<<
>>

КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ

Культура этого региона в XV—XVI вв. отличается многообразием, сложным и противоречивым развитием. Социальные и экономические проблемы усложнялись борьбой внутри самого Ливонского Ордена между «рейн- цами» и «вестфальцами».
Поэтому и развитие архитектуры, в частности, как адекватного общественному развитию явления, происходило неоднозначно. Различные вкусы немецких феодалов и бюргеров обусловили приглашение мастеров разных немецких провинций, где проявлялись местные, специфические традиции. Поэтому архитектура Ливонии представляла переплетение европейских стилей, разнородных строительных методов, в том числе и в культовом зодчестве. Безусловно, главными в архитектуре каждого города были оборонительные сооружения. Укрепленные ворота Тарту не похожи на аналогичные сооружения Таллина (кроме Немецких) и Вильянди. Отличаются подобные сооружения Пярну и Цесиса. Небольшие сведения о системе, созданной в Риге, также говорят о других принципах строительства. Тартуские оборонительные сооружения простирались до двух километров и включали городскую стену с башнями, воротами, а также епископский замок. По инвентарям 1590 г. и 1616 г. уже составлена условная реконструкция, дающая важный материал по истории архитектуры Ливонии XV—XVI в., периода, когда строительство укреплений приспосабливалось к совершенствующимся приемам военного дела. Неизменным оставался материал — валуны, кирпич и бутовый камень. Башни, указанные в инвентарях, — Белая (Длинная), Сухая (Безымянная), Московская, Красная и Кровавая — все они имеют 4 — 5 ярусов, приспособленных к огневому бою. Упомянуты также Дамские ворота, Андреевские ворота, Немецкие ворота. Все укрепления либо сооружены, либо реконструированы во второй половине XV — начале XVI в. После 1558 г. работы охватывали не только сооружение и реконструкцию башен, но и усиление городской стены (по толщине) прикладками из кирпича. То же было предпринято в епископском замке и форбурге, где была построена орудийная башня. Толщину стен увеличили до 3,63 м. Русскими были устроены бойницы в башнях, сооружены две башни из Тартуской ограды. Историческая атмосфера отличалась постоянным обновлением и переделом территорий. Культура переживала потрясения в связи с поражением католической конфессии и победой лютеранства. События Ливонской кампании 1558 — 83 гг. означали для народов балтийского региона изгнание рыцарей и ганзейского купечества. Ho неудача прусских войск сделала земли легкой добычей соседних государств: Швеции, Дании, Польши. С этими переменами пришли и новые культурные стили и явления — в архитектуре с XVI в. распространялись ренессансные традиции, в педагогическую деятельность проникают новые течения, развивается протестантское книгопечатание. Крупные постройки в городах и частных феодальных владениях были явлением редким (условия постоянных военных действий усложняли положение). С Того периода дошли памятники со следами архитектурных влияний работавших здесь архитекторов, скульпторов и т.д.
При реконструкции фасада братства Черноголовых в Таллине в 1597 г. архитектор А.Пассер ввел типичные архитектурные мотивы Ренессанса: горизонтальные карнизы, декор и щипец с волютообразными завитками. В 1627 — 1628 гг. в ратуше Г.Граф добавил в завершение башни галереи и закругления. Ренессансные черты были внесены в рыночный комплекс («важня», 1554 г.) и в фасад аптеки (1550 г.). В XVI в. идеи Ренессанса проникли в латвийские земли через Польшу, позднее, с 1610 г. ощущается воздействие североевропейского стиля маньеризм (традиции го тики переплетаются с ренессансными). В рижском Доме Черноголовых использованы при обрамлении щипца статуи рыцарей, маски, обелиски и т.д. Архитектурный прием, когда используется фактура контрастного сочетания кирпичной кладки и песчаника также использован в этом памятнике. Хотя идет развитие пластического обрамления зданий, композиционно они еще долго сохраняют средневековый канон. В русле архитектурных веяний развивалось и искусство, в основном декоративные формы. Ведущую роль отводят развитию скульптуры, как надгробий, так и резьбы в церковных интерьерах. Орнаментальная резьба достигла своего расцвета в Курляндии. Были восприняты традиции Нидерландов, Северной Германии. Рельефы с изображением Страстного цикла созданы в 1513 — 1516 гг. в таллинской церкви Олевисте. А.Пассер, работавший в Таллине почти 40 лет, оставил наследие в виде памятников каменной пластики — саркофагов, надгробий, рельефов. В Домской церкви в 1589 — 1595 гг. он выполнил саркофаг — надгробие полководцу де ла Гарди и его супруге. Работа выдержана в традициях мемориальной скульптуры и выделяется мастерски выполненным полихромным орнаментом. В связи с декорированием старых готических построек следует отдать должное мастеру монументальных эпитафий Хансу фон Акену. С его именем связывают широкое применение декоративных элементов европейского искусства на эстонских землях. Крайне мало сохранилось сведений о живописцах того времени. Следует назвать цехового живописца М.Зит- това, автора многофигурных композиций на створках алтаря св.Антония. Ему приписывают также портреты. В Таллине работал Л.Гландорф (1537 — 1582 гг.), автор эпитафии Черноголовых. В условиях борьбы католицизма и нового направления — протестантизма — произошло определенное оживление образовательной политики. Хотя большинство молодых людей получало образование в европейских университетах, власти развивали сеть начального образования. Иезуиты основали коллегиумы в Риге и Тарту (1583 — 1584 гг.). Шведы открыли гимназию в Таллине и Тарту. В 1632 г. в Тарту появился университет (на основе гимназии). По принципам протестантской веры высоко ставился авторитет Св.Писания перед церковной традицией, что подрывало официальную структуру церковной жизни. Этот постулат поднял на должный уровень значение книжной продукции. В Виттенберге реформационные идеологи предприняли социальное издание книг, в частности, лютеранских молитвенников для эстонцев и латышей, но власти их конфисковали. В 1535 г. был напечатан лютеранский катехизис, где был немецкий и эстонский текст. Книга была подготовлена пастором С.Ванрадтом из Таллина и И.Коэла. Функционально печатные издания предназначались для пасторов-протестантов. Ho культурное значение этой продукции значительно шире — она постепенно формировала литературные нормы местных прибалтийский языков, способствовала появлению первых систем письма в регионе, несла грамотность в массы населения. Реформационное течение особенно ярко проявилось в устройстве Кенигсбергской типографии (с 1524 г.). С ней связано печатание в 1547 г. первой книги на литовском языке, автор которой подписался Мартинус Мажвидас. Спасаясь от контрреформации, Мартин Мажвидас бежал в Кенигсберг, закончил там университет и стал пастором в Восточной Пруссии. Его книга «Простые слова Катехизиса, наука чтения, письма и песнопения » имела большое значение для культуры литовского народа, прежде всего как школьное учебное пособие. Здесь содержался первый литовский букварь (тираж 200 — 300 экз.). Памятуя вклад иезуитов в развитие местной культурной традиции, следует указать на попытку по их заказу в Вильно в 1585 г. издать католические катехизисы для латышей и эстонцев (теолога-иезуита Петра Ka- низия). В 1588 г. голландцем Н.Моллином основана типография в Риге. Его продукция — стихи, сборник псалмов, календари. До 1625 г. было издано около 160 книг. Эстонское издательское дело развивалось вне этнической территории. В Ростоке и Барте в 1578 г. и 1584 г. пастор Балтазар Руссов издал «Хронику про^ винции Лифляндия» (написана на нижненемецком языке). Церковная протестантская литература обогатилась двумя эстонскими катехизисами в 1554 и 1560 гг. Упомянуты также эстонские буквари и сборники церковных песнопений, Евангелия. Становится известной с 1632 г. продукция тартуской типографии, организованной мастером Якобом Беккером (Писториусом).
<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек и др.. Всемирная история: Развитие государств Восточной Европы / — Мн.: Харвест; М.: ООО «Издательство АСТ»,.— 592 с.. 2000

Еще по теме КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ:

  1. Особенности культурного развития России на пороге нового времени
  2. 1.3. Многообразие концепций культурно-исторического развития. Типология культур и цивилизаций
  3. АРАБСКАЯ И ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ АРАБОВ
  4. Российская культурно-историческая школа как основание культурной психологии
  5. Глава X КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ПОНИМАНИЮ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ: Л.С. ВЫГОТСКИЙ И ЕГО ШКОЛА
  6. ХАРАКТЕР ИСТИННОГО ВОСПИТАНИЯ (в соответствии с культурным развитием второй половины XIX века).
  7. § 6. Этнософия М. Херсковица и концепция культурного релятивизма как основа требования уважения культурных различий и политики мультикультурализма
  8. Анализ культурных институций вместо описання культурных черт
  9. ПОСТМОДЕРН: КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ИЛИ КУЛЬТУРНАЯ КОНТРЭВОЛЮЦИЯ?
  10. Параграф 17.15. Обращения взыскания на антиквариат, культурные ценности, коллекции и собрания Статья 215. Правовая основа обращения взыскания на антиквариат, культурные ценности, коллекции и собрания
  11. Культурный плюрализм
  12. Культурная революция, ее сущность.
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -