<<
>>

ПУТЬ в В апреле—мае 1905 года началась летняя кампания Черноморского флота. Корабли эскадры готовились к выходу в море. Комплектовались команды. Пополнялись запасы воды, угля, смазочных масел, шкиперского имущества, то есть всего необходимого для повседневного обслуживания гигантских плавучих крепостей вдали от базы. Принимали также недостающий до комп- шинистов, минеров и других. В то же время в экипаже проводилась и строевая подготовка. При вступлении «Потемкина* в строй действующих кораблей п


лекта артиллерийский боезапас для пушек разного калибра и минный для торпедных аппаратов, а также и запас продуктов питания для команды на длительный период.
Как все другие корабли эскадры, готовился к выходу в море и броненосец «Князь Потемкин Таврический*.
И наконец этот день наступил. июня 1905 года, воскресенье. Эскадрен-






ный броненосец «Князь Потемкин Таврический» в сопровождении миноносца № 267 вышел из Севастополя в свое первое плавание с целью провести практические стрельбы на Тендровской косе, где через некоторое время должна была собраться вся Черноморская эскадра. июня, понедельник. В 15 часов броненосец «Князь Потемкин Таврический» и миноносец № 267 прибыли к Тендровской косе и стали на якорь. Для пополнения запасов продуктов питания миноносец в 17 часов направился в Одессу. Около полуночи он вернулся, картофель и овощи сразу же были переданы на камбуз, а мясо подвешено на вантах, на спардеке. Как потом выяснилось, мясо было приобретено несвежее, с душком, и, пролежав еще много времени в жаре, совсем испортилось. июня, вторник. В этот день жизнь на корабле началась как обычно. Побудка команды в 5 часов утра, умывание, утренняя молитва, завтрак. С 6 утра приступили к утренней уборке корабля: драили медные, отполированные руками матросов иллюминаторы и скатывали водой деревянный настил палубы, производили другие корабельные работы.
В это время кто-то из матросов заметил на подвешенном на вантах мясе червей. Слух об этом быстро распространился по кораблю, и вскоре вся команда узнала, что привезенное с берега мясо несвежее, с душком и даже червивое. Матросы стали собираться на спардеке, выражали негодование и требовали, чтобы корабельный врач засвидетельствовал непригодность мяса для еды.
Командир корабля, капитан 1-го ранга Голиков, узнав о разговорах и волнениях среди матросов, вызвал старшего врача Смирнова и поручил ему произвести экспертизу и определить пригодность мяса в пищу. Смирнов дал следующее заключение: «Мясо надо помыть в соленой воде, и оно годно в пищу».
Что касается недовольства команды, то командир корабля Голиков увидел в нем нарушение дисциплины. В целях пресечения волнений он приказал поставить на спардеке дневального, чтобы тот записывал всех, кто будет приходить и смотреть на мясо.
Потом их предполагалось наказать. Но матросы разгадали замысел командира, и никто там больше не появлялся, хотя волнение среди команды продолжалось до обеда.
Около полудня согласно распорядку дня сигнал позвал команду на обед. На палубу вынесли ендовы с вином. По заведенному обычаю, каждому матросу перед обедом полагалась чарка водки. Тем временем коман диру пронесли пробу матросского обеда.
«Не знаю точно, кушал ли командир или нет, но я сам видел, как вахтенный офицер, прапорщик запаса Левенцов кушал борщ возле левого трапа летней кают-компании. Тут же проходил старший офицер корабдя Ипполит Гиляровский: «Ну что борщ?» — спросил он. Прапорщик ответил: «Борщ чудный, я бы с удовольствием его ел, но, к сожалению, глотка болит». (Из личных записок Афанасия Матюшенко.)
Команда от обеда отказалась. Ни приказы старшего офицера, ни увещевания командира корабля не поколебали решения команды. Тогда всю команду вызвали на кормовую палубу.
На юте, по левому и правому бортам, построилась вся команда — около 700 человек, за исключением вахтенных и находящихся в наряде.
Командир корабля Голиков, поднявшись на кнехт, обратился к матросам: «...Такие беспорядки на военном корабле не допускаются. За это вашего брата вешают вон там», — и указал на нок рея.
Последовала команда:              «Кто хочет есть
борщ, переходи к орудийной башне!» Боцманы и несколько унтер-офицеров, всего человек двенадцать, вышли и стали у башни, остальные остались на месте.
После этого командир вызвал караул.
Все поняли, что готовится жестокая расправа над всеми вместе и над каждым поодиночке. Не желая дать повода для провокации, масса матросов начала передвигаться в район кормовой башни. Гарантией их безопасности была сплоченность рядов. Из толпы они могли говорить, не боясь быть узнанными.
Как только команда стала переходить к башне, старший офицер Гиляровский задержал в строю человек 30 матросов, приказал караулу оцепить эту группу и переписать поименно. И отдал распоряжение: «Боцман, давай брезент!»
Происходившее не могло не вызвать у команды негодования. На глазах всей команды готовилась расправа без суда и следствия только за то, что они отказались есть недоброкачественный обед.
Приказ, отданный боцману старшим офицером, означал, что все накрытые брезентом приговорены к смерти. Несколькими залпами их расстреляют, и порядок будет восстановлен — так думали командир и старший офицер, но все получилось иначе.
Возмущение матросов, стоявших у башни, нарастало с каждой минутой, достаточно

было искры, чтобы последовал взрыв. Вдруг кто-то крикнул: «Братцы, что они делают с нашими товарищами?», «Забирай винтовки и патроны!», «Бей их!».
Вся команда бросилась на батарейную палубу. Разобрали винтовки, нашли патроны и тотчас вернулись обратно на кормовую палубу освобождать товарищей. На палубе их встретил построенный от борта к борту караул, за ним командир корабля Голиков, старший офицер Гиляровский и старший артиллерийский офицер Неупокоев.
Вот как описывает Афанасий Матюшенко в своей брошюре «Матросы Черного моря» этот момент:
«Командир спрашивает: .«Кто там команду бунтует?»
Гиляровский отвечает: «Это я знаю кто, это сволочь...» — и называет какую-то фамилию...
А в батарее гремят могучее «ура», «Да здравствует свобода!», «Долой войну!», «Долой самодержавие!».
Командир обращается к выскочившему вперед матросу: «Что тебе нужно? Поставь ружье!» Матрос отвечает: «Я брошу тогда ружье, когда буду не живым существом, а трупом!»
«Уходи с корабля!»
¦Это^корабль народа, а не твой!»
Командир куда-то исчез. Видя, что матрос Вакулинчук и один из его товарищей зарядили ружья, офицеры Гиляровский и Неупокоев побежали в сторону кормового флага, где стоял часовой.
Это был решительный и страшный момент. Дело шло о жизни или смерти либо командующих офицеров, либо команды. Если бы офицеры остались в живых, они могли бы еще повернуть все дело в свою пользу. Восстание за народную свободу было бы проиграно, команда пошла бы под расстрел.
Товарищ Вакулинчук побежал за Неупо- коевым и почти на ходу выстрелил в него, гот упал с простреленной головой».
А немного спустя Гиляровский смертельно ранил Вакулинчука, встретив его по левому борту, за башней, и безошибочно определив в нем главного руководителя восстания. В тот же миг Гиляровский был убит несколькими выстрелами. Там же был убит минный офицер лейтенант Тон, оказавший вооруженное сопротивление команде. Трупы убитых выбросили за борт.
Наконец нашли командира корабля Голикова. Он был в адмиральской каюте и готовился спуститься в воду через амбразуру каземата кормового орудия и плыть от корабля, но не успел, и в костюме Адама его вывели на палубу, на суд команды. Хотя он просил у команды прощения и признавал себя великим грешником, часть команды хотела его повесить: «На нок его! Он нас но- ком стращал!», но другие, а их большинство, перебили: «Долго ждать! Пулю в лоб!» Голикова расстреляли на юте и выбросили за борт.
Позорным было поведение старшего врача Смирнова. Когда началась стрельба, он' порезал себя и измазал кровью все лицо и тело, но уловку его раскрыли. Пуля нашлась и для него.
Часть офицеров и кондукторов, боясь расправы, хотела вплавь достичь стоящего рядом миноносца № 267 и на нем уйти к флоту. Матросы расстреливали плывущих в воде, многие погибли, но часть достигла миноносца, стала пытаться сняться с якоря.
Увидев их попытки, с броненосца дали выстрел из 47-миллиметровой пушки, и миноносец подошел к борту «Потемкина». Команда миноносца № 267 присоединилась к восставшим и до последнего дня восстания сопровождала броненосец в плавании по Черному морю. С миноносца сняли четырех офицеров.
Всех офицеров, оставшихся в живых на «Потемкине», арестовали, разоружили, сняли с них погоны и поместили в адмиральской каюте, приставив к ней двух часовых с заряженными винтовками.
Постепенно жизнь на корабле возвратилась в свое русло. Началась уборка. С палубы смыли кровь.
Немного успокоившись, команда собралась на шканцах, чтобы обсудить создавшееся положение и наметить дальнейшие действия. Лишившись командиров, все понимали, что теперь на корабле надо установить свой, революционный порядок. Не бессмысленный царский, а твердый, революционный, деловой, и что руководить таким сложным сооружением, как броненосец, должны грамотные специалисты.
На этом собрании команда выбрала коллективный орган управления — судовую комиссию, свой революционный штаб из 20— 30 человек матросов и унтер-офицеров. Точно количественный состав комиссии установить невозможно. Сведения весьма разноречивы. Кроме того, состав комиссии несколько раз менялся: кто-то уходил, не справившись с заданиями, других заменяли.
Выбирали таких, которым доверяли все, кто был душой всего экипажа. Возглавил комиссию старший минно-машинный квартирмейстер унтер-офицер Афанасий Матюшен-



2 И. А Максимихин









ко. Среди его помощников было много членов социал-демократической партии.
На должность старшего офицера комиссия назначила боцмана Ф. Мурзака. Это был знающий, опытный моряк, пользующийся уважением команды. На все остальные офицерские должности были определены опытные, уважаемые члены команды. Умелый подбор специалистов, заменивших офицеров, оказался удачным. На корабле установился революционный порядок и дисциплина.
Не обошлось и без ошибок. На должность командира корабля был утвержден прапорщик Алексеев, человек слабовольный, кроме того, не симпатизировавший идее восстания и революционной борьбе.
Комиссия через своего председателя, Афанасия Матюшенко, предложила офицерам, сидящим под арестом в адмиральской каюте, присоединиться к восстанию. Согласие работать с командой дали три человека: младший инженер-механик Коваленко, механик Калюжный и младший врач Голенко.
Тем временем в судовом лазарете умирал от тяжелого ранения Вакулинчук, член Центрального матросского комитета («Централки»), единственный человек, знавший о плане восстания. Перед смертью его навестили чле-
 
<< | >>
Источник: И. Максимихин. Броненосец Потемкин - Молодая гвардия. 1981

Еще по теме ПУТЬ в В апреле—мае 1905 года началась летняя кампания Черноморского флота. Корабли эскадры готовились к выходу в море. Комплектовались команды. Пополнялись запасы воды, угля, смазочных масел, шкиперского имущества, то есть всего необходимого для повседневного обслуживания гигантских плавучих крепостей вдали от базы. Принимали также недостающий до комп- шинистов, минеров и других. В то же время в экипаже проводилась и строевая подготовка. При вступлении «Потемкина* в строй действующих кораблей п:

  1. ПОД ФЛАГОМ В 14 часов 14 июня 1905 года команда броненосца «Князь Потемкин Таврический», новейшего корабля царского флота, объявила его кораблем революции. Все подразделения корабля под руководством вновь назначенных командиров работали отлично. В 15 часов 23 минуты было отдано распоряжение готовить машину. Комиссия, исполняя желание и волю Вакулинчука, решила идти в Одессу, установить там контакт с партийными организациями и пролетариатом и, кроме того, запастись углем и продуктами. В Одессе же
  2. Постройка флота и первая победа на море
  3. Документы, чаще всего необходимые для получения кредита
  4. 15.3. Запасы пресной воды
  5. ГИДРОСФЕРА Запасы воды
  6. УП.2. Запасы воды на Земле и ее глобальный круговорот
  7.    Как лучше всего выходить из Аутогенного состояния?
  8. Самосознание учителя заключается в сознании, что ему необходимо пополнять знания и совершенствовать умения
  9. Корабли призраки 1492 года?
  10. № 87 г. - 30 Декабря. Именной указ, данный Сенату (*). - О введении Судебных Уставов 20 Ноября 1864 года в Кубанской и Терской областях и в Черноморском округе.
  11. Применение закона судами 161 Другие суды, называемые специальными, вправе раз решать только дела, прямо отнесенные законом к их компетенции. Сюда относятся: а) мировые суды, действующие в каждом кантоне для разрешения мелких дел, перечисленных Законе 12 июля 1905 года и последующих законах (дела по спорам об обязательствах и о правах на движимые имущества, если сумма спора не превышает 150000 франков). Решения по спорам, сумма которых не превышает 35 000 франков, являются окончательными и обжало
  12. Кампания 1722 года
  13. То, что необходимо ребенку больше всего
  14. ПРЕЗИДЕНТСКАЯ КАМПАНИЯ 1988 ГОДА
  15. Материал для обследования словарного запаса
  16. РАЗДЕЛ 1 Современная социология: для всего мира или для каждой из стран?
  17. НЕУДАВШАЯСЯ РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1905 ГОДА
  18. Задание 3. Изучение привлекательности команды для спортсменов1
  19. СУЩЕСТВЕННО ЛИ НЕОБХОДИМА СВОБОДА ДЛЯ ПРАКТИЧЕСКОЙ ДОБРОДЕТЕЛИ; О ДУХОВНОЙ И ФИЗИЧЕСКОЙ НЕОБХОДИМОСТИ
  20. Первая русская революция 1905 года
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -