<<
>>

Глава 3 Внешний фактор: неумолимая «мягкая сила»


Вячеслав Никонов, президент фонда «Политика»
(Россия):
Взаимоотношения с Россией до настоящего момента, естественно, существенный фактор для Киргизии. Но и США имеют там достаточно ощутимое военное присутствие плюс огромные возможности применения так называемой «мягкой силы», как то: большое количество финансируемых США неправительственных организаций и филиалов различных американских фондов плюс даже издательский дом, где публиковались до последнего времени все издания оппозиции.
Ясно, что все эти организации поддерживали оппозицию и занимались продвижением того, что Америка называет демократическими ценностями, создавали гражданское общество, финансировали СМИ, продвигали интересы США, как везде и бывает.
С точки зрения «мягкой силы» США и Запад в целом в любом постсоветском государстве представлены более серьезно, чем Россия. У нее пока еще очень мало инструментов внешнеполитического влияния. В Америке же есть порядка 15 тысяч общественных организаций и неправительственных структур, работающих за рубежом. У нас их всего-то, наверное, я не знаю, три-четыре.

Андрей Грозин, заведующий Отделом Средней Азии и
Казахстана Института диаспоры и интеграции (Института стран СНГ):
Киргизия по количеству неправительственных организаций на тысячу человек занимала первое место среди государств СНГ. Там существовала развитая инфраструктура для проведения различного рода влияний, осуществления политических проектов.
В Узбекистане эта структура представлена минимально, в Туркмении ее практически не существует. В Казахстане она представлена лучше, чем в Узбекистане, но хуже, чем в Киргизии. Поэтому, естественно, если эти революционные проекты и дальше будут реализовываться в Центральной Азии, то происходить это будет в тех государствах, которые являются наиболее демократическими в этом регионе. Режим в Киргизии был самым либеральным в регионе, вероятно поэтому эта страна и была выбрана в качестве модели для отработки возможного сценария «бархатной революции» с азиатской спецификой.
Виталий Хлюпин, главный редактор сайта «Центр -
Азия»:
Проекты революций в Центральной Азии запущены. Однако экспорт революции — это скорее не программа, реализуемая правительством Соединенных Штатов, а проект оппонентов Буша, точнее Сороса, который очень активен в Киргизии.
Соросовским структурам важно подтверждение теории домино, предполагающей, что можно, толкнув один, повалить все якобы автократические режимы вокруг России. Главная цель — это удар по России, по ее интересам. Переворот в Бишкеке нужен скорее как прецедент, потому что, собственно, больших интересов у России в Киргизии нет.
Другое дело, что механизм запущен, режим пал, и сейчас возможна аналогичная финансовая накачка казахской, узбекской и туркменской оппозиции. А это уже серьезно — газ, трубы, нефть — это уже задевает коренные интересы России. При этом в Казахстане ведь оппозиция примерно такого же пошиба, как в Киргизии.

Китайцы не заинтересованы ни в какой крупной дестабилизации возле их границ, так как она может перекинуться на их территорию. Однако сама по себе стабильность не решает всех проблем. Вторым по популярности лозунгом оппозиции был пересмотр несправедливых договоров с Китаем, по которым Киргизия уступила святыню — пик Хантенгри и, более того, сдала в аренду довольно обширные территории в районе Узенги-Куш. Особенно активно требовал такого пересмотра один из лидеров оппозиции Бекназаров (и. о. генпрокурора — см. приложения). Таким образом, некоторые оппозиционеры могут обострить «китайскую» проблему, чтобы попытаться заработать себе на этом политические очки.
Казахский фактор в весенних событиях тоже присутствовал. Еще одним из лозунгов оппозиции было требование изгнать «казахскую мафию» из Киргизии. Подразумевался при этом в основном зять Аскара Акаева Адиль Тойгонбаев.
Однако для президента Назарбаева это скорее всего недостаточный повод для вмешательства в киргизские дела. Тойгонбаев хоть и казах, но на исторической родине у него немало врагов, которые будут только рады тому, что он оказался не у дел. Надо также учесть, что сейчас чуть ли не главные оппоненты Назарбаева — представители старшего жуза (родоплеменного союза), состоящие в родстве с Той- гонбаевым. Это и нынешний глава казахской оппозиции Жармахан Туякбай и бывший мэр Алма-Аты Заманбек Нуркадилов.
Узбекский фактор сыграл много большую роль. С одной стороны, под этим можно понимать возмущение узбекской диаспоры, которая была одной из движущих сил оппозиции. С другой стороны, необходимо вспомнить о позиции узбекского руководства, у которого обострились отношения с официальной Киргизией по поводу узбекского анклава Шахимардан. Не прекращались споры по границе, которую они никак не могли демаркировать.
На определенном этапе узбекские власти могли поддерживать антиакаевское движение. Но они не были заинтересованы в таком радикальном развитии ситуации, потому что это могло бы ударить по ним самим. В киргизской части Ферганской долины может начаться межнациональ
ная резня между узбеками и киргизами, потому что в период безвластия может вновь начаться передел земли. И беспорядки могут легко перекинуться в соседний Узбекистан.
Вместе с тем участие в организации революционных выступлений, особенно на юге Киргизии, могли принять ферганские кланы, обладающие большим влиянием в Узбекистане и соперничающие за власть с Исламом Каримовым. Они вполне могут разогреть этот конфликт, чтобы попытаться ловить «рыбку в мутной воде».
Досым Сатпаев, директор казахстанской «Группы оценки рисков» (ARG), кандидат политических наук, работал в парламентской кампании на юге Киргизии:
Китай будет активно вмешиваться во внутриполитические процессы в Кыргызстане, потому что он будет здесь поддерживать российскую позицию. Понятно, что американское присутствие в Кыргызстане Пекину не нравится, понятно, что он не заинтересован, чтобы у власти находились отчетливо прозападные лидеры, а не пророссийские. Таким образом, хорошие отношения с Россией оказываются напрямую связаны с сохранением нормальных отношений с Китаем.
Николай Злобин, директор российских и азиатских программ Центра оборонной информации США (Вашингтон):
Официальный Вашингтон пока не определил, являются ли события в Киргизии шагом в направлении демократии или нет, а также вообще являются ли победившие оппозиционеры демократами. Оценки сделаны лишь в отношении причины событий — это несправедливые выборы.
Думаю, те, кто в США профессионально занимался Киргизией, не предвидели такого развития событий. Они рассчитывали, что основная политическая борьба в республике начнется уже в этом году, во время выборов президента, а парламентские выборы были заведомо во многом проигнорированы.
Все отлично понимают, что Америка ни в коем случае не будет поддерживать в Киргизии каких-то антироссий-
ских лидеров. Вашингтон попробует держаться в стороне, хотя, естественно, наличие там военной базы делает его непосредственным участником событий. Думаю, что он весьма заинтересован в том, чтобы ничего не случилось с его военнослужащими.
Дестабилизация этого региона ни Америке, ни России, ни Китаю, ни европейцам не нужна. Хотя думаю, что Китай будет пользоваться любой ситуацией, чтобы усилить свое присутствие в этом регионе.
Американцы, безусловно, поддерживают демократию во всем мире, вкладывая огромные деньги в демократические общественных организации, фонды, типографии. Но не потому, что они выступают против правительств, а потому что считают: гражданское общество должно постоянно быть равно правительству и любые проблемы должны решаться в одинаковой весовой категории.
Сергей Боровиков, политолог (Киргизия):
Объективных причин для возникновения противоречий между Россией и Киргизией нет. И переход власти в Бишкеке от одной группировки к другой в этом смысле ничего не меняет.
В Киргизии сейчас весьма активны Соединенные Штаты. Для них это в геополитическом плане ключевой регион. Они пытаются контролировать стратегический потенциал Китая — это одна из задач, которая стоит перед расположенными здесь военными базами. Американцев, разумеется, не устраивает российское присутствие на Памире и на границе с Афганистаном. Россия разместила там новую систему космического слежения и делает попытки перекрыть наткотрафик из Афганистана. Тем не менее в этом регионе основной объект внимания американцев — это Китай. По сравнению с этим российское присутствие для них вопрос второстепенный.
Китай остро нуждается в континентальном транспортном коридоре, пролегающем через киргизскую территорию, — для получения энергетического сырья. Все остальные каналы — морские и поэтому полностью контролируются авианосным соединением американцев. Они, в свою очередь, препятствуют попыткам Ки

тая получить доступ к серьезным ресурсным источникам, прежде всего энергетическим.
Поэтому для США даже выгодна дестабилизация в регионе — в той мере, в какой она сможет создать проблемы Китаю.

<< | >>
Источник: Г. О. Павловский. Киргизский переворот.. 2005 {original}

Еще по теме Глава 3 Внешний фактор: неумолимая «мягкая сила»:

  1. СИЛА ВО ВНЕШНЕЙ СРЕДЕ
  2. Глава 9. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ БОЛЬШЕВИСТСКОЙ ПАРТИЕЙ ВНЕШНИХ ФАКТОРОВ В БОРЬБЕ ЗА УСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
  3. ВОЕННАЯ СИЛА КАК ФАКТОР МИРОВОГО УПРАВЛЕНИЯ
  4. Глава 9 Рукотворная мягкая кукла — прием народной педагогики раннего воспитания у девочек чувства нежности, любви и материнства
  5. IX. Внешние факторы
  6. III. Первоначальные Внешние факторы
  7. ПОДХОД К ВНУТРЕННИМ ФАКТОРАМ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
  8. Абиотические, биотические и антропогенные факторы внешней среды
  9. Внутренние и внешние факторы развития науки
  10. Тема: Влияние факторов внешней среды на реализацию генотипа
  11. ТЕМА 4 ЛИЧНОСТЬ КАК ОБЪЕКТ И СУБЪЕКТ ВОСПИТАНИЯ, ВНЕШНИЕ И ВНУТРЕННИЕ ФАКТОРЫ ЕЕ РАЗВИТИЯ
  12. § 2. Появление османского фактора во внешней политике Молдавии и ее международное положение в середине второго—середине третьего десятилетий
  13. ЗАКОНОМЕРНОСТИ ДЕЙСТВИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА ОРГАНИЗМЫ. ЛИМИТИРУЮЩИЙ ФАКТОР. ЗАКОН МИНИМУМА ЛИБИХА. ЗАКОН ТОЛЕРАНТНОСТИ ШЕЛФОРДА. УЧЕНИЕ ОБ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ОПТИМУМАХ ВИДОВ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ.
  14. Глава 8. ПРИМЕТЫ, ГАДАНИЯ, КЛАДЫ И НЕЧИСТАЯ СИЛА
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -