<<
>>

ДВИЖЕНИЕ БОЛОТНИКОВА

Иван Исаевич Болотников появляется на исторической арене, по мнению большинства историков XIX — XX в., следующим образом: после московского переворота 17 мая 1606 г., когда Лжедмитрий I был убит и на престол возведен Василий Иванович Шуйский, двое из приближенных дворян, Михаил Молчанов и князь Григорий Шаховский остались верными убитому самодержцу.
Молчанов достигает отправной точки движения Лжедмитрия — польского города Самбора, где ветречается с матерью царицы Марины — Ядвигой Мнишек. По пути своего следования он распускает слухи, что во время переророта был убит другой человек, а Дмитрий спасся. Князь Г. Шаховский был сослан царем Василием Шуйским воеводою в Путивль. Он сообщил горожанам, что Дмитрий жив, лишь временно скрывается от врагов. Человеком, который осуществил первую миссию связи Молчанова и Шаховского, городов Самбора и Путивля, был Иван Болотников. М. Молчанов выдал себя Болотникову за царевича Дмитрия и предложил ему возглавить повстанцев на Руси. Самбор стал одним из главных центров движения за спасение «законного царя» и Молчанов систематически посылал грамоты от его имени в Московское государство. Иван Исаевич Болотников, видимо, принадлежал к числу «боярских детей», тех мелких помещиков, которые в результате земельных реформ Ивана Грозного потеряли свои земли. Он поступил на военную службу к князю Телятевскому и поэтому во всех правительственных грамотах XVII в. он называется холопом князя Телятев- ского. Подробные сведения о Болотникове сообщают два иностранных автора, современника этой личности начала XVII в. И. Масса и К.Буссов. К.Буссов лично знал вождя восстания, поскольку служил при нем в Калуге в 1606 — 1607 г., И.Масса находился в осажденной Болотниковым Москве. В своих «Записках» И.Масса сообщает, что Болотников «служил в Венгрии и Турции и пришел с казаками числом за 10 тыс. на помощь к этим мятежникам». Поэтому возникает версия о том, что Болотников пришел в Самбор не один, а во главе казацкого отряда. В «Хронике» К. Буссова биография Ивана Исаевича более детализирована: он «служил в Венгрии и Турции», попал в плен к татарам, которые продали его в рабство туркам. Служение туркам выглядит как рабство на галерах, где Болотников был гребцом-неволь- ником и участвовал в морских сражениях. В одном из таких сражений турки потерпели поражение. Болотникова освободили из плена итальянцы и, таким образом, он попал в Венецию. Домой, на Русь дорога лежала через Германию и Польшу (Речь Посполитую). Слухи о спасении Дмитрия, законного царевича, привлекли его в Самбор. После встречи с М. Молчановым, который выдал себя за царя и «дал» Болотникову определенные полномочия, жизнь этого человека приобрела воинственный характер. Об этом скажет сам Иван Исаевич Болотников царю Василию Ивановичу Шуйскому, когда последнему удастся уговорить повстанцев сдаться в последний период движения осенью 1607 г. под Тулой, где царь обещал им помилование.
10 октября Болотников приехал в Царскую Ставку, стал перед Шуйским на колени, положил себе на шею саблю и сказал: «Я исполнил свое обещание — служил верно тому, кто назвал себя Дмитрием в Польше — справедливо или нет, не знаю, потому что сам я прежде никогда не видывал Царя. Я не изменил своей клятве, но он выдал меня, теперь я в твоей власти, если хочешь головы моей, то вот отсеки ее этой саблей; но если оставишь мне жизнь, то буду служить тебе так же верно, как тому, кто не поддержал меня». Таким образом, И.И. Болотников отдал дань верного служения царю, в подцержку которого поднялось большинство сословий Московского государства. Исследователи, выясняя социальный состав повстанческой армии, приходят к выводу о весьма широкой базе выступлений 1606 — 1607 г. Выступление на стороне Болотникова служилых людей и казаков объясняется событиями первого этапа движения в поддержку Лжедмитрия в 1604 — 1605 г. Именно эти сословия составили ядро войска, которое выступило в Москву с самозванцем летом 1605 г. Лжедмитрий, после заключения соглашения с Боярской думой, распустил с наградою всех ратников по домам. «He будучи разгромленной, повстанческая армия в 1606 г. возродилась в считанные дни». Одновременно уже оформившиеся повстанческие ряды дополнялись сочувствующими мужиками, стрельцами, холопами, которые вливались в уже существующие или составляли новые отряды. Власти тенденциозно характеризовали состав повстанческой армии: «собрались украиных городов воры-казаки, и стрельцы, и боярские холопы, и мужики, а побрали себе в головы таких же воров: епи- фанца Истомку Пашкова», пишется в разрядных книгах Московского государства. Иностранец на русской службе К. Буссов, путая бояр и «сынов боярских», как обозначение чина поместного дворянина, сообщает со слов повстанцев, что жители Пу- тивля вызвали «всех князей и бояр, живущих в Путивль- ской области, их... было несколько тысяч»; когда они соединились с несколькими тысячами казаков, прибывших с Дикого доля, «над ними был поставлен воевода по имени Истома Пашков». Таким образом, в историографии соперничают две точки зрения на движение Болотникова: как крестьянской войны, а при расширении социальной базы как внутренней государственной смуты — гражданской войны. Гражданская война раскалывает единство феодального сословия. Эту тенденцию раскола подтверждает анализ всех этапов развития движения и его территориальный охват. Если на первых порах против царя Василия Шуйского выступили мелкопоместные дворяне южных окраин, северско-южная Русь, то чуть позже к движению подключились тульские и рязанские дворяне, которые издавна служили в составе государственного двора и были обладателями вотчинных земельных угодий. Раскол распространился и на государев двор, до того остававшийся самой прочной опорой трона. Данное обстоятельство имело для Шуйского самые катастрофические последствия. Военные действия развивались в следующем порядке. Опорным пунктом движения был город Путивль, куда к князю Шаховскому явился Иван Болотников. Путив- ляне избрали своим командиром епифанского сотника Истому Пашкова, а также приняли на службу казачьего атамана Болотникова, который прибыл из Самбора с воеводской грамотой. Следующим не менее важным городом стал Елец, полный всякого рода запасов продовольствия и оружия, которые приказал свезти в город еще Лжедмитрий, готовясь к походу на турок. Город был укреплен, в нем числилось 150 детей боярских и 600 казаков. Шуйский сначала пытался воздействовать на ель- чан уговорами: отправил им несколько грамот с иконой нового святого — царевича Дмитрия и посланием его матери инокини Марфы. Ho это не помогло, и царь отправил одного из старших воевод — князя И.М. Воротынского. В порядке действий Болотникова мнения исследователей расходятся, хотя ясно одно, по мере устройства своего войска он двинулся на Москву тем же самым маршрутом, каким шел и самозванец, через Ko- марницкую область и город Кромы. Под Кромами произошло столкновение Болотникова с правительственными войсками князя Юрия Трубецкого, и последний наголову был разбит восставшими. Хроника событий под городом Кромы восстанавливается по записям разрядных книг и такому источнику, как «Вельский летописец». Сначала воевода князь Ю.Н. Трубецкой выслал «вперед себя» отряд под предводительством Нагого, который «Болотникова побил», о чем тотчас известил Шуйского. Вслед за Нагим к Кромам подошел Трубецкой и осадил город. Ho осенью 1606 г. во вто ром наступлении на Кромы «Болотников от Кром их оттянул». Неудачная осада Кром и, по сведениям летописи, победа над превосходящими силами царя отрядов Болотникова дала толчок общему отступлению правительственных воевод. Воротынский, узнав о падении Кром, снял осаду Ельца. Составитель «Нового летописца» так описал причины отступления главной армии из- под Ельца: «Слышаху же под Ельцом бояре, что под Кромами смутилось, отокдоше от Ельца прочь и покдо- ша все к Москве». Книги Разрядного приказа более подробно толкуют летописное свидетельство. Войско было утомлено длительной осадой и начало распадаться после первого же поражения. Вышли из повиновения даже самые преданные царю отряды конных помещиков из Новгорода, Пскова, Великих Лук и замосковных городов. «И после бою (под Кромами) в полках ратные люди дальних городов — новгородцы, и псковичи, и луча- ня, и торопчане, и замосковных городов под осень в полках быть не похотели, видячи, что во всех украинных городах учинилась измена и учали из полков разъезжатца по домам, и воеводы князь Ютьи Никитич с товарищи отошли на Орел». Восстание стало распространяться по другим землям Руси. Автор «Вельского летописца» констатировал следующее: «а вор Ивашко Болотников пришел в Кромы, и все северские и полевые (южные) и зарецкие (расположенные к югу от Оки) городы от царя Василия Ивановича всеа Руси отложились; и бояре, и воеводы, и все ратные люди ис-под Ельца и ис-под Кром все пришли к Москве». Формула древнерусского летописного повествования «города отложились» имела конкретный смысл. Речь шла о переходе на сторону повстанцев «служилого люда», т. е. городовых детей боярских, поддержанных прочим населением восставшего города. Предводитель путивлян Истома Пашков двигался в направлении Тулы, Венева и Каширы, собирая вокруг себя «мелкоту из боярских детей», явно недовольных политикой крупных бояр-землевладельцев и их царя. Поднялось и рязанское княжество. Здесь во главе движения стали воевода Сунбулов и крупные дворяне — братья Захар и Прокопий Ляпуновы. «Нет сомнения, что в поступке этом им руководила, так же как и Пайковым, нелюбовь к боярству, заслонявшему дворянам доступ к первым местам в Государстве». Причины объеди нения столь разных сословий в движении Болотникова своеобразно объяснил писатель-полемист XVII в. Авраа- мий Палицын: «Всяк же от своего чину выше начашя сходити... раби убо господ1е хотяще быти, и невольши к свободе прескачюще». Примеру Рязани последовало двадцать городов в Орловской, Калужской, Смоленской землях. Положение детей боярских этих территорий было сходно с положением северских помещиков. Например, орловские дворяне были плохо обеспечены землями. Лишь единичные представители орловских дворян были зачислены в начале XVII в. на службу в Государев двор. Одна треть местных помещиков (129 орлян) несли службу в конных полках, тогда как две трети (287 орлян) служили в пехоте «с пищалями». Оскуд- невшие дети боярские — пищальники несли осадную службу в своих городах. Орловские воеводы князья И.А. Хованский и И.М. Барятинский не смогли удержать город, им изменили «государевы новгородские сотни», «видя в орлянех шатость». Опираясь на поддержку населения, уездные служилые люди «всем городом» принесли присягу на верность «Дмитрию», представлявшему в их глазах законную династию. Кроме указанных земель, восстанием оказалось охвачено Поволжье. Вплоть до Астрахани смуту несли крестьяне и холопы. Нижний Новгород был осажден мятежными отрядами под начальством Ивана Доможиро- ва, затем следовали Вятка, Кама, Пермь. В Астрахани Шуйскому изменил царский воевода князь Хворостинин. Соединенные войска под руководством И.Болотникова беспрепятственно вошли в Орел, поскольку не только «шаткость» местного населения способствовала этому, но и действия направленного Шуйским князя-воеводы Д.И. Мезецкого. С последним были посланы крупные силы — 1500 стрельцов. Ho воевода не мог выполнить приказ. Миновав Калугу, он встретил у Лихвинской заставы войска, бежавшие из Орла на север. Следуя за отступавшими правительственными войсками, Болотников стал продвигаться к Калуге. Главный воевода князь Воротынский соединился в Туле с отступившим из крепости Новосиль полком боярина князя М. Кашина-Оболенского. Ho в распоряжении Воротынского не было надежных частей. Тульские дворяне, и дети боярские, и все тульское население объявили себя сторонниками «Дмитрия». Прочие дворянские « гряды, среди них рязанцы и каширяне, вышли из пови- новения и поспешили покинуть Тулу. Разрядные записи рисуют эту картину так: когда Воротынский «при- иал на Тулу ж, а дворяня и дети боярские все поехали без отпуску по домам, а воевод покинули, и на Туле за- воровали, стали крест целовать вору. И. Воротынский с товарищи пошли с Тулы к Москве, а города зарецкие все заворовалися, целовали крест вору». Падение Тулы открыло повстанцам путь к столице. Во время сентябрьского наступления повстанцев на Москву произошло два крупных сражения: боярин князь И.И. Шуйский разгромил Болотникова под Калугой, отбросив его от города. Ho калужане не пустили в город уставшие войска, «заворовали и крест целовали вору». 23 сентября один из отрядов И. Пашкова был разбит в сражении на реке Пахре молодым царским племянником, князем М.В. Скопиным-Шуйским. В распоряжение Скопина-Шуйского поступили отряды конницы боярина Б.П. Татева, которые вернулись с Угры, и отряды боярина Массальского, стоявшие на Пахре. Книга Разрядного приказа это событие фиксирует так: «Того же году посланы воеводы в осенний подол: стольник князь М.В. Скопин-Шуйский, да боярин князь Б.П. Татев, А.В. Измайлов, да дьяк С. Васильев; да со князем Михаилом Васильевичем велено быть боярину князю В.Б. Кольцову-Массальскому да Борису Нащекину. И князю Михаилу был бой с воровскими людьми на Пахре... и воровских людей побили, и с тово бою... пригонял с сеунчом Василий Иванович Бутурлин». Сентябрьское наступление на Москву потерпело поражение по причине несвоевременного объединения всех повстанцев. У них было два главных вождя — Пашков и Болотников, каждый из них вел свою войну. В результате правительственные войска разгромили повстанческие армии поочередно, одну за другой. Таким образом, сентябрь 1606 г. принес победу войскам Шуйского под Москвой. Ho уже в октябре повстанцы добились новых решающих успехов. Армия Пашкова при поддержке рязанских дворян заняла Коломну и одержала верх над отрядами Шуйского в сражении под селом Троицким. 28 октября Пашков вышел в окрестности столицы, а через несколько дней к нему присоединилось войско Болотникова. Они заняли село Коломенское, как год назад это сделал Лжедмитрий, и стали дер жать столицу в осаде. Осада Москвы длилась пять недель и явилась кульминационным пунктом восстания. Население Москвы не ожидало увидеть так скоро войско «царя Лжедмитрия» и не было готово к обороне. В столице начался голод, цены на хлеб страшно поднялись. В церквах стали служить просительные молебны и был установлен покаянный пост, всем казалось, что царствованию Шуйского наступил конец. Ho в ходе осады Москвы на сторону царя Василия Ивановича перешли соратники Болотникова — сначала П. Ляпунов, а затем и И. Пашков. 15 ноября Григорий Сунбулов и Прокопий Ляпунов со своими рязанскими сотнями «ударили челом» Василию Ивановичу, признав за собой вину. Были царем прощены, причем Прокопий Ляпунов получил звание думного боярина. Шуйский послал затем уговаривать Болотникова отказаться служить самозванцу, но тот не согласился. «Я дал душу свою Царю Дмитрию, — отвечал он, — и сдержу клятву, буду в Москве не изменником, а победителем» . Тогда в начале декабря из Москвы вышел с войском князь М.В. Скопин-Шуйский и в районе Заборья, недалеко от Данилова монастыря, разгромил войска повстанцев. По сведениям «Записок» И. Массы царские войска осаждали казаков в Заборье в течение двух дней, на третий день, 2 декабря, Болотников прислал им на выручку Истому Пашкова, который приблизился к тем, кто сидел в осаде. В разгар битвы, в которой казаки и холопы бились с большим ожесточением, Пашков перешел на сторону Шуйского и тем самым обеспечил царским полкам победу. По одним сведениям, Болотников еще три дня держал оборону своего лагеря в селе Коломенское, по другим — спешно отступил, спасая армию от истребления, и его укрепленный стан в этом подмосковном селе со всем, что там было, достался на разграбление врагу. Воевода князь М.В. Скопин-Шуйский разгромил Болотникова, но не решился его преследовать, имея в тылу сильное казацкое войско. Это обстоятельство позволило сохранить силы отрядам Болотникова. Весьма осведомленный автор «Карамзинского хронографа» фиксирует, что Болотников с атаманами и казаками привел в Калугу «всяких людей огненного бою больше десяти тысяч, а иные всякие воры с разгрому же из-под Москвы прибежали на Тулу, и сели в Туле многие люди с вогнен- ным боем». Повстанцы сохранили оружие, а это значит, что они отступали не в беспорядке. В Калуге войско Болотникова заперлось, т. е. приняло оборону, так как калужане объявили, что будут кормить рать в течение года. Шуйский, не теряя времени, выслал свои отряды для осады Калуги и захвата других городов, присягнувших Дмитрию. Отступление Болотникова от Москвы и измена двух других крупных вождей восстания означало, что движение уи^е пошло на убыль. Причины предательства И. Пашкова и П. Ляпунова не следует видеть в неких программных расхождениях руководителей повстанцев. Согласно отчету К. Буссова, Пашков потребовал выдачи руководителей дворцового переворота братьев Шуйских как только подошел к границам Москвы. После неудачи переговоров с представителями московского посада наступавшие повстанцы убедились, что все бояре и «лучшие люди» поддерживают Шуйских. Это не могло не сказаться на их требованиях. Автор английского донесения о смутных временах, рассказывая о двукратной попытке окружить город, заметил: «Наконец мятежники написали в город письма, требуя по имени разных бояр и лучших горожан, чтобы их выдали». Пашков возглавлял Коломенский лагерь до последнего дня, поэтому можно утверждать, что он в равной мере с другими нес ответственность за те требования, которые выдвинули повстанцы в конце осады Москвы. Значит, называть войско Пашкова дворянским, а Болотникова — демократическим и отсюда делать выводы о противоположности их требований нельзя. Репрессии на территориях, охваченных войной, носили одинаковый характер как со стороны ратников Пашкова, так и Болотникова. Они расправлялись с боярами, воеводами и солдатами, верными Шуйскому. Сила движения Болотникова состояла в том, что оно объединяло различные слои и группировки общества. Выступая на стороне «законной династии», каждая группа преследовала свои собственные цели. Южные помещики, которые поддержали Лжедмитрия, предоставившего щедрые льготы землевладельцам и посадским людям, сражались за царя, бывшего их ставленником и проводившего политику в их интересах. Иной смысл вкладывали в идею «праведного доброго царя» крестьяне. Именем «Дмитрия» они расправлялись с боярами, посягнув шими на жизнь «помазанника божьего». Монархические идеи и иллюзии были характерны для широких общественных слоев XVII в., включая посадских людей, вольных казаков, служилых людей. Одержав победу под Москвой, Шуйский 5 декабря 1606 г. обратился к городам с грамотой, в которой писал: «дворяне и дети боярские, рязанцы, коширяне, ту- ляне, коломничи, алексинцы, калужане, козличи, мещане, лихвинцы, белевцы, болховичи, боровичи, медынцы и всех городов всякие люди нам добили челом и к нам все приехали, а в городах у себя многих воров побили и живых к нам привели и города очистили». Царь не совсем искренен в своей грамоте, выдавая желаемое за действительное. В начале декабря 1606 г. повстанцы еще удерживают Тулу, Калугу, Козельск, Белев, Волхов. Рязань и Мещевск сдались позже, после прибытия в эти города правительственных войск. Несмотря на это, послание Шуйского является важнейшим документом в истории восстания Болотникова. Всенародно царь вынужден признать факт массового участия в восстании дворян и детей боярских южных городов и уездов. Челобитные грамоты дворян — участников событий подтверждают, что официальные заявления соответствовали действительности. И.Е. Бартенев, участвовавший вместе с отцом в походе войск Шуйского на Мещевск, писал в челобитной на имя царя: «В прошлом во 1606 году при царе Василие, как побили под Москвою Ивашка Болотникова, и с Москвы, де, посланы были князь Андрей Хованский да отец его Елизарей Бартенев, в городы: в Сержеск, в Мосалеск, в Мещевск приводить дворян и детей боярских и всяких людей к крестному целованию». Факт присяги местных дворян и детей боярских подтверждает выводы о том, что ранее они всем «городом» участвовали в восстании против Шуйского. Служилые люди и население Мещевска принесли присягу «всем городом», что приравнено было к победе. По этому случаю автор челобитной ездил «с сеунчем» к царю. В воззвании Шуйского упоминалось 13 мятежных городов. Лишь четыре из них были охвачены наступлением Пашкова. Через остальные проходил Болотников, а отсюда следует, что дворяне и дети боярские из этих уездов пополняли его войско. Дворяне уступали по численности низшим слоям населения, но были военными людьми по профессии, объединены корпоративно («служилый город») и имели лучшее вооружение. В процессе развития движения Болотникова усилились массовые народные выступления и это меняло социальную направленность движения. К моменту осады Москвы после неудачных переговоров и тяжелых боев появилась тенденция к активизации низов, стали делать ставку на восстание «холопов и шпыней» (городская беднота). В «прелестных письмах» вождей восстания москвичам была отражена эта тенденция. Пересказывающая, видимо, достаточно тенденциозно, эти послания, Патриаршая грамота от конца ноября 1606 г. сообщает следующее: «Из Коломенского те воры пишут к Москве проклятые свои листы, и велят боярским холопам побивати своих бояр и жены их и вотчины и поместил им сулят и шпыням и безъимянникам ворам велят гостей и всех торговых людей побивати и животы их грабити». Отступивший после Москвы на Калугу Болотников занял крепкую оборонительную позицию. Повстанцы отбили приступы царских войск во главе с князем И.И. Шуйским, князем Мстиславским, Скопиным-Шуйским и Ta- тевым, которые приступали к городу по несколько раз. В Калуге наступил страшный голод. На помощь калужанам и Болотникову шел князь Рубец-Моссальский, но был разбит отрядом боярина Ивана Никитича Романова и князя Мезецкого. Сам Моссальский был убит, а его ратники, не желая сдаваться, сели на бочки с порохом и взорвали себя, восставшие уже знали, что царь Василий Шуйский к ним не проявит никакого милосердия: всех взятых в плен по его приказу «сажали в воду», то есть топили. Сторонники Шуйского в Тверских, Смоленских землях помогали царю, они побили сторонников Лжедмитрия и пошли на Москву помогать государю. По дороге дружины, выбравшие воеводой Григория Поятеева, присоединили к себе служилых людей Дорогобужа, Вязьмы, Серпей- ска и закрепили за официальной властью эти города. В Можайске они соединились с воеводой Колычевым, который успел освободить Волоколамск. На Волге царским войскам также сопутствовала удача — они взяли Арзамас, освободили Нижний Новгород. Жители Свияжска, когда казанский митрополит отлучил их от церкви, тоже перешли на сторону Шуйского. Для усмирения восставших в Астрахани был послан отряд Ф.И. Шереметьева. Царь Василий Шуйский принимал меры к нравственному подавлению смуты. Были составлены и разосланы по городам произведения, в художественной форме, подробно рассказывающие, как неправдами и «волхованием» самозванец Гришка Отрепьев овладел царским престолом. Например, «Повесть 1606 года», «Цвет старца Варлаама», исповедь монаха, который встретил «инока Григория» на польско-литовской границе и т.д. Тела Бориса Годунова, его семьи были торжественно перенесены из Варсонофиевского монастыря в Троице- Сергиеву лавру, за гробом родителей и брата шла инокиня Ольга — несчастная, опозоренная самозванцем Ксения Годунова. С большими почестями был возвращен в Москву патриарх Иов. От его имени и патриарха Гермогена была по всему государству разослана грамота, освобождающая население от присяги, данной Лжедмитрию. Василий Шуйский сделал попытку избавиться от Болотникова путем отравления. Послал к нему лазутчика немца Фидлера, который дал царю письменное обязательство «изгубить ядом Ивана Болотникова». Ho приехав в Калугу, Фидлер все сразу рассказал Болотникову. В Калуге восставшие держались всю зиму, до весны 1607 г. Весной к ним подошли подкрепления «всей крови заводчика», как говорили современники, князя Г.П. Шаховского, с северскими отрядами и казаки Сейма и Днепра. Пришел под стены Калуги «царевич Петр» с казаками Терека, Волги, Дона и Донца. Кдязь Телятевский выступил из Тулы на помощь Болотникову и у села Пчелка наголову разбил войска Шуйского, которые должны были снять осаду с Калуги. Ho объединенные рати восставших перешли из Калуги в Тулу, где образовали единое ополчение. Участвовал в нем и «царевич Петр», предводитель казаков Терека и Дона, который объявил себя сыном царя Федора Иоанновича и царицы Ирины. Будто бы их ребенок, девочка Феодора была подменена, а на самом деле родился младенец Петр. - Под Тулой развернулись сражения объединившихся отрядов с царскими войсками. 5 июня был упорный бой на реке Восме близ Каширы «Царской рати», выступившей, как оповещал патриарх, «на свое государево и великое земское дело», с отрядами князя Телятевского. Последние были разбиты и бежали в Тулу. Под самим городом произошло еще одно сражение, неудачное для восставших, и все ратники Болотникова, Шаховского, «царевича Петра» должны были организовывать оборону самой Тулы — «сесть в осаду». Оборонявшие посылали просьбу о помощи в Самбор к Молчанову, но ответа не получили. В октябре 1607 г. царским войскам удалось взять Тулу благодаря «хитрости боярского сына Крав- кова». По его предложению была построена запруда на реке Уге, ниже Тулы, и вода затопила город. Она отрезала его от всех окрестностей, в крепости наступил сильный голод. Болотников и «царь Петр» пошли на переговоры с царем Шуйским. Тот обещал помилование, и они сдались ему. 10 октября Болотников приехал в Царский стан и покаялся. Ho Шуйский не сдержал обещание: Болотников был сослан в Каргополь и там утоплен. Лжепетр получил «в награду» виселицу. Князь Шаховской отделался ссылкой на Кубенское озеро, а Телятевский был подвергнут только опале. Co взятыми в плен ратниками поступили по-разному: особо опасных «посадили в воду» — утопили, а те, у кого отыскались прежние хозяева, были возвращены последним по старым крепостным записям. Кроме того, было разрешено брать военнопленных «на поруки», другими словами, брать их себе в кабалу. Тех «тульских сидельцев», которые сами добровольно целовали крест Василию Шуйскому и предали своих военачальников, оставили на свободе и отпустили «во свояси». Они вернулись на прежние украйные (окраинные) земли. После разгрома и сдачи Тулы, казни Болотникова и Лжепетра Шуйский праздновал победу, считая, что времена смуты закончены, и не стал посылать войска в города Северской Украины — Путивль, Бренеск, Стародуб, «пожалев ратных людей, чтоб ратные поопочинули в домах своих побыли». Шведскому королю Карлу IX, когда тот предложил свою помощь, ответили: «в наших великих Государствах смуты нет никакой». Шуйский, начиная с весны, издал несколько указов, прекращающих беспрерывный уход крестьян с помещичьих земель, постановления регламентировали отношения холопов и их хозяев: холопы попадали в полную крепостную зависимость. Соборное уложение 9 марта 1607 г. «устанавливает твердо начало крестьянской крепости: крестьянин крепок тому, за кем записан в писцовой книге; крестьянский «выход» впредь вовсе запрещается, и тот, • кто принял чужого крестьянина, платит не только убытки владельцу вышедшего, но и высокий штраф, именно: 10 рублей на «Царя государя» за то, что принял против уложения...» В этом сказалось осознание Василием Шуйским причин той крестьянской войны, которая будто бы прекратилась после снятия осады Тулы. Крепостной порядок остался в прежней силе и еще более упорядочился и закрепился законодательно. 7 января 1608 г. благополучное завершение тульского похода и подавления смуты Василий Шуйский отпраздновал свадьбой с княжной Марией Петровной Буйносовой-Ростовской.
<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек и др.. Всемирная история: Развитие государств Восточной Европы / — Мн.: Харвест; М.: ООО «Издательство АСТ»,.— 592 с.. 2000

Еще по теме ДВИЖЕНИЕ БОЛОТНИКОВА:

  1. Второй период смуты. Движение под руководством И. И. Болотникова 3.1. Начало правления Василия Шуйского
  2. 11.6.2. Методика развития скорости одиночного движения и частоты движения
  3. Понятие движения. Движение и развитие
  4. §2. Основные направления деятельности Государственной инспекции безопасности дорожного движения 1. Надзор за дорожным движением.
  5. Регуляция движений
  6. V. Непрерывность Движения
  7. Стахановское движение
  8. Движение материи
  9. Неотектонические движения
  10. Социальные движения
  11. § 1. ПРИРОДА СОЦИАЛЬНЫХ ДВИЖЕНИЙ
  12. РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ
  13. Понятия движения и развития
  14. X. Ритм Движения
  15. НАЦИОНАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ
  16. § 1. Движение декабристов
  17. 1. Мозаика альтернативных движений
  18. Движения милленариев
  19. IX. Направление Движения
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -