, по крайней мере отчасти поливное. Орудия труда в большинстве своем еще изготовлялись из кремня, других камней и кости. Поля обрабатывались деревянными мотыгами с массивными каменными наконечниками, а урожай снимали с помощью серпов, у которых мелкие кремневые вкладыши образовывали зубчатый рабочий край. Появляются и медные изделия, но они еще не получили широкого распространения. Это были главным образом небольшие бусины, и лишь в одном случае найден медный ножичек.
Уровень жизни хассунских племен был все же достаточно высок, особенно по среднему течению Тигра. Дома в поселениях все чаще возводились из сырцового кирпича. На Телль ас-Савване раскопками было вскрыто последовательно пять слоев построек, имевших регулярный план. Отдельно располагалась крупная постройка, предположительно святилище. Богатым инвентарем отличаются и найденные на этом городище погребения. Почти в каждом из них находилось по нескольку сосудов, выточенных из камня, и каменных же женских статуэток. Сосуды, как и статуэтки, из желтовато-кремового слоистого алебастра теплого тона отличаются изяществом и разнообразием форм: миниатюрные грушевидные, реповидные, биноклеобразные, на ножках и без них, в виде различных предметов (например, лодочки) и животных. Выполненные с удивительным мастерством, они свидетельствуют о высокоразвитом художествен-
Ил. 16 ,лом вкусе их создателей. Статуэтки трактованы суммарно и обобщенно. Древний мастер подчиняет формы, поверхности, объемы главной задаче — подчеркнуть в изображаемом объекте его функцию, передать его





ш

  1. Халафспая культура:

а)              распространение памятников халафской и других синхронных культур:
  1. халафские памятники,
  2. отдельные находки халафской керамики,
  3. памятники сиро-киликийской культуры, испытавшей халафское влияние,
  4. прочие памятники,
  5. область первоначального распространения сиро-киликийской культуры,
  6. южная граница территории сплошного распространения хур- ритского языка во II тысячелетии до н. а. (по И. М. Дьяконову);

б) глиняная статуэтка, V тысячелетие до н. э.
внутреннюю сущность и назначение. В фигурках подчеркнуто женское начало. Глаза инкрустированы битумом и белой раковиной, голову венчает высокий убор (видимо, связанный с фаллическим культом; можно сравнить обычай некоторых примитивных племен надевать на девушку, вступающую в брак, головной убор в форме фаллоса). Предположительно эти статуэтки, как и каменные фаллосы, найденные в тех же погребениях, были символами возрождения жизни и плодородия, т. с. имели чисто функциональное магическое назначение. В некоторых из могил были обнаружены амулеты-печатки, возможно свидетельствующие о стремлении к магическому обереганию собственности.
Однако наиболее типичным и характеризующим эту культуру явлением следует считать керамику. Керамические изделия, обнаруженные в самом поселке на городище Телль-Хассуна, довольно однообразны по форме: в большинстве своем это плоскодонные сосуды типа шаровидной амфоры с короткой прямой шейкой или же широкие чаши. По большей части они обожжены, но несовершенно и в результате этого имеют бледно-розовую окраску. Многие из них покрыты процарапанным узором «насечкой». Эту архаическую керамику в более поздних слоях сменяют сосуды так называемой стандартной хассунской керамики, покрытые ангобом [‡‡‡‡‡] или лощеные, с простыми прямолинейными узорами, нанесенными черно-коричневой краской. Полосы узора могут сочетаться с нарезными линиями, треугольниками, колосьями.
Высшим этапом развития культуры Хассуиы, однако, является ступень Самарры, которую некоторые исследователи даже выделяют в самостоятельную культуру, отличную от Хассуны.
Ил. 17 Расписная керамика из поселения Самарра была обнаружена в некрополе и, видимо, являлась частью погребального инвентаря. О па анго- бпрована, обожжена до бледно-розовой, часто зеленоватой окраски (обжиг производился при средней температуре, но встречаются как обожженные, так и необожженные вещи), украшена «плетеным» орнаментом, расположенным по зонам, — прием, присущий корзинному плетению и. возможно, выдающий происхождение здешней керамики.


  1. Полихромная керамика халафского стиля из Арпачии,
  • тысячелетие до н. э.

Посуда очень разнообразна по форме: тут и миски, и чашки, и горшки с горлышком и без него, с загнутыми и пезагнутыми краями. Особенно много тарелок.
Узор значительно более сложный и изысканный, чем на керамике из Хассуны. Как бы по концентрическим кругам изображены птицы, козлы, женщины с развевающимися волосами, соединенные тонкими линиями с кружащимися скорпионами. Вихревое, центростремительное движение часто подчеркнуто не только односторонним направлением узоров, но и центральным изображением (розеткой, квадратом, свастикой). Безусловно, все эти изображения имели сложный магический смысл и были связаны с погребальными обрядами.
Именно племена самаррской группы начинают последний этап освоения Месопотамии; они двигаются дальше на юг по Тигру и Евфрату в заболоченные области Южного Двуречья.
Здесь, приблизительно на 31° северной широты, находится городище Абу-Шахрайн, раскопки которого позволили восстановить историю завершения этого процесса. Установлено, что в древности городище лежало на берегу Персидского залива, а самые ранние слои культуры Абу-Шах- райна (Эреду) — XIX—XV [§§§§§] — синхронны Хассуне III—V (так называемому хассунско-самаррскому периоду). Здесь в развалинах глинобитных домов была обнаружена керамическая посуда; характер и расположение узоров близки самаррскому стилю; преобладают мелкие формы сосудов — кубки, миски, тарелки. Керамика монохромна, изящна, обычно шоколадно-коричневого или черного, изредка красного цвета и покрыта прямоли-



нейным мелкоштриховым узором в виде решеток, маленьких треугольников или зигзагов между горизонтальными линиями.
К концу VI тысячелетия до н. э. освоение земледельцами Нижней Месопотамии было завершено и начался период развития ирригации и интенсификации производства.
В то время как в Нижней Месопотамии закладывались основы будущей шумерской цивилизации, обстановка на севере коренным образом изменилась. Первоначальных жителей — хассунские племена — в V тысячелетии до н. э. сменяет население, оставившее культуру, названную
Ил. 18 археологами халафской. Помимо Северной Месопотамии халафские памятники распространены также на севере Сирии, встречаются они и на Армянском нагорье (Тилькй-тепё, около озера Ван). Происхождение халафской культуры не вполне ясно. Возможно, в Верхней Месопотамии ее носителями были частично ассимилированные местные хассунские племена. Во всяком случае, традиции оседлой земледельческо-скотоводческой экономики сохраняются. Халафские племена возделывали ячмень и пшеницу, разводили мелкий и крупный рогатый скот. Последний, судя по всему, приобрел особенно большое значение: изображения бычьих голов очень популярны в халафском искусстве. Не исключено, что бык оли- детворял важное божество халафских племен.
Значительного развития достигают здесь различные ремесленные производства, особенно гончарное дело и металлургия. При раскопках одного из халафских поселений, Арпачйе, удалось проследить на протяжении пяти-шести последовательных слоев весь ход развития керамического производства; это развитие завершилось появлением в самом верхнем слое великолепной двуцветной керамики. В Арпачйе же были найдены остатки гончарных печей и раскопан даже «дом гончара», где, видимо, и работал мастер, вероятно получавший свою долю в урожае за то, что обслуживал всю общину; может быть, у него оставалось достаточно изделий и для обмена. (Керамика этого поселка, сделанная из прекрасно отмученной глины, отличается особо тонким черепком, что, возможно, определяется качеством местной глины.)
Ил. 19 Полихромная керамика, которая и определила первоначально название всего этого круга культур (все они обозначались как «культуры крашеной керамики»), удивительно изящная и тонкая по выделке, сменила в халафской культуре более древнюю группу халафской же монохромной керамики, значительно более грубой и неуклюжей, обычно серой, коричнево-черной, реже черной и красной расцветок. Она довольно разнообразна по форме, узоры на посуде преимущественно орнаментальны (преобладает цветочный и геометрический орнамент: ромбы, клеточки, кресты, розетки), но самое сильное впечатление производит не композиция узора, а использование богатства цветовых сочетаний. Теплые разнообразные оттенки желтых и коричнево-красных тонов фона в сочетании с черно-коричневым, красным, красно-коричневым, коричнево-желтым узором воспринимаются зрительно очень мягко и поражают изяществом. Обычно краски наносились на шероховатую неполированную поверхность и затем, в процессе обжига в печи, под воздействием химических процессов становились блестящими, глянцевыми. Состав красок по большей части известен: все это естественные красители и их сочетания. Фигуры животных и людей, которые также встречаются на халафской керамике, выполнены условно и обобщенно и большей частью образуют орнаментальный фриз. Попадаются сосуды в форме животных; встречаются и фигурки животных, вылепленные из глины, и очень условные фигурки женщин с преувеличенно подчеркнутыми признаками близящегося материнства (полные бедра, живот, налитые груди); но при этом нет головы или она едва намечена. Это говорит о функциональном, магическом на-

значении фигурок и о метафорической передаче с их помощью общей идеи плодородия, которое, по-видимому, пытались магически вызвать.
В эпоху культуры Халафа мы можем наблюдать еще одно интересное явление: некоторые предметы в форме розетки, пуговицы, квадрата и т. д., которые мы могли бы считать украшениями — подвесками и бусинами, оттискиваются на глине (и эти оттиски обнаружены); следовательно, перед нами не украшения, но печати или же украшения, но используемые и как печати; они, видимо, сочетали в себе магический амулет и знак собственности. Изготовлены эти печати-украшения из мягких пород камня, просверлены насквозь и украшены узором — геометрическим орнаментом или фигурой животного, выполненной в условной манере.
О прогрессе металлургии свидетельствуют довольно крупные медные изделия, в числе которых имеются кинжалы и долото, обнаруженные в самом поселении Телль-Халаф.
Одновременно происходит формирование сходной по уровню развития культуры и к востоку от Нижней Месопотамии, в Хузестане. Эта равнинная область, орошаемая крупными реками Карун и Керхе, географически является продолжением Месопотамской низменности, и недаром история располагавшегося здесь впоследствии государства Элам теснейшим образом была связана с историей Нижней Месопотамии. Спускавшиеся с гор общины пастухов и земледельцев стали, как уже упоминалось, появляться на окраинах этой равнины по крайней мере ужо в VII тысячелетии до н. э.; поселение Али-Кош рисует картину постепенной эволюции культуры этих первых хлебопашцев. Во второй половине VII тысячелетия до н. э. у них появляются бусы из кованой меди, а в первой половине VI тысячелетия до н. э. — глиняная посуда, украшенная расписными узорами. На территории будущего Элама известен целый ряд памятников с остатками нарядной керамики, украшавшей быт скотоводческо-земледельческих общин или сопровождавшей этих земледельцев в загробный мир. По характеру орнаментации, достигающей все большей степени совершенства, археологи выделяют три фазы развития этой керамики — Джафарабад, Джовй и Бендебаль, — охватывающие вторую половину VI и все V тысячелетие до н. э. К сожалению, широких раскопок поселений этого времени в Хузестане не производилось. Но по распространению памятников можно заключить, что скотоводческо-земледельческие племена осваивают в этот период весьма обширную территорию, а это было бы здесь невозможно без применения искусственного орошения. В целом, как и в соседней Нижней Месопотамии, тут намечается коренной сдвиг в основе тогдашней экономики — в земледельческом и скотоводческом хозяйстве,
<< | >>
Источник: М. А. КОРОСТОВЦЁВ и др.. ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. 1983

Еще по теме Первые земледельцы Нижней Месопотамии и Элама:

  1. Глава VI СРЕДНЕВАВИЛОНСКИИ ПЕРИОД В НИЖНЕЙ МЕСОПОТАМИИ И ЭЛАМЕ
  2. Захват городов Нижней Месопотамии западными семитами (амореями)
  3. Первые земледельцы гор Загроса
  4. Первые земледельцы Закавказья
  5. Владычество Элама, кутиев и II династии Лагаша
  6. Первые цивилизации и первые экологические кризисы
  7. Элам и Верхняя Месопотамия в первой половине III тысячелетия до н. э.
  8. Среднеазиатские земледельцы и скотоводы
  9. § 4.1. Государственность в древней Месопотамии
  10. Культура Иерихона. Земледельцы и скотоводы (\ПН—IV тысячелетия до н. э.).
  11. Население Древней Месопотамии
  12. Свободные земледельцы и колоны, ремесленники и отпущенники
  13. Месопотамия на заре цивилизации
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -