<<
>>

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

Примерно в середине XVI в. в Бухаре возникло крупное хозяйство феодального типа, принадлежавшее тамошним духовным правителям, известным под названием джуйбарских шейхов, земли к которым попали в результате перераспределения, имевшего место из-за столкновений внутри правящего класса. Начало процессу было положено зимой 1499 — 1500 гг., когда кочевые узбеки улуса Шейбани под предводительством Мухаммеда Шейбани-хана заняли Бухару и осадили Самарканд. Сопротивление городского гарнизона оказалось безуспешным, несмотря на все действия, предпринятые правителем края ходжой Мухаммедом Яхья, и узбекские ко чевники захватили Самарканд и огромные богатства, которыми владел (кроме земли) ходжа.
Яхья был схвачен и убит, а его владения перешли в руки узбекского хана и приближенных, ставших теперь правителями всехти- муридских владений. Прошедшие потом внутренние столкновения привели в конце концов к формированию нового крупного землевладения джуйбарских шейхов. В качестве первого представителя рода джуйбарских шейхов, с правления которого начинается хозяйственное богатство и политическое влияние семьи, источники называют правителя по имени ходжа Мухаммед Ислам, известного также под прозвищем Джуйбари. Известно также, что ходжа Джуйбари и его предки по мужской линии вели свое происхождение от имама Хусейна, сына Али (зятя пророка Мухаммеда), а по женской — от ногайской военной аристократии, а также от сына Чингисхана Джучи — первого правителя Золотой Орды. Кроме того, в числе своих предков джуйбарские ходжи называли также известных святых: ходжу Абу-Бекра Саада и имама Абу-Бекра Ахмеда, гробницы которых находились в окрестностях Бухары. На правах потомков этих святых джуйбарские ходжи стали шейхами — хранителями обеих гробниц и получили таким образом в свое распоряжение вакуфные земли. О более раннем периоде становления хозяйства джуйбарских шейхов в Бухаре сохранилось мало сведений. Известно лишь, что отец ходжи Ислама (Джуйбари), ходжа Ахмед являлся очень богатым человеком и был убит толпой во время беспорядков. He исключено, что беспорядки были связаны с процессом перераспределения земельной собственности, когда мелкие землевладельцы лишились своих наделов, отошедших к более имущим соотечественникам. Также имеется свидетельство, что в 1544 г. ходжа Ахмед купил у султана Искандера большое количество мульковых земель, причем на части купленной территории размещалось целое селение, а вся покупка обошлась Ахмеду в 3000 теньге. Сам же ходжа Ислам, получивший в наследство отцовское богатство, еще в ранней юности стал мюридом одного из самых популярных в Средней Азии первой половины XVI в. суфиев (религиозных авторитетов), ходжи Касани. После смерти Касани в 1549 г. его ученики и последователи, оставшись без учителя, перешли к ходже Исламу. Среди перешедших под его духовное управление был и сул тан Искандер, на сына которого Абдуллу, впоследствии ставшего выдающимся правителем и полководцем, ходжа Ислам имел огромное влияние. В 1557 г. Абдулле после борьбы с другими претендентами удалось окончательно захватить Бухару, после чего сам Абдулла стал ханом, ходжа Ислам получил титул шейха аль-ислама и положение главы мусульманского духовенства, оставаясь при этом главным советником и духовным руководителем молодого хана. Разумеется, это сопровождалось для ходжи и определенными материальными выгодами в виде богатых подарков, в том числе и землей.
Кроме того, в распоряжение ходжи попали и все вакуфные земли, принадлежавшие мечетям, мавзолеям святых и т. д. Благосклонность хана Абдуллы достигает таких размеров, что он приказывает перенести часть бухарской городской стены с тем, чтобы включить в нее местность, на которой находились дома и прочие постройки джуйбарского ходжи и обезопасить имущество своего советника от разных случайностей. Однако и этим не ограничились милости хана. Абдулла издал указ, в котором владения ходжи Ислама и прилегающие к нему земли вместе с поселениями объявлены дарубестом ходжи и его потомков и освобождались от налогов в пользу государства. Постепенно ходжа Ислам сумел распространить эту привилегию на все земли, которые ему принадлежали, и, пользуясь отсутствием налогов, окончательно разбогател: «богатства и имущества у его святейшества... было скоплено столько, что табуны его коней, верблюдов, баранов и стада прочих животных день и ночь беспрерывно проходили по степям и пустыням. В каждой степи и на каждом поле он проводил оросительные каналы, для того, чтобы поверхность земли цвела и зеленела от его высоких пашен*. Известно, что большие земельные площади принадлежали главе мусульманского духовенства в Бухаре, Мианкале, Несефе, Каракуле и Нерве, что он имел 10 тыс. баранов, 700 лошадей (это было много), 500 верблюдов, а также 7 тыс. золотых монет, специально предназначенных для оплаты путешествий в Мекку. В хозяйстве ходжи трудилось, кроме зависимых от него земледельцев, также 300 рабов, а сельскохозяйственные занятия он дополнял предпринимательской деятельностью: ходжа Ислам являлся собственником изрядного количества торговых заведений в виде большого караван-сарая, лавок и ремесленных мастерских, скупкой которых он постоянно занимался. Известно, например, что почти за двадцать лет (1544 — 1563 гг.) духовный лидер купил 104 лавки и мастерские на сумму около 5500 теньге, а также семь мельниц, общей стоимостью в 2 — 3 тыс. теньге. Наибольший интерес ходжи вызывала все-таки земля, причем к концу жизни ему принадлежало примерно 2500 гектаров поливных территорий, что обошлось в 30 тыс. теньге. Судя по сохранившимся документам, ходжа за деньги скупал обработанные и орошаемые участки у их владельцев? площадь участков варьировалась в очень широких пределах — от имений мелких феодалов и земель целых сельских общин до наделов бедных хлебопашцев, причем только в одном случае ходжа проявил интерес к земле, на которой еще ничего не росло и которая требовала специальных работ по обработке и орошению. Кроме самой земли, ходжа Ислам неоднократно приобретал в собственность также и «дворы» с жилыми домами и хозяйственными постройками, что давало возможность зависимым от него людям, которым он передавал для пользования эти строения, а также орудия труда, сразу же включаться в работу. Можно с уверенностью констатировать, что многочисленная собственность ходжи Ислама, как движимая, так и недвижимая, составляла в целом достаточно сложный хозяйственный комплекс, в котором, хотя перевес находился на стороне земледелия и скотоводства, изрядное значение придавалось и торговле, а также ремесленному производству, поскольку духовный глава владел, помимо прочего, и мастерскими. Хозяйства такого рода, сочетавшие в себе черты и скотоводческого, и оседлого земледельческого уклада, да к тому же включавшие в свой обиход производство и торговые операции, были весьма распространены в Средней Азии XVI в., поэтому ходжа Ислам — не исключение, а один из целого ряда подобных владетелей, отличающийся лишь выдающимся имущественным положением и своим духовным званием.
О последнем следует сказать особо. Ходжа Ислам известен своим современникам в качестве главы суфийского дервишского ордена накшбан- диев, ему подчинялось множество мюридов, поэтому не исключено (хотя прямые указания на это в источниках отсутствуют), что он не только принимал от своих по- V следователей ценные подарки, но и использовал таких людей на сельскохозяйственных работах. 15 октября 1563 г. ходжа Ислам умер в возрасте 73 лет, окруженный учениками и домочадцами. Накануне смерти глава бухарских мусульман призвал к себе старшего сына Саада, которому в это время было- 33 года, и передал ему все свое огромное состояние, причем вместе с имуществом наследнику передавались мюриды и ученики. Двое других сыновей Ислама были лишены наследства, что позволило сохранить хозяйство неразделенным. Вйрочем, преемник Ислама ходжа Саад вскоре передал определенную часть земли в качестве вакуфного владения мечетям и другим религиозным учреждениям, что являлось вполне естественно, учитывая его духовный сан. Справедливости ради следует признать, что в смысле извлечения выгоды Саад оказался достойным сыном своего отца: вакуфные грамоты были составлены таким образом, что большая часть дохода шла не мечети, а Сааду, а впоследствии его потомкам. Ходжа Саад, еще при жизни Ислама занявший видное положение в духовной иерархии (ему был выстроен богатый дом, он имел собственную землю и рабов), стал после смерти отца единственным хозяином всего обширного владении. Общая площадь земель, принадлежавших Сааду, исчислялась в 17 тыс. гектаров, причем земли располагались не только в Бухаре, но и в окрестностях Самарканда, Ташкента, Андижана, в Туркестане, Мерве, Муртабе, Мешкеде, в горах Hyp-Ата и других местах. В период с 1552 по 1577 г. ходжа Саад заключил 210 различных сделок, подавляющая часть из которых касалась покупки земли, остальные же — прочей недвижимости: новый духовный лидер точно повторял действия своего предшественника. Еще одним источником расширения владений Саада стало покровительство хана Абдуллы, не забывавшего одаривать сына своего духовного наставника. Так, завершив покорение Бадахшана в 1584 г., Абдулла произвел в районе Имама оросительные работы, а затем подарил ходже около тысячи гектаров орошаемой земли. Вообще, состав и размеры принадлежавших Сааду угодий были крайне разнообразны: это были пахотные земли, сады, виноградники, а также участки с нефруктовыми растениями, луга и т. д. В 1567 — 1568 гг. ходжа купил селение Каган и несколько кишлаков поменьше. В 1566 г. таким же обра зом было приобретено селение Мугиайн, находившееся в районе Вакбенда, а в 1572 г. ходжа купил «деревни и многие земли» в районе Гыдждувана и в районе Каракуля. Источники сообщают о покупке в 1569 г. целой местности Ак-Тепэ и других участков. Анализ документов дает возможность объяснить, почему Саад часто стремился приобрести в собственность не только крупные наделы, но и совсем маленькие участки, хозяйственная отдача от которых была совсем ничтожной. Дело в том, что он скупал всё участки без разбора в случае, если они примыкали к его владениям, это не только расширяло границы его земель, но и помогало избежать чересполосицы, крайне неудобной при поливном земледелии. На примере джуйбарских шейхов хорошо видны процессы, проходившие повсеместно на всей территории Сред- ной Азии в XVI в. Во первых, это объединение в одном хозяйстве животноводства и земледелия, во-вторых, — рост феодальных владений за счет земель мелких землевладельцев и захвата территорий с помощью военной силы, причем и при продаже земли также имели место те или иные формы насилия. Во всяком случае, сомнительно, что малоимущие крестьяне по доброй воле расставались (пусть даже за какую-то сумму) с землей, когда ходже Сааду хотелось несколько округлить свои владения. При этом особенно интересным может оказаться утверждение (сделанное на основании сохранившихся документов), что собственного централизованного господского хозяйства на землях ходжи Саада не велось. Основная масса земель хаджи обрабатывалась крестьянами-издолыцика- ми, количество которых росло пропорционально росту земельных владений, по мере разорения, обезземеливания мелких собственников и оседания на землю бывших кочевников. He следует забывать, что в распоряжении ходжи Саада находились, кроме мульковых земель, также земли государственные и вакуфные. Госудаственные земли передавались для работы на них крестьянам на условии уплаты государству определенного налога, крестьяне, возделывающие вакуфные земли, платили налог своему религиозному учреждению. Если государственные или вакуфные земли контролировал влиятельный человек (в данном случае ходжа Саад, но он был не единственным в Средней Азии авторитетом, пользовавшимся государствеными льготами), имевший от правителя налоговый иммунитет, то вся сумма налогов (за незначитель ными вычетами) шла не в казну и не в мечеть, а доставалась этому человеку, что делало его доходы еще выше. Кроме крестьян, занятых обработкой земли ходжи Caa- да, эту работу выполняли и рабы, однако точное их количество неизвестно, как неизвестно и то, обрабатывали ли рабы поместье шейха или же сидели на мелких участках, где контроль за ними носил чисто формальный характер. Во всяком случае, количество зерна, собиравшегося с полей Саада, было чрезвычайно велико. Источники указывают, среди прочих, четыре места в Бухарском вилайете, где были расположены амбары ходжи — Джуйбар, Cap- рафан, Паи-минар и Сумитан, однако наибольшее количество амбаров находилось в районе Балха, где располагались обширные пахотные земли ходжи, оставшиеся ему в наследство от матери. В амбарах (весьма обширных по объему) хранилась пшеница, а также другие зерновые культуры. Кроме амбаров, зерно иногда хранилось в ямах, что позволял сухой среднеазиатский климат, причем общее количество зерна, получаемое ходжой Саадом, свидетельствует о том, что зерном платилась и рента, взимаемая в пользу хаджи с крестьян. Существует предположение, что иногда часть налога выплачивалась деньгами, но это явление не имело массового характера. Будучи крупным землевладельцем и духовным лидером, ходжа Саад в силу своего положения (и, надо думать, характера) вел обширную благотворительную деятельность. Он постоянно ссужал зерно малоимущим соотечественникам, по его приказу ежедневно выпекалось определенное количество хлеба для раздачи его бедным и студентам, он вел в различных городах интенсивное строительство. Наряду с мечетями, больницами, школами и т. д. в Бухаре, Балхе, Карши, Чарджуе, Мерве появились выстроенные по его указу хозяйственные сооружения — караван-сараи, рынки, ремесленные мастерские, торговые ряды со складами, водяные мельницы, бани и прочие постройки подобного рода. Мастерские не только строились, но и покупались. Сохранился документ, в котором из специальных мастерских, покупаемых Саадом, упоминаются токарные, прядильные, красильные, мастерские, где разматываются шелковые коконы, а также мастерские чесальщиков хлопка, мельницы-толчеи и др., причем в том случае, когда мастерская находилась на вакуфной земле, земля, на которой стояла мастерская, не продавалась. Кроме земледелия и торговли предметами, производившимися в городских мастерских, изрядную долю доходов Сааду приносило, животноводство. Ходжа держал в степях примерно 25 тыс. голов баранов, около 1000 верблюдов и 1500 лошадей. Лучшие лошади содержались в конюшнях, в специальных помещениях — высоко ценившиеся охотничьи птицы. Ежегодный доход религиозного руководителя Бухары с недвижимости и скота составлял сумму в I млн. 600 тыс. теньге, что приравнивалось в то время к сумме государственных доходов со всего Самарканда. Во главе управления всем хозяйством ходжи стоял мулла Баба-кули, сам не относящийся к категории бедных людей, хотя бы потому, что имел, кроме земли, еще и 130 собственных рабов. Финансовыми делами ведал специальный сотрудник, имевший титул везира, а звали его мулла Махмуд. Центральное управление Саада, занимавшееся преимущественно сбором налогов, состояло из четырех отделЬв, во главе которых стояли особые начальники. Начальникам подчинялись секретари, а в общей канцелярии трудилось 40 писцов. В каждом районе имелся свой налоговый участок, где постоянно находилось 72 сборщика налогов, взаимодействующих с управляющими отдельных имений. В аппарат центрального управления входило еще несколько человек: чиновник, ведавший расходами имения, глава сборщиков налогов с кочевников, два заведующих конюшнями (старший и младший) и столько же стольников. Кроме этих людей, в штат ходжи Саада входили казии (духовные судьи), причем один из них проживал на землях патрона в Балхе, другой осуществлял свои функции в районе Карши, а третий был муфтием в Термезском саркарстве. Были еще отдельные чиновники, руководившие частями охотничьего хозяйства Саада, занимавшего в его интересах не последнее место. Во главе егерей и всех охотников стоял главный сокольничий, которому подчинялись начальники охоты, а тем, в свою очередь, — обширный штат людей низкого звания, принимавших участие в любимом развлечении среднеазиатских князей — соколиной охоте. Умер ходжа Саад 23 октября 1589 г. и по примеру своего отца передал заранее хозяйство старшему сыну, который стал следующим в династии джуйбарских шейхов и приумножил доставшееся в наследство богатство. Xa- рактерно, что, распределив имущество между наследниками (причем всем, кроме старшего сына, досталась лишь небольшая часть имущества), ходжа Саад запретил обоим старшим сыновьям идти на военную службу. Запрет этот был крайне дальновидным: в условиях постоянных междоусобиц представители потерпевшей поражение стороны разорялись победителями дотла, нейтралитет же защищал хозяйство и имущество от случайностей, хотя и не позволял рассчитывать на военную добычу. Если кочевники, свободно передвигавшиеся по среднеазиатским степям целыми сообществами (улусами), занимались по преимуществу скотоводством, то основным занятием оседлого населения Средней Азии было в XVI — XVII вв. поливное земледелие. Надо сказать, что это делало как крестьян, так и землевладельцев особенно уязвимыми для вражеских нападений: стоило в ходе боевых действий разрушить оросительную систему, как сельское хозяйство немедленно приходило в упадок. Освоение новых земель и эксплуатация уже распаханных требовали постоянной прокладки или очистки существующих оросительных каналов, а это влекло за собой большой дополнительный труд, поскольку разливы двух крупных рек Средней Азии — Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи — приносили с собой много ила, немедленно засорявшего оросительные системы. На возделанных землях крестьяне выращивали пшеницу, урожаи которой позволяли вести в регионе обширную хлебную торговлю, а также ячмень, рис, хлопок, кукурузу, просо, мак (опиумный) и другие культуры. В Средней Азии производилось большое количество шелка, основой которого являлось местное сырье, а также выращивались овощи и фрукты, для чего жители возделывали огороды и сажали фруктовые сады. Сушеные фрукты являлись одним из предметов экспорта из региона, доставляли их не только в соседние страны, но и в Россию и в Европу. В степи, где жили кочевники, преобладало скотоводство, по мере истощения пастбищ скот просто перегоняли на новые места. Основными видами были двугорбый верблюд, курдючная овца, рогатый скот, лошади. Особенно ценились туркменские породы лошадей, целые табуны которых перегонялись на продажу в Иран, к китайской границе и через кабульские конные рынки в Индию, а также в другие места.
<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек и др.. Всемирная история: Развитие государств Восточной Европы / — Мн.: Харвест; М.: ООО «Издательство АСТ»,.— 592 с.. 2000

Еще по теме СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО:

  1. 2. Успехи социалистической индустриализации. Отставание сельского хозяйства. XV съезд партии. Курс на коллективизацию сельского хозяйства. Разгром троцкистско-зиновьевского блока. Политическое двурушничество.
  2. СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО В 1 В. ДО Н. Э.ВАРРОН, О СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ, 1—2; 13; 16—19; 29 - 36; 53; II— ВВЕДЕНИЕ; 10
  3. 2. Дальнейший подъем промышленности и сельского хозяйства в СССР. Досрочное выполнение второй пятилетки. Реконструкция сельского хозяйства и завершение коллективизации. Значение кадров. Стахановское движение. Подъем народного благосостояния. Подъем народной культуры. Сила советской революции.
  4. § 24. Сельское хозяйство
  5. § 19. География сельского хозяйства
  6. Сельское хозяйства
  7. Положение в сельском хозяйстве
  8. Сельское хозяйство
  9. § 3. Коллективизация сельского хозяйства
  10. Кризис и реформы сельского хозяйства
  11. Сельское хозяйство
  12. 7.4. Административно-правовое регулирование сельского хозяйства
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -